Вузы в которые не стоит поступать
Перейти к содержимому

Вузы в которые не стоит поступать

  • автор:

Рособрнадзор опубликовал список вузов, в которые не стоит поступать

Большинство — негосударственные учебные заведения, но есть в перечне и филиалы госвузов. Например, филиалы Кубанского госуниверситета, Российского госуниверситета туризма и сервиса, Новосибирского государственного технического университета. Среди негосударственных вузов в списке больше всего филиалов Современной гуманитарной академии, Волгоградского института бизнеса. «Отсутствие лицензии означает, что организация не имеет права вести обучение, по окончании которого выдается документ об образовании», — говорится в официальном разъяснении ведомства.

В Рособрнадзоре подчеркнули, что список составлен для того, чтобы помочь абитуриентам.

— Я бы посоветовал им посмотреть сайт вуза, в который они хотят поступать, поинтересоваться проходным баллом, материально-технической базой учебного заведения. Иными словами, убедиться, что занятия будут проходить не в трехкомнатной квартире жилого дома, как это было в одном из брянских филиалов, — рассказал «РГ» руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов (см. «РГ» от 25.02.2014).

По словам Кравцова, показатели хорошего вуза — развитая инфраструктура, наличие диссертационных советов, общежитий, большой библиотечный фонд, возможность прохождения международных стажировок.

Как стало известно, распоряжениями Рособрнадзора приостановлены действия лицензий Брянского филиала Московского института рекламы, туризма, шоу-бизнеса, Института деловых коммуникаций. В отношении последнего, а также Кавказского светского института подготовлены исковые заявления в арбитражный суд об аннулировании лицензий.

К сожалению, сегодня закрыть плохой вуз или филиал очень сложно. На судебные дела уходит масса времени и сил. В Госдуме есть законопроект, который предусматривает, что прав у Рособрнадзора может стать больше и закрыть плохой вуз или филиал ему будет проще.

По мнению ректора РУДН и главы ВАКа Владимира Филиппова, сейчас в России слишком много учебных заведений, которые дают некачественное образование.

— Да, филиалы приносят вузам прибыль, но сейчас ректоры должны выбирать — или зарабатывать, или сохранять репутацию своего вуза. Второе гораздо важнее, — уверен Владимир Филиппов. — При закрытии филиалов есть только одна опасность: нельзя лишать возможности студентов в регионах получить образование в филиалах заочно или в вечерней форме.

— Если закроются такие филиалы, есть опасность оставить без образования большое количество молодежи, — говорит ректор РУДН. — Надо осторожно подходить к закрытию филиалов российских вузов за рубежом. Они не только дают образование, но и помогают сохранить русский язык.

комментарий

Вадим Панов, писатель

— Проблема с нашими вузами, безусловно, сложная. Поскольку в нашей стране, особенно в столицах, много организаций, именующихся высшими учебными заведениями, но при этом не дающих академических знаний, необходимых для получения реального высшего образования. Подобные организации, между прочим, обязаны давать эти знания.

Совершенно понятно, что государственные органы в лице, допустим, минобрнауки, обязаны поддерживать уровень образования на соответствующем качественном уровне. Оберегать нас от получения диплома Заборо-строительного государственного университета — их функция. Остановить свору встающих на коммерческие рельсы бывших ПТУ, ныне именующих себя университетами, не в силах министерства, а вот отозвать лицензию — всегда пожалуйста.

В мое время все вузы контролировались государством и поэтому качество образования было на высоте. Я сам окончил МАИ. Если бы я окончил Арбузо-литейный институт или купил бы диплом в переходе, у меня вряд ли получилось реализовать себя в интересных для меня областях. Дело в том, что высшее образование дает не только знания, но и ставит систему мышления. Так сказать, форматирует голову. Настоящий институт выпускает людей, умеющих думать. И с этой точки зрения советская система образования была самой передовой. Причины можно долго перечислять, но одна из самых сильных сторон советского вуза — это жесткий отсев, большой конкурс на место.

Сегодня можно обойти все трудности, имея необходимые средства. За деньги можно купить практически все. От двойника, который пойдет за тебя сдавать экзамен, до самого настоящего, неподдельного диплома. К такому явлению, как покупка «бумажек», сейчас почему-то не принято относиться как к преступлению. Возможность приобрести любую «корочку» по сути является катастрофой для нашего общества. Сложно только подумать, сколько врачей, инженеров, экономистов и прочих «профессионалов» купило диплом и влияет на наше общество самым непосредственным образом. Самый яркий тому пример — летчик не так давно упавшего самолета, у которого, как выяснилось, не было необходимого образования.

Куда не надо поступать

Тамара Ляленкова: Конец учебного года, как обычно, связан с поиском будущей профессии — как для тех, кто заканчивает девятый класс, так и для тех, кто покидает школьные стены навсегда. Учитывая скорость изменений на рынке труда и известный консерватизм системы образования, мы решили поговорить о том, куда не надо поступать молодым людям, чтобы не оказаться на профессиональной обочине. Арман Туганбаев: Начнем с профессий, некоторые из которых рискуют устареть еще до того, как молодой человек закончит бакалавриат, а какие-то возникают в процессе его учебы. Об этом подробно расскажут основатель портала Superjob Алексей Захаров и руководитель направления программ развития подростков в компании MAXIMUM Ирина Гришина. Как оценивают выпускники российских университетов полученные ими знания и навыки, и что такое практикоориентированное образование мы поговорим чуть позже – с руководителем аналитического департамента Changellenge Еленой Песоцкой и тьютором «Новой школы» Федором Орловым.

Тамара Ляленкова: Ирина, образование в России так устроено, что молодым людям в 15 лет, когда они определяются с профильными предметами в школе, уже приходится выбирать будущую сферу деятельности. Вы им как раз в этот момент пытаетесь помочь. Скажите честно, в чем именно: пережить этот выбор, или действительно найти дело по душе? Ирина Гришина: Есть несколько основных направлений, с которыми мы работаем в рамках этого возраста. Первое, что мы хотим донести до ребят — выбор, который они делают, зависит от них самих. Очень часто в этом возрасте они надеются, что кто-то решит за них и снимет этот груз. Ведь система давит — кем ты будешь?! А как выбирать из того, в чем ты совершенно не разбираешься? К тому же средний подросток может назвать только 15-20 профессий. Арман Туганбаев: Алексей, вы говорили о том, что через 15-20 лет большая часть молодых людей вообще не смогут найти работу, многие профессии вымрут. Вы можете сказать, к чему им готовиться? Что делает ваш рекрутинговый портал?

Алексей Захаров: У Superjob есть огромная программа профориентации для школы и для ВУЗов. Мы начинаем с того, что приходим в 9-11-е классы и задаем вопрос: «А сколько тебе нужно денег в месяц, чтобы с голоду не сдохнуть?» Выясняется, что для большинства это сумма, которая нужна для того, чтобы сходить в кино с девушкой, то есть столько, сколько родители дают на развлечения. Дальше мы объясняем, что, на самом деле, все не совсем так. Семейный бюджет делится на несколько основных позиций — питание, одежда, транспорт, здоровье и пр.(их меньше 10). Домашнее задание: вместе с родителями посчитай, какая доля семейного бюджета приходится на тебя, любимого. На следующее занятие ребята приходят с открытыми глазами, потому что выясняется, что большинство родителей никогда, во-первых, не знали, какая доля семейного бюджета на что приходится. Второе, молодой человек вдруг выясняет, что, оказывается, основная доля семейного бюджета приходится на него, потому что у него выпускной класс, ему нужны новые красивые шмотки, вышла последняя модель мобильного телефона, требуются репетиторы. И по факту на его существование и развлечения тратится больше, чем на папу с мамой и на все остальное вместе взятое. Тамара Ляленкова: Но это понятная история, когда родителям некуда больше вкладываться, потому что нет других надежных вещей в будущем, и они вкладываются в ребенка в надежде, что потом он их поддержит. Но мы-то с вами знаем, что через 20 лет он может их и не поддержать, потому что рынок труда так изменится, что он окажется безработным… Алексей Захаров: Да, мы про это им говорим. Но основная задача профориентации — включить мозг, а уже потом этот включенный мозг ориентировать. Тамара Ляленкова: Ирина, мотивация по поводу работы у ребят связана с деньгами? Ведь исследование Сбербанка показывает, что они больше нацелены на какие-то вещи, связанные с личностным ростом, с удовольствием, в том числе с удовольствием от работы. Ирина Гришина: Про деньги говорит пятая часть ребят, те, кто при выборе профессии учитывает это первым пунктом. В основном, да, говорят, что работа должна приносить удовольствие, должна быть интересной, нужен гибкий график, только бы не в офисе, хочу быть свободным и счастливым. Арман Туганбаев: Ирина,как вы находите смелость предсказывать ребятам в 9-м классе, что их ждет после выпуска из ВУЗа?

Ирина Гришина: Во-первых, мы говорим о том, что выбирать в течение жизни придется много раз. Когда они заходят к нам в программу, то говорят: «Сделайте так, чтобы я выбрал один раз и на всю жизнь, чтобы больше меня это не коснулось». Мы отвечаем: «Выбирать — это здорово! Ситуация будет меняться, будь готов каждый раз адаптироваться. И ты сам будешь меняться: твои амбиции, интересы». А когда они уже выбирают какое-то профессиональное направление, мы начинаем исследовать, что с ним будет дальше в будущем, чтобы не порекомендовать им те профессии, которые вскоре устареют. Арман Туганбаев: Кто будет учить этих ребят? Потому что, кажется, что благодаря хорошему курсу на Coursera любой человек может стать разработчиком на «Питоне», и после этого спокойно чувствовать себя в мире информации, знать, что этот заработок ему гарантирован. Алексей Захаров: И да, и нет. Действительно, люди в сфере информационных технологий очень востребованы. Сегодня ты можешь просто сказать, что разбираешься в блокчейне, ничего в этом не понимая, и тебя сразу возьмут на работу. Понятно, что из хорошей компании тебя через неделю выкинут с позором, в плохой — месяца через три, но в резюме появится строчка, что ты занимался блокчейном, делал какую-нибудь новую криптовалюту.

математика сегодня в приоритете

Так происходит в любой новой отрасли: часть самых талантливых за три месяца разбираются и двигают отрасль дальше, а остальные остаток жизни ищут работу, чтобы платили как в стартапе, и была халява. Информационные технологии дальше будут развиваться опережающими темпами, так что математика сегодня в приоритете. Тамара Ляленкова: С другой стороны есть профессии вечные, которые не устареют. Хотя они, может быть, и не так хорошо оплачиваются – врачи, педагоги. Кроме того, человек может не оказаться таким талантливым или успешным, как емухотелось бы, плюс рутина, о которой редко кто на этом этапе вспоминает. Ирина Гришина: Мы ребят предупреждаем, что не каждую секунду ты будешь радоваться до глубины души тому, что происходит. Важно понимать — зачем ты это делаешь. И если это действительно твое, то ради этого можно и поработать. Мы рассматриваем ряд вопросов, ответы на которые ребята должны обязательно получить перед тем, как выбирать. Арман Туганбаев: Мы продолжаем разговор о том, куда не стоит поступать выпускникам этого года, если они хотят работать по специальности и быть востребованными на рынке труда, что не всегда совпадает. Возможно, российские стандарты высшего образования отстают от профессиональных. Как показывают исследования, главной причиной неудовлетворенности обучением стала нехватка практики, на это указали больше половины опрошенных выпускников из двадцати пяти ведущих университетов России. Тамара Ляленкова: Подробнее о результатах этих исследований расскажет руководитель аналитического департамента Changellenge Елена Песоцкая, а с ожиданиями на входе и выходе из университета нас познакомит тьютор «Новой школы» Федор Орлов. По образованию Федор антрополог, окончил Российский государственный гуманитарный университет, учился в магистратуре. Федор учился в РГГУ, поменял специальность. Как это произошло?

Федор Орлов: Я учился в физмат лицее. И все поступали в МИФИ. Для меня же самое гуманитарное, что было в физмат лицее -экономика. Поэтому я пошел на мировую экономику, а через полтора года, когда вся веселуха типа культурологии, мировой истории и прочего закончилась, я вдруг понял, что есть еще более гуманитарные вещи, и тогда уже перевелся на антропологию. Среда, наверное, здесь сыграла роль. У тебя вокруг просто нет таких примеров – классных филологов, историков, фольклористов, антропологов. Арман Туганбаев: Елена, меньше половины выпускников 25-ти топовых университетов довольны тем, что они получили в процессе обучения, и только 20% полностью довольны. С чем это связано? Елена Песоцкая: Вообще, неудовлетворенность студентов качественным образованием достаточно распространенная проблема. В нашем исследование, которое мы провели в начале 2018 года приняли участие более 5 тысячи студентов. Удовлетворенных образованием 46%, но те 54%, которые не удовлетворены, назвали ряд веских причин.

разделяем понятия активного ВУЗа и эффективного

Например, 53% назвали нехватку практики. На втором месте, 36%, студенты отметили несоответствие вузовской программы и потребностями рынка. Существует разрыв между тем, что хотят компании, которые ждут этих выпускников, и что дает ВУЗ. Дальше идут проблемы слабых преподавателей и устаревших программ. Так что, здесь, скорее, проблема комплексная, всей образовательной системы. Арман Туганбаев: Когда мы говорим о 25-ти лучших ВУЗах, все равно остается некоторая градация. Куда не поступать? Елена Песоцкая: Конечно, надо поступать в топовые ВУЗы. В нашем исследовании мы разделяем понятия активного ВУЗа и эффективного ВУЗа. Есть такие ВУЗы, например, РЭШ, где количество активных студентов небольшое, но все эти студенты настолько крутые и замечательные, что они выигрывают во всех мероприятиях, что поднимает РЭШ на первый уровень. И есть активные ВУЗы. Например, Высшая школа экономики, Финансовый университет, РЭУ Плеханова — замечательно активные ВУЗы. Там студенты открыты, активны, но у них не всегда получается. Не сказать, что они плохие, просто участвует много, но результаты не очень высокие. Арман Туганбаев: Насколько я понимаю, студенты«активных» ВУЗов больше других недовольны качеством образования? Елена Песоцкая: Да, да. Тамара Ляленкова: Но, может быть, дело в студентах или в репутационных мифах? Если посмотреть ваши данные, то только 63%из опрошенных выпускников МГИМО считают, что получили нужное образование, МГУ — 69%. А ведь это были самые престижные университеты, и туда до сих пор стремятся поступить. Елена Песоцкая: Большое количество студентов поступают по рекомендации родителей, знакомых, по тому, какую репутацию завоевал

у ребят завышенные ожидания к образованию

ВУЗ. С другой стороны, если мы говорим о поколении Z, то они очень активно потребляет информацию. Они следят за тенденциями на Западе в образовании и, возможно, у ребят возникают завышенные ожидания к образованию. Сегодня студенты — это клиенты, потребители. Если мы говорим о платном образовании, то они за свои деньги просто хотят максимум и на лучшем уровне. Поэтому, возможно, неудовлетворенность связана, в частности, с тем, что у студентов завышенные ожидания. Арман Туганбаев: Федор, на основе этого исследования можно сказать, что за последний год изменились претензии к высшему образованию у студентов. Раньше третьим пунктом стояло умение представлять себя. То есть теперь ребята знают, чего хотят? Федор Орлов: Ребята не всегда знают, чего они хотят, и это нормально. Есть такое понятие в тьюторстве, в педагогике — профессиональные пробы, когда ребенок пробует. Например, вместе с тьютором в течение суток находится рядом с врачом. Но у нас такого, к сожалению, нет. Есть дети, которые чуть больше уверены в том, чего они не хотят, и очень часто задают эти вопросы: «Зачем мне эта математика? Что я с ней буду делать?» И это тоже неплохо — ты ограничиваешь себе поле с какой-то стороны и идешь на остальные дорожки. Арман Туганбаев: Елена, я так понял, что один из способов оценивать эффективность ВУЗа — посмотреть на то, насколько успешны его студенты в этой профессии. Как это делаете вы? Елена Песоцкая: Мы нашли, на наш взгляд, один из эффективных способов оценки с помощью кейс-чемпионатов. Мы предлагаем студентам, начиная с первого курса, решить реальную бизнес-задачу. Причем, мы взаимодействуем с настоящими компаниями-заказчиками. И студенты смотрят, как они могут применить свои знания и навыки, то есть данные, полученные в ВУЗе, для решения конкретной задачи. Нередко компания-заказчик оценивает нестандартность мышления, новые креативные идеи, которые не может получить внутри со своими сотрудниками. Такие кейсы — хороший способ оценить то, насколько ВУЗ дает качественное образование Тамара Ляленкова: Сейчас как раз идет речь о том, что надо как-то мерить знания студентов, чтобы аттестовать университет. Есть предложение — проводить экзамены выборочно студентам. С другой стороны, разочарование выпускников, возможно, связано, не столько с качеством обучения, сколько с состоянием российской экономики. Просто нет производства того уровня, на котором они готовились работать.

Негативные отзывы об учебе в Польше: стоит ли доверять?

По качеству образовательных услуг и востребованности дипломов на международном рынке труда, польские вузы практически ничем не уступают британским, австрийским и французским. Спрос на частные университеты Польши со стороны украинского абитуриента продиктован доступностью европейского образования и высоким уровнем практических знаний, чего не скажешь о некоторых вузах Украины. За 25-летнюю историю Университета ВСБ свой диплом здесь получили свыше 350 тысяч студентов. Многие из выпускников вуза уже построили блестящую карьеру в известных западных фирмах и корпорациях, что лишь доказывает престижность учебного заведения.

Все же, выбирая место для учебы за границей, потенциальный абитуриент выискивает в Сети негативные отзывы об учебе в Польше, чтобы подготовиться к возможным трудностям или поменять вектор профессиональной подготовки по специальности. Стоит ли верить отрицательным мнениям? Насколько они соответствуют действительности?

На учебу в Польшу — с проверки негативных отзывов!

  • Качество знаний и цена. Среди наиболее распространенных причин, которые можно воспринимать как повод отказаться от учебы в польском вузе — негативные отзывы о частном высшем образование. Дескать, уровень знаний, получаемых студентом в приватном вузе, существенно отличается от качестве учебы в государственном колледже или университете. Да и бюджет «кусается». Это миф. Все учебные заведения ЕС, готовящие специалистов по первому, второму и третьему уровню образования (бакалавр, магистр, аспирантура, докторантура), имеют соответствующие сертификаты, которые подтверждают их аккредитацию. На практике, разницы в качестве получаемых знаний между частной и государственной высшей школой нет. Преподавательский состав тщательно подбирается менеджментом заведения. Более того, многие частные вузы предлагают своим студентам разнообразные льготные и грантовые программы, позволяющие учиться с существенной скидкой и даже бесплатно. Частное равно престижно!
  • Востребованность. Бытует мнение, что польское образование — это возможность сделать карьеру только в Польше. Не правда, поскольку шансы найти престижную высокооплачиваемую работу по специальности в ЕС зависят не от геолокации университета, а от востребованности специалиста конкретной отрасли на рынке труда. Разумеется, во внимание принимается и показатель знаний, и личные достижения соискателя.
  • Язык. Следующий на очереди негативный отзыв об учебе в Польше — сложность обучения ввиду иностранного языка, на котором преподается академический курс. Во-первых, украинские и польские языки близки по своей природе. Понимать поляка украинец начинает спустя несколько дней после приезда в Варшаву, Краков или Лодзь, при том, что ранее опыта общения с польскоязычными лицами у него не было. Во-вторых, при вузах действуют эффективные курсы обучения польскому языку, по окончанию которых студент сможет и свободно общаться на бытовом уровне, и получать необходимые знания. Немаловажный плюс — возможность выучить дополнительно английский, немецкий или французский языки, имея опыт лингвистического контакта с носителями таковых. Например, в Университете ВСБ учится молодежь из многих западноевропейских стран и государств СНГ. Живое общение с представителями этнической группы — лучшая практика по иностранному языку.
  • Гражданство. Тяжело ли учиться в Польше человеку, не имея польского гражданства? Собственно, на этом вопросе построен еще один негативный отзыв, сюжет которого часто выдуман и противоречит истинному положению дел. Чтобы отправиться на учебу в Польшу, абитуриент должен получить документ (приглашение), подтверждающее его пребывание в стране в течение длительного времени. Положение иностранца абсолютно легальное, более того, после официального трудоустройства в Польше увеличивается возможность получения так называемой Карты побуту со всеми социальными и прочими гарантиями гражданина данной страны.
  • Проживание. Сложно ли учиться в Польше студенту из Украины, если принимать во внимание бытовой, жилищный вопрос? Судя по некоторым негативным отзывам, стоимость проживания в общежитии польского вуза непомерно высокая, в итоге, бюджет учебы существенно увеличивается. Это не правда. По уровню комфорта современные студенческие общежития в Польше ничем не уступают украинским 3-звездочным отелям, да и стоят абсолютно недорого. Оплачивать место в общежитии (если вуз не предоставляет возможности бесплатного проживания) можно и со стипендии, и с заработанных денег. К примеру, программа в Университете ВСБ построена так, что студенты могут спокойно совмещать учебу с подработкой — это достаточно распространенная практика у западной молодежи, воспитывающей в себе трудолюбие и материальную независимость от родителей.

Подытожим

Чаще всего негативные отзывы об учебе в Польше — следствие отсутствия объективной информации о вузе, специальности, коллективе преподавателей, условиях проживания и т.д. Доверять стоит только личному опыту. Покупать, как говорится, кота в мешке — непрофессионально. У каждого престижного учебного заведения есть официальный сайт, который раскроет всю необходимую информацию о заведении: где находится, по каким специальностям готовит, какова цена обучения, есть ли льготы для абитуриентов из Украины и др. Как правило, на страницах сайта можно найти немало правдивых, объективных отзывов тех, кто учится или уже закончил данный вуз.

Удобное географическое расположение Польши и Украины, а также ценовая доступность билетов — прекрасная возможность отправиться на знакомство с вузом лично, вооружившись поддержкой родителей или друзей. Сложно ли учиться в Польше тем, кто не боится трудностей и уверенно идет к намеченной жизненной цели? Конечно же, нет!

В какие ВУЗы Москвы не стоит поступать

Есть ряд вузов, которые привлекают тем, что в них легко попасть. Некоторые ученики, которые не хотят прикладывать усилия в учебе, изначально нацеливаются на ВУЗы с низким проходным баллом.

Но не спешите бежать за «легким» дипломом о высшем образовании. Есть университеты, в которые лучше не поступать, давайте разберем, какие.

ВУЗы без лицензии

У таких университетов нет права на преподавание. То есть если вы учитесь в ВУЗе без лицензии, вы официально вообще не обучаетесь. В такой ВУЗ идти нет никакого смысла, даже если у вас не хватает баллов ЕГЭ для других учебных заведений.

Примеры Московских ВУЗов без лицензии:

  • Институт бизнеса, психологии и управления
  • Институт индустрии моды
  • Академический международный институт

Этот список намного больше и постоянно меняется. Чтоб проверить университет на наличие лицензии, можно зайти на сайт Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки.

ВУЗы без аккредитации

Такие университеты могут законно набирать студентов и давать им образование, но дипломы, полученные в таком ВУЗе, не являются дипломами государственного образца. То есть вы сможете спокойно учиться, и получите диплом, но на рынке труда ваше образование окажется ненужным.

Таких ВУЗов тоже надо избегать и ни в коем случае не поступать. Если ученик еще не окончил 11 класс, то лучше подготовиться к ЕГЭ и получить балл повыше. Правда, нередко у таких вузов есть договор с другим учебным заведением, дипломы которого по факту и получат студенты.

Неэффективные ВУЗы

Ежегодно университеты страны проверяют на эффективность. Проверку проводит Минобрнауки. Существует 7 показателей, например: Конкурсный балл ЕГЭ, доходы от ведения научной деятельности или зарплата преподавателей.

Если учебное заведение отстает хотя бы по четырем показателям, его признают не эффективным. При этом если положение не изменится за 9 месяцев, такой ВУЗ лишится лицензии или аккредитации.

Что это значит для нас? Теоретически в такой университет поступить можно, если вы уже сдали ЕГЭ, и баллов хватает только на неэффективный ВУЗ. Но это рискованно. Вы можете вступить в ВУЗ, у которого, пока еще, все в порядке с документами, а закончить его без диплома государственного образца. Но и в этом случае можно перейти в другой вуз при возникновении проблем у текущего учебного заведения до его окончания.

Реорганизованные ВУЗы

Некоторые неэффективные учебные заведения вместо лишения лицензии присоединяют к более сильному ВУЗу. Некоторые абитуриенты, поступающие в неэффективный ВУЗ, надеется, в худшем случае их университет реорганизуют. Но надеяться на это не стоит, ведь список реорганизованных вузов намного меньше списка учебных заведений, лишенных лицензии и аккредитации.

Тем не менее, за последние несколько лет многие вузы прошли этот путь, а студенты реорганизованных вузов получили дипломы того вуза, к которому их присоединили. Нередко, более статусного.

Как поступить?

ВУЗы без лицензии или аккредитации даже не рассматриваем. В этом нет смысла.

Неэффективные ВУЗы теоретически можно рассмотреть, если ЕГЭ уже сдано.

Лучший вариант – это качественная подготовка к ЕГЭ. А чтоб получить гарантированный результат, отлично подойдут очные подготовка к ЕГЭ в Москве.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *