Мод чтоб когда тебя бьют экран краснел
Перейти к содержимому

Мод чтоб когда тебя бьют экран краснел

  • автор:

Hurt Animation Remover [1.12.2]

ya-daur, 1 декабря 2022, 00:53

харошь спасибо огромное ты лучший просто это поднимает фпс на 99999 спасибо просто, ты топ я искал иммено такой мод! у типо, кидаешь дуэли на стандарт а там мечи на заговор огня и сык сык улетаешь в лобби а так не прям очень лагает

portal_gum, 10 апреля 2023, 22:52
разработчик подними версию мода на 1 16 5 пожалуйста буду очень благодарен

galina-trsch, 8 июля 2023, 21:01

чел хорошшшшш спс замод .
thank you so much for mode.

anton-akimov, 18 августа 2023, 14:13

Чё за дичь творится у меня? При запуске мира в одиночной игре с этим модом и включеным инетом мне майн говорит посстоянно что соединение потеряно С СЕРВЕРОМ В ОДИНОЧНОЙ

апельсинки, 18 августа 2023, 14:18

Жаль нет на 1.8.9, ведь многие устраивают ПВП именно на этой версии

Реальная Грузия: грустные факты, которые вас разочаруют

Начинаем гуглить информацию о жизни в Грузии. Все статьи как под копирку: тут вкусно, дешево, гостеприимно, просто рай на земле. Это ловушка. Я прожила в Грузии полтора года, так что пришло время поговорить о том, как там обстоят дела на самом деле.

  • переехала в марте 2022 года
  • жила в Батуми — второй по величине город у Черного моря
  • выбрала страну из-за максимально лояльной миграционной политики, недорогой жизни (относительно Европы) и мягкого климата
  • решение принимала скоропостижно (о чем пожалела), основываясь на статьях/обзорах в интернете и личном опыте (отдыхала в Грузии неделю)
  • главный вывод: для туризма все страны хороши, а вот страну для постоянного пребывания надо подбирать очень скрупулезно

Тут дорого

Да-да, вы читали на форумах и в блогах, что тут можно снять шикарную квартиру у моря за 300 долларов и поесть за гроши. Возможно до 2022 года это было актуально, но сейчас все поменялось. Массовый наплыв экспатов в привел к подорожанию аренды жилья, цены приблизились к московским. Хорошая однушка в нормальном районе стоила в среднем 600-800 долларов без КУ (говорят, что сейчас дешевле, так как релоканты спешно покидают страну). Правда в том, что найти действительно качественное жилье очень трудно. Вот ТОП проблем:

  • плесень повсюду (сказывается близость моря и качество строительства)
  • лифты, в которые страшно войти (большая часть из них еще и платные)
  • бабушкин ремонт
  • старые дома в ужасном состоянии
  • картонные новостройки (привет, ORBI)
  • владелец квартиры может в любое время суток открыть дверь своим ключом и, например, забрать сервиз, который ему срочно понадобился, или просто проверить, как у вас дела (естественно, без предупреждения)

Еда тоже перестала быть дешевой. Например, в апреле 2022 года средняя стоимость приготовления одного стандартного имеретинского хачапури увеличилась на 30,7% (в сравнении с апрелем 2021). Да, здесь вместо индекса бигмака индекс хачапури! А еще в счет всегда включен сервисный сбор (10-20%). И это не чаевые. По моим ощущения, ценники в кафе перегнали питерские рестораны.

Если вы получаете в рублях, будет больно, особенно с текущим курсом. Летом 2022-ого один лари стоил 23 рубля, сейчас — 35 рублей.

Стоит отметить, что кое-что здесь и правда дешево:

  • такси — поездка в среднем 200 рублей
  • общественный транспорт — меньше 20 рублей
  • зубы — в 3-5 раз дешевле, чем в Петербурге (ничего не могу сказать про качество, я лечила кариес один раз, сделали хорошо)
  • местные фрукты и овощи с рынка, местное вино
  • аренда машины с каско на сутки — 40 долларов

Менталитет

Кому-то, конечно, здесь ок, но я не вывозила. Опоздать на встречу, забыть про встречу, не выполнить оплаченный заказ или выполнить через жопу — это в порядке вещей. Тут могут в один день не прийти на работу, наплевав на все договорённости, просто потому, что было лень. Мне говорят, что это общая черта жителей южных стран. Может и так, но в соседней Турции все иначе.

Я знаю девушку из Беларуси, которая открыла в Грузии замечательное кафе. Так вот, в какой-то момент она пришла к простому выводу: нанимать на работу только русских/украинцев/белорусов. Потому что она так и не смогла заставить грузинских официантов приходить на работу вовремя, работать по графику, работать по правилам заведения.

Здесь ужасный сервис в общепите — вас будут долго обслуживать, принесут холодное/недожаренное/пережаренное, на вашу вежливую просьбу заменить блюдо устроят скандал. В Тбилиси с этим, кстати, намного лучше.

Есть еще один момент, который меня иногда напрягал. Знаю, сейчас будет разрыв жоп в комментариях, но что поделать. Итак, отношение к русским. Я бы описала этот пункт одним так:

Местные: раншс, гоу хоум
Русские: уезжают из Грузии
Местные: вернитесь, у нас турсезон на грани срыва

Работа

Грузия не для вас, если вы переезжаете без удаленки и рассчитываете найти работу в новой стране пребывания. Здесь высокий уровень безработицы и очень маленькие зарплаты.

Да, вы сможете устроиться официантом в ресторан, но ваша ЗП едва ли покроет аренду жилья. Единственный вариант — открыть что-то свое. Релоканты открывают кафе, бары, бьюти-салоны, детские сады — такой бизнес идет хорошо. А еще это можно сделать относительно недорого из-за дешевой аренды коммерческих помещений, низких платежей за КУ и дешевой рабочей силы.

Тут свои опасности

Популярный информационный портал Numbeo опубликовал свой индекс преступности по странам в 2020 году, в котором Грузия является четвертой в списке самых безопасных стран в мире и самой безопасной страной в Европе. Да, тут мало преступности, не страшно гулять ночью. Но есть и еще кое-что:

  • цыгане, которые окружают вас и просто лезут в карманы/не отстанут, пока вы им не заплатите или не купите розочку в целлофановом пакете. Их тут много и они агрессивные.
  • стиль вождения — местные порой гоняют так, словно им срочно нужно попасть к Иисусу на ланч. На пешеходных переходах никто не будет вас пропускать, как в России. Так что любая необходимость перейти дорогу превращается в игру “сдохни или умри”
  • бездомные собаки — в Батуми их неприлично много. По большей части они не агрессивны, но случаи нападения, увы, есть. Кстати, из-за собак на дорогах очень много экскрементов
  • балконы — часть домов находится в обветшалом состоянии. Падение балкона на голову — вопрос времени. А еще часто обваливаются скалы у автомобильных трасс.

Кстати, я веду свой канал про маркетинг, релокейт, грустную работу в СМИ и конный спорт (да, прям так). Подписывайтесь, там много таких постов.

Увы, здесь очень часто и много обманывают туристов. Самые распространенные истории:

  • обсчитали в кафе, магазине
  • продали испорченный/бу товар под видом нового, обманули с характеристиками
  • мошенничество при аренде жилья (как и в России, ничего нового)
  • обязательно по пути в какой-нибудь заповедник найдется добрый человек, который скажет, что касса сегодня закрыта/большая очередь/наценка и лучше купить билет у него (конечно, в три раза дороже, чем на самом деле. а возможно окажется, что вход вообще был свободным)
  • возьмут за услуги в 2 раза дороже, чем с местных

Вместо выводов

Я не советую выбирать Грузию в качестве страны для постоянной или длительной релокации. В качестве перевалочного пункта — да. В качестве туристической точки — да (здесь красивая природа, есть море, удивительная культура и кухня).

Конечно, здесь самый лайтовый режим пребывания — можно 365 дней жить без визы, выехать на час в соседнюю Турцию и снова жить 365 дней. Лучше воспользоваться этим, чтобы получить визу в страну, которая вам больше подходит по менталитету и прочим вопросам.

Память

Также данная книга доступна ещё в библиотеке. Запишись сразу в несколько библиотек и получай книги намного быстрее.

Как читать книгу после покупки

Посоветуйте книгу друзьям! Друзьям – скидка 10%, вам – рубли

По вашей ссылке друзья получат скидку 10% на эту книгу, а вы будете получать 10% от стоимости их покупок на свой счет ЛитРес. Подробнее

Стоимость книги: 589 ₽
Ваш доход с одной покупки друга: 58,90 ₽
Чтобы посоветовать книгу друзьям, необходимо войти или зарегистрироваться Войти

  • Объем: 1340 стр. 5 иллюстраций
  • Жанр:з арубежная фантастика, к осмическая фантастика, н аучная фантастика
  • Теги:д алёкое будущее, и нтриги, к лонирование, м утанты, с тановление герояРедактировать

Шрифт: Меньше Аа Больше Аа

Глава 9

Когда Майлз понял, что лифт идет не вниз, а наверх, ему ненадолго полегчало. Значит, это случится не в подземном гараже. Вот Галени скорее всего прикончат там, чтобы не перетаскивать труп, но Майлз в этом смысле не представляет собой проблемы.

Комната, в которую его втолкнули те двое, оказалась кабинетом, на удивление светлым, несмотря на непрозрачные оконные стекла. На прозрачной полке стояли диски с базами данных, в углу – обычный комм-пульт. Сейчас на его экране светилось изображение камеры. Галени все еще лежал, парализованный, на полу.

Старший из тех, кто участвовал в похищении Майлза, сидел у затемненного окна на банкетке с мягким сиденьем и рассматривал инъектор, только что извлеченный из упаковки. Так. Значит, намечается не казнь, а просто допрос. Или по крайней мере допрос перед казнью. Если, конечно, этот тип не намерен попросту отравить его.

Майлз оторвал взгляд от сверкающего инъектора. Мужчина пошевелился, повернул голову и изучающе поглядел на него прищуренными синими глазами, потом скосил глаза на экран комма. Благодаря какому-то случайному совпадению позы, Майлз вдруг понял, с кем имеет дело, хотя явного сходства с капитаном Галени не наблюдалось, если не считать необычной бледности. На вид человеку с инъектором было около шестидесяти. Коротко остриженные седеющие волосы, морщинистое лицо, грузное тело, явно не принадлежавшее спортсмену или человеку, поддерживающему форму. На нем была земная одежда, отстающая примерно на одно поколение от исторических мод, которые демонстрировала нынешняя молодежь и которые Майлз вместе с Элли имел удовольствие наблюдать в пассаже. Его можно было принять за бизнесмена или преподавателя – за кого угодно, только не за террориста.

Если не учитывать его убийственной напряженности. Именно в этом – судорожно сжатых руках, раздутых ноздрях и жесткой линии рта – Сер Гален и Дув Галени – члены одной семьи, отец и сын.

Гален встал и обошел вокруг Майлза. У него был брезгливый вид человека, рассматривающего не слишком удачную скульптуру. Майлз стоял неподвижно, чувствуя себя совсем коротышкой без сапог. Наконец-то он оказался в самом центре своих напастей, обнаружил их тайный источник. И центром этим был человек, обходивший его кругом и разглядывавший с ненасытной ненавистью. Или, может быть, оба они, отец и сын, были двойным центром, сведенные вместе и наложенные друг на друга, как двойной фокус эллипса, чтобы получился наконец некий дьявольски идеальный круг.

Майлз казался себе до жути маленьким и хрупким. С Галена станется переломать ему все кости – с тем же отсутствующим видом, с каким Элли Куин грызет ногти. Просто чтобы снять напряжение.

«Видит ли он меня вообще? Или он видит только предмет, символ, обозначающий врага? Не покончит ли он со мной, как с какой-то аллегорией?»

– Так, – заговорил Сер Гален. – Наконец-то передо мной оригинал. Не слишком внушительный вид для того, кто украл у меня преданность сына. И что он в тебе нашел? Но вообще-то ты неплохо представляешь Барраяр. Чудовищный сын чудовища-отца: моральный генотип Эйрела Форкосигана, выставленный во плоти на всеобщее обозрение. Может, есть все-таки в мире справедливость.

– Очень поэтично, – с трудом выдавил Майлз. – Но поскольку вы меня клонировали, вы должны знать, что биологически это неверно.

Гален угрюмо улыбнулся.

– Не стану настаивать. – Он завершил очередной круг и остановился напротив Майлза. – Наверное, ты не виноват в том, что появился на свет. Но почему ты так и не восстал против этого чудовища – твоего отца? Он сделал из тебя то, что ты есть… – Широкий взмах руки Галена словно стер с лица земли нелепую, искореженную, подростковую фигуру, стоящую перед ним. – Какой властью обладает этот диктатор, если может гипнотизировать не только собственного сына, но и чужих сыновей? – Лежащая ничком фигура на комм-экране снова притянула к себе взгляд Галена. – Почему ты идешь за ним? Почему за ним идет Дэвид? Что за извращенное удовольствие получает мой сын, вползая в мундир барраярского громилы и шагая следом за Форкосиганом?

Гален очень неубедительно изображал насмешку: в его голосе была неподдельная боль.

Вспыхнув, Майлз отрезал:

– Но мой отец никогда не бросал меня в беде!

Голова Галена дернулась, последний намек на веселье исчез. Он резко отвернулся и двинулся к банкетке за инъектором.

А Майлз мысленно проклял свой длинный язык. Если бы не его мальчишество и тщеславное желание оставить за собой последнее слово, этот человек продолжал бы говорить, и он узнал бы что-то полезное. А теперь говорить будет он, а узнавать – Гален.

Двое охранников взяли его за локти. Тот, что стоял слева, поднял рукав. Ну вот, начинается. Гален прижал инъектор к вене на локтевом сгибе Майлза, и тот услышал шипение, а потом ощутил легкое жжение.

– Что это? – успел спросить Майлз. Он успел заметить, каким детски слабым и неуверенным стал его голос.

– Суперпентотал, разумеется, – деловито бросил Гален.

Майлз не удивился, хотя внутренне весь сжался, зная, что его ждет. Он изучал фармакологию суперпентотала, его применение и действие в курсе безопасности в Императорской военной академии Барраяра. Средство использовали для допроса не только в имперской службе, но и по всей галактике, поскольку это был почти идеальный препарат – безвредный для допрашиваемого даже при повторных дозах и обладающий сокрушающей эффективностью. Правда, он не представлял опасности вообще, а в частности… Существовало мизерное количество несчастных, у которых была на него естественная или искусственно созданная аллергическая реакция. Майлза никогда не считали нужным подвергнуть операции по созданию искусственной аллергии: он представлял собой гораздо большую ценность, чем любая секретная информация. Другие агенты-шпионы были не столь удачливы. Анафилактический шок – это еще менее красивая смерть, чем дезинтеграционная камера, к которой обычно приговаривают шпионов.

Майлз в отчаянии ждал, когда превратится в маразматика. Адмиралу Нейсмиту приходилось присутствовать при многочисленных допросах с применением суперпентотала. Это средство вызывало мощный прилив добродушия и болтливости и уносило всю способность логически мыслить. Наблюдать такое было забавно – человек вел себя как кошка, хлебнувшая валерьянки. Еще несколько секунд – и он сам превратится в такую вот кошку.

Отвратительно думать, что капитан Галени был так же постыдно обработан. Да еще четыре раза кряду, судя по его словам. Неудивительно, что он такой дерганый.

Майлз почувствовал, как у него колотится сердце, словно от слишком большой дозы кофеина. Его зрение обострилось до почти болезненной четкости. Контуры предметов начали светиться, а сами предметы почти физически стали давить на него. Гален, отступивший к пульсирующему окну, превратился в обнаженную электросхему, включенную в цепь и полную смертельного напряжения.

О нет, на добродушие это не походило.

Видимо, наступает естественная кома. Майлз сделал последний вдох. Вот удивятся допрашивающие…

Но, к великому изумлению Майлза, он продолжал тяжело дышать. Значит, это не анафилактический шок. Просто еще одна чертова индивидуальная реакция. Он только надеялся, что это не вызовет тех кошмарных галлюцинаций, которые случились после чертова успокоительного, которое ему дал когда-то неопытный доктор. Вдруг Майлзу захотелось кричать. Его зрачки резко дергались в ответ на малейший жест Галена.

Охранник пододвинул Майлзу стул и помог усесться. Майлз благодарно упал на сиденье, сотрясаясь от безудержной дрожи. Ему казалось, что сознание разрывается на части, как ветхая ткань, а потом куски складываются обратно, словно на экране кто-то крутит запись фейерверка сначала в одну, потом в другую сторону. Гален хмуро смотрел на него.

– Опиши процедуры системы безопасности для входа и выхода из барраярского посольства!

Наверняка они уже выжали эту информацию из капитана Галени – значит, просто проверяют действие суперпентотала.

– …действие суперпентотала. – Майлз услышал, как повторяет вслух свои мысли. О дьявол! Он надеялся, что его индивидуальная реакция включает в себя способность не вываливать свои мысли наружу. – …Что за отвратительная картина…

Качая головой, Майлз уставился на пол у своих ног, словно ожидая увидеть там месиво из кровавых кусочков собственного мозга.

Сер Гален шагнул вперед и рывком приподнял ему голову, прошипев сквозь зубы:

– Опиши процедуры системы безопасности для входа и выхода в барраярское посольство!

– Этим занимается сержант Барт, – импульсивно начал Майлз. – Несносный болван! Никакого savoir-faire [3] , полнейший солдафон.

Не в силах остановиться, он выдал не только шифры, пароли, места установки сканеров, но и расписание дежурств, свое личное мнение обо всех служащих, в придачу едко раскритиковав недостатки системы безопасности. Одна мысль влекла за собой следующую взрывной цепочкой, наподобие цепочки шутих. И Майлз говорил как заведенный, весело и бессвязно.

Он не только не мог остановиться сам – Гален тоже был бессилен остановить его. Обычно допрашиваемые под суперпентоталом, увлекаемые ассоциациями, отклоняются от предмета, и лишь постоянные подсказки следователя возвращают их к теме. Майлз обнаружил, что проходит через то же самое, только со страшной, небывалой скоростью. Обычных допрашиваемых можно остановить словом, но Майлз замолкал только тогда, когда Гален отвешивал ему несколько тяжелых пощечин. Тогда Майлз сидел некоторое время молча и тяжело дышал.

Пытка не входила в программу допроса под суперпентоталом, потому что счастливо одурманенные жертвы попросту не чувствовали боли. С Майлзом было иначе – боль то приливала, то уходила; то он испытывал сонливость, то мука обжигала его, полностью опустошая разум. К собственному ужасу, он вдруг расплакался. Потом так же неожиданно перестал, глупо икая.

Гален стоял как зачарованный и рассматривал Майлза с явным отвращением.

– Что-то не так, – пробормотал один из охранников. – Он что, нейтрализует действие суперпентотала благодаря какой-то новой обработке?

– Да нет, какая там нейтрализация, – возразил Гален и взглянул на часы. – Он не скрывает информацию. Только дает больше, чем надо. В тысячу раз больше.

Комм настоятельно засигналил.

– Я подойду, – предложил Майлз. – Наверное, это меня.

Майлз вскочил со стула, но колени у него подогнулись, и он повалился лицом в ковер. Жесткий ворс уколол щеку. Двое охранников тут же подняли его и снова усадили на стул. Комната медленно плыла кругами, то в одну, то в другую сторону. На вызов ответил Гален.

– Докладываю. – Из комма раздался собственный решительный голос Майлза в его барраярском воплощении.

Лицо клона показалось Майлзу не таким уж знакомым, как то, которое он каждый день видел в зеркале.

– У него пробор не на ту сторону, – заметил Майлз, ни к кому не обращаясь. – Ах нет…

Все равно никто его не слушал. Майлз начал размышлять об углах падения и отражения, и его мысли со скоростью света отскакивали от зеркальных стен его пустого черепа.

– Ну как? – Гален тревожно подался к пульту.

– Я чуть не провалился в первые пять минут. Тот здоровый сержант-водитель в дендарийской форме оказался чертовым кузеном. – Голос клона звучал тихо и напряженно. – К счастью, мне удалось превратить недоразумение в шутку. Но они поселили меня с этим подонком. А он храпит.

– Вот уж точно, – подхватил Майлз как ни в чем не бывало. – А чтобы развлечься по-настоящему, подождите, пока он начнет во сне заниматься любовью. Черт, хотел бы я, чтобы мне снились такие сны. У меня бывают только кошмары: например, я играю в поло против команды мертвых цетагандийцев, а мячом служит голова лейтенанта Марко. Она кричит каждый раз, как я ударом гоню ее к воротам. А потом я падаю и попадаю под копыта…

Никто не обращал на него внимания, и бормотание Майлза стыдливо заглохло.

– Тебе придется иметь дело со множеством людей, которые его знали, прежде чем все будет кончено, – резко ответил Гален изображению дубль-Майлза. – Но если тебе удастся обмануть Форпатрила, ты сможешь продержаться где угодно…

– Можно обманывать всех некоторое время или некоторых все время, – прочирикал Майлз, – но Айвена можно обманывать всегда, везде и повсюду. Он ни на что не обращает внимания.

Гален бросил на него раздраженный взгляд.

– Посольство – идеальный испытательный микрокосм, – продолжил он, обращаясь к комм-пульту, – перед твоим выходом на большую арену Барраяра. Присутствие Форпатрила дает тебе великолепную возможность практиковаться. Если он тебя раскусит, что ж, мы найдем способ убрать его.

– Угу. – Похоже, клона это слабо утешило. – Пока мы не начали, мне казалось, ты набил мне голову всем, что только можно знать о Майлзе Форкосигане. А потом, причем в последнюю минуту, ты выясняешь, что все это время он вел двойную жизнь… Что еще ты пропустил?

– Майлз, мы уже все это обговорили…

Майлз с изумлением понял, что Гален называет клона его именем. Неужели он настолько слился со своим персонажем, что собственное имя отбросил за ненадобностью? Странно…

– Ты всегда знал, что будут существовать пробелы и тебе придется импровизировать на ходу. Но лучшей возможности, чем его случайный визит на Землю, у нас не будет. Бессмысленно ждать еще полгода, а потом пытаться устроить подмену на Барраяре. Нет. Сейчас или никогда. – Гален сделал глубокий вдох, успокаиваясь. – Так. Ночь ты провел нормально.

– Угу, если не считать того, что меня чуть не задушила проклятая черная шуба.

– Что? А, живой мех. Разве он не подарил его своей бабе?

– Оказывается, нет. Я чуть не обделался, прежде чем до меня дошло, что это такое. Даже кузена разбудил.

– Он что-нибудь заподозрил? – стремительно бросил лже-Майлзу Гален.

– Я сказал ему, что увидел страшный сон. Похоже, с Форкосиганом такое частенько случается.

Майлз рассудительно кивнул:

– И я вам говорил то же самое. Оторванные головы… сломанные кости… изуродованные родственники… необычные изменения важных частей моего тела…

Похоже, суперпентотал оказывал странное воздействие на его память: именно это, вероятно, и делает его таким эффективным допросным средством. Недавние сны вспоминались Майлзу сейчас гораздо отчетливее, чем сразу после пробуждения. Хотя это было великим утешением – что они имели свойство забываться.

– Форпатрил говорил что-нибудь об этом утром? – спросил Гален.

– Нет. Я с ним почти не разговариваю.

– Это на меня не похоже, – услужливо вставил Майлз.

– Делаю вид, что у меня небольшой приступ депрессии, которые описаны в докладе о его психоукладе… А это кто? – Клон вытянул шею, пытаясь разглядеть Майлза.

– Сам Форкосиган. Мы ввели ему суперпентотал.

– А, хорошо. А то меня все утро домогаются по шифрованному комм-каналу его наемники – ждут указаний.

– Мы договорились, что ты будешь избегать их.

– Прекрасно, только скажи им об этом сам.

– Когда ты сможешь получить приказ о возвращении из посольства на Барраяр?

– В любом случае не так скоро, чтобы удалось избегать контактов с дендарийцами. Я заговорил об отъезде с послом, но оказалось, Форкосиган возглавляет поиски капитана Галени. Посол очень удивился, что это мне вздумалось уехать в такой момент, и я пошел на попятную. Капитан Галени еще не передумал относительно сотрудничества с нами? Если нет, тебе самому придется устроить мне приказ о возвращении, подсунув его курьеру.

– Я посмотрю, что тут можно предпринять. И ты не теряй времени даром – пытайся все устроить сам.

«Разве Гален не знает, что нам известно о предательстве курьера?» – подумал Майлз с почти нормальной четкостью. Ему удалось удержаться и только чуть слышно пробормотать эту мысль.

– Ладно. Ты обещал, что оставишь Форкосигана в живых, пока я не улечу. Без него мне не ответить на кое-какие вопросы. И вот первый, кстати. Кто такая лейтенант Боун и что она должна делать с избытком от «Триумфа»? Она не сказала, избыток чего.

Охранник ткнул Майлза в бок:

Майлз постарался мыслить и говорить четко:

– Боун – бухгалтер флота. Надо думать, она должна поместить остаток на инвестиционный счет и, как обычно, поиграть с ним. Остаток – это избыток денег. – Майлз чувствовал необходимость в этом разъяснении. И вдруг он горько рассмеялся: – Но им хватит его ненадолго, уверен.

– Этого достаточно? – спросил Гален, обращаясь к лже-Майлзу.

– Пока что – да. Я сказал Боун, что она опытный офицер и должна сама проявлять инициативу, но мне интересно, что именно я приказал ей сделать. Ладно, с этим все. Теперь следующий вопрос. Кто такая Розали Крю и почему она подала в суд на адмирала Нейсмита о возмещении убытков в размере полумиллиона федеральных кредиток?

– Кто? – разинул рот Майлз, искренне изумившись. Охранник снова ткнул его. – Что?

Майлз пытался в своем одурманенном уме перевести кредитки в барраярские марки с большей точностью, нежели просто «жуткое количество деньжищ!». На мгновение ассоциации, связанные с именем Розали Крю, оказались заблокированы, но потом исправно ожили.

– Боги, да это же бедная служащая из винного магазина! Я спас ее от верной гибели в огне. Почему она подала на меня в суд? Почему не подать на Данио, ведь это он спалил магазин… Ну конечно, у него нет денег…

– Но мне-то что с этим делать? – спросил клон.

– Ты хотел быть мной, – огрызнулся Майлз, – вот и соображай. – Но мысли все равно заработали. – Подай на нее ответный иск за ущерб здоровью. По-моему, я надорвал себе спину, когда взваливал ее на закорки. До сих пор ломит…

Тут вмешался Гален.

– Игнорируй это дело, – приказал он. – Ты выберешься отсюда раньше, чем оно получит ход.

– Ладно, – с сомнением отозвался Майлз-клон.

– И оставишь дендарийцев расхлебывать кашу? – возмутился Майлз. Он зажмурился, пытаясь соображать вопреки ужасному головокружению. – Хотя, что тебе дендарийцы. Но если ты не полный идиот, тебе должно быть до них дело! Они рискуют жизнью ради тебя… меня… А ты готов предать их, даже не поинтересовавшись, кто они, что они такое…

– Вот именно, – вздохнул клон. – Кстати, кто или что такое эта коммандер Куин? Ты выяснил или нет? Может, это его баба?

– Мы просто добрые друзья, – фальшиво пропел Майлз и не менее фальшиво рассмеялся. Он кинулся к пульту (охранники бросились навстречу, но опоздали) и, перебираясь через стол, зарычал в экран: – Не прикасайся к ней, ты, дерьмецо! Она моя, слышишь? Моя, только моя. Куин, Куин, прекрасная Куин, вечерняя звездочка, милая Куин! – распевал он во все горло, пока охранники оттаскивали его обратно. И только удары кулаков заставили Майлза замолчать.

– Я думал, он у тебя на суперпентотале, – удивился клон.

– Да. Так оно и есть.

– Мне тоже все это не нравится. У него вроде бы не должно быть искусственной реакции… А если мы с ним промахнулись, на кой нам черт сохранять ему жизнь в качестве банка данных? Чего стоит такой банк?

– Великолепная мысль! – нахмурился клон. Он оглянулся через плечо. – Мне пора. Выйду на связь вечером. Если буду жив.

И он исчез в сопровождении раздраженного гудка.

Гален снова вернулся к Майлзу со списком вопросов: о барраярском Генштабе, об императоре Грегоре, о том, чем обычно занимается Майлз в столице Барраяра – Форбарр-Султане… И бесконечные вопросы о дендарийских наемниках. Содрогаясь, Майлз отвечал, отвечал и отвечал, не в силах управиться со стремительным потоком собственной речи. Но где-то на середине допроса он вдруг припомнил некую стихотворную строчку и закончил тем, что прочитал весь сонет целиком. Пощечины Галена не могли его сбить: цепочка ассоциаций оказалась настолько сильной, что разорвать ее было невозможно. После этого Майлз уже с большим или меньшим успехом мог игнорировать допрос. Лучше всего воспроизводились произведения с четким ритмом и размером: плохие эпические поэмы, непристойные застольные песни дендарийцев – словом, все, что вспыхивало в мозгу от случайного слова или фразы допрашивающих. Память его оказалась феноменальной. Лицо Галена мрачнело.

– С такой скоростью допроса мы просидим с ним до самой зимы… – высказался наконец один из охранников.

Кровоточащие губы Майлза раздвинулись в маниакальной улыбке.

– «Быть иль не быть? Вот в чем вопрос, – прочирикал он. – Что благородней духом – покоряться пращам и стрелам яростной судьбы…»

Он знал эту древнюю пьесу с детства и сейчас живой, ритмичный стих неумолимо вел его за собой. Похоже, Гален заставит его замолчать, только избив до потери сознания. Майлз еще не дошел до конца акта, как двое рассвирепевших охранников поволокли его вниз и швырнули в камеру.

Но там скорострельные нейроны продолжали бросать его от стены к стене: Майлз расхаживал и декламировал, усаживался, вскакивал со скамейки. За женщин он читал высоким фальцетом, почти что пел. Добравшись до последней строки, он упал на пол и лежал, жадно ловя ртом воздух.

Капитан Галени, который забился на край скамьи и последний час сидел, зажав ладонями уши, рискнул поднять голову.

– Вы закончили? – мягко спросил он.

Майлз перекатился на спину и тупо уставился на осветительную панель.

– Гип-гип-ура грамотности… Меня тошнит.

– Неудивительно. – Галени и сам казался совсем больным. Он еще не пришел в себя после парализатора. – Что это было?

– Вы о чем – о пьесе или химсредстве?

– Пьесу я узнал, спасибо. Что за средство?

– Какие шутки! У меня часто бывает странная реакция на лекарства. Есть целый класс успокоительных, к которым мне нельзя прикасаться. Видимо, суперпентотал из этой компании.

– Вот так везение!

«…На кой нам черт сохранять ему жизнь в качестве банка данных…»

– Не думаю, – сухо заметил Майлз. Он с трудом поднялся на ноги и бросился в туалет. Там его вывернуло наизнанку, и он потерял сознание.

Майлз пришел в себя и сразу почувствовал, как немигающий свет над головой колет глаза. Он прикрыл лицо рукой, стараясь спрятаться от него. Кто-то (Галени?) положил его на скамью. Сам Галени спал напротив, тяжело дыша. На краю скамейки Майлза стояла тарелка с остывшим обедом. Видимо, была глубокая ночь. Майлз с отвращением взглянул на еду и убрал ее с глаз долой, под скамейку. Время ползло адски медленно – медленнее не бывает. Он ворочался, метался, садился, снова ложился… Все тело болело, к горлу то и дело подступала тошнота. Даже сон не шел.

На следующее утро, после завтрака, охранники взяли не Майлза, а Галени. Во взгляде уходящего капитана отразилось суровое отвращение. Из коридора тут же донесся шум жестокой потасовки: Галени старался заставить применить против себя парализатор – зверский, но эффективный способ избежать допроса. Ему это не удалось. После марафонского промежутка времени тюремщики вернули его глупо хихикающим.

Галени бессильно лежал на скамье еще около часа, время от времени идиотски смеясь, а потом провалился в забытье. Майлз мужественно преодолел соблазн воспользоваться остаточным действием суперпентотала и задать Галени свои собственные вопросы. Увы, после применения препарата допрашиваемые прекрасно помнили, что с ними происходило.

Когда к Галени вернулось сознание, он казался полумертвым. Похмелье после суперпентотала – на редкость неприятное ощущение; в этом реакция Майлза не была индивидуальной. Он сочувственно поморщился, когда Галени совершил неизбежный визит в туалет.

Вернувшись, Галени тяжело опустился на скамью. Его взгляд упал на тарелку с холодным обедом, и Галени с сомнением ковырнул его пальцем.

– Хотите? – спросил он Майлза.

Галени запрятал тарелку подальше и бессильно сгорбился на своей лавке.

– Чего они от вас добивались? – поинтересовался Майлз.

– На этот раз их интересовала моя личная жизнь. – Галени рассматривал свои носки, заскорузлые от грязи, но Майлзу показалось, что Галени не видит их. А что он видит? – Похоже, он почему-то не в состоянии поверить в мою искренность. Видимо, убедил себя, что ему стоит только объявиться, свистнуть – и я брошусь к нему, как бросался четырнадцатилетним подростком. Словно все мои прожитые годы ничего не значат. Словно я надел этот мундир шутки ради или от отчаяния, или от растерянности – только не вследствие добровольного и сознательного выбора.

Не было нужды спрашивать, кто такой «он». Майлз только улыбнулся:

– Неужели не из-за шикарных сапог?

– Я просто «ослеплен сверкающей мишурой неонацизма», – флегматично сообщил ему Галени.

– Вот как? Вообще-то у нас феодализм, а не фашизм, если, конечно, не считать попытки централизации, предпринятой покойным императором Эзаром Форбаррой. На «сверкающую мишуру неофеодализма» я бы согласился.

– Мне знакомы принципы барраярского правления, благодарю вас, – любезно заметил доктор исторических наук Галени.

– Если это можно назвать принципами, – пробормотал Майлз. – Все получилось в результате импровизации, знаете ли.

– Да, знаю. А еще меня радует, что вы сведущи в истории в отличие от большинства молодых офицеров, выпускников академии.

– Так… – неопределенно протянул Майлз. – А если не из-за золотых эполет и начищенных сапог, из-за чего вы все-таки с нами?

– О, ну конечно, – Галени закатил глаза к осветительной панели, – я «получаю садистское психосексуальное удовлетворение, реализуя себя как громила и головорез». Это просто «способ самоутверждения».

– Эй! – Майлз помахал ему рукой, не вставая с места. – Говорите со мной, а не с ним, ладно? Сейчас моя очередь, его уже прошла.

– Угу. – Галени мрачно скрестил руки на груди. – В некотором смысле это правда. Я действительно хочу самоутвердиться. Или хотел.

– Если уж на то пошло, для барраярского высшего командования это не секрет.

– Как и для всех барраярцев, хотя люди, не принадлежащие к вашей культуре, этого не видят. Как, по их мнению, такому закоснелому кастовому обществу, как ваше, удалось пережить столетие невероятных стрессов – я имею в виду время после Периода Изоляции – и не взорваться? В некотором роде имперская служба взяла на себя функцию, сходную с ролью средневековой церкви здесь, на Земле, – функцию предохранительного клапана. С ее помощью любой талант может отмыть свое кастовое происхождение. Двадцать лет на имперской службе – и ты выходишь из нее почетным фором. Может, имена и не меняются со времен Дорки Форбарры, когда форы были замкнутой кастой твердолобых громил-всадников…

Майлз с улыбкой отметил эту характеристику поколения своего деда.

– …но изменилось самое главное. Изменилось мироощущение. Все это время форам удавалось, пусть с великим трудом, сохранять некие основополагающие принципы – служения и самопожертвования. Человек может не сгибаться в три погибели, чтобы взять, но бежит туда, где он может дать, одарить… – Галени резко остановился и покраснел. – Моя докторская диссертация, знаете ли, называлась «Барраярская имперская служба: столетие перемен».

– Я хотел служить Комарре.

– Как ваш отец до вас, – договорил Майлз.

Галени быстро взглянул на него, заподозрив сарказм, но обнаружил, как и надеялся Майлз, только сочувственную иронию.

Галени понимающе кивнул.

– Да. И нет. Никто из кадетов, поступивших на службу одновременно со мной, не видел настоящей войны. А я видел.

– Я подозревал, что вы знакомы с Комаррским восстанием ближе, чем это значилось в докладах, – заметил Майлз.

– Я помогал отцу, – продолжал Галени. – Несколько ночных вылазок, диверсии… Я был не по возрасту низкорослым. Есть места, куда может попасть только заигравшийся ребенок – взрослого схватят и пристукнут. Мне еще не было четырнадцати, а я уже помогал убивать… У меня нет иллюзий относительно того, как вели себя великолепные имперские войска во время Комаррского восстания. Я видел, как люди вот в этих мундирах, – он махнул рукой на свои зеленые брюки с лампасами, – творят зло. Страшное зло. В гневе, от страха, досады или отчаяния, а иногда просто от скуки. Но разве для мертвых, для обычных людей, попавших под перекрестный огонь, имело значение, сожгли ли их плазменным огнем оккупанты или разнесли гравиколлапсами добрые патриоты? Свобода? Что толку притворяться, что на Комарре до появления барраярцев была демократия? Мой отец кричал, что Барраяр уничтожил Комарру, но когда я смотрел вокруг – Комарра оставалась прежней Комаррой.

– Нельзя обложить налогом пустыню, – пробормотал Майлз.

– Я видел одну маленькую девочку… – Галени замолчал, закусил губу и почти выкрикнул: – Единственное, что имеет значение, – это отсутствие войны. Всякой. Я хочу… хотел… чтобы мои поступки приближали это время. Карьера на имперской службе, почетная отставка, пост в министерстве – затем вверх по гражданской лестнице, а потом…

– Вице-король Комарры? – предположил Майлз.

– Так высоко я не метил, – чуть смутился Галени. – Но наверняка – один из его советников. – Майлз почти воочию увидел, как меркнет ослепительная надежда, когда Галени оглядел камеру и губы его растянулись в презрительной усмешке. – Но мой отец зациклился на мщении. «Иностранное правление не только ведет к злоупотреблениям властью, но по сути своей порочно…» «Попытка вернуть ему прежний статус путем интеграции – это не компромисс, а коллаборационизм, капитуляция…» «За твои грехи комаррские революционеры расплатились своими жизнями…» И так далее и тому подобное.

– Значит, он все еще пытается уговорить вас перейти на его сторону?

– О да. Мне кажется, он будет убеждать меня, даже спуская курок.

– Не то чтобы я просил… э-э… поступиться принципами или что-то в этом роде, но я пойму вас, если вы, скажем, попросите сохранить вам жизнь, – робко сказал Майлз. – «Отступивший выживает для следующего боя» и все такое прочее.

Галени покачал головой:

– Именно поэтому я не могу отступить. Не «не хочу», а «не могу». Отец так устроен, что не способен доверять. Если я переменю свои позиции, он тоже их переменит – и так же сильно захочет убить меня, как сейчас убеждает себя сохранить мне жизнь. Он уже пожертвовал моим братом. В определенном смысле смерть матери тоже связана с этой потерей – и другими потерями, на которые отец шел без колебаний ради своего Дела. – Галени добавил, внезапно смутившись: – Наверное, звучит все ужасно по-эдиповски. Но… это так романтично – выбирать самый трудный жребий. В этом весь отец.

Майлз покачал головой:

– Готов признать, что вы знаете его лучше меня. И тем не менее… Ну ладно, людей гипнотизирует трудный выбор. И они перестают искать альтернативу. Воля к безмыслию – великая сила…

Это замечание заставило Галени удивленно поднять брови.

– …но альтернатива тем не менее существует. Всегда. Право же, важнее сохранять верность человеку, а не принципу.

– Полагаю, я не должен удивляться, слыша такое от барраярца. От члена общества, которое традиционно связано цепью присяг, а не стройной законодательной системой… Это дает себя знать политика вашего отца?

Logbook entry

Терранской весной 3290 года имперский торговый корабль «Милагроса» величественно рассекал своим форштевнем гиперпространство, направляясь из Ахенара с грузом невольников в одну из развивающихся имперских колоний. Великое множество легкомысленных сынов и дочерей Империи, растратив семейные капиталы или не имея их вовсе, видели единственный способ поправить свое финансовое положение, закабаляясь в рабство на тот или иной срок — а колониям вечно не хватало добровольцев для широкого спектра подъемных работ. Молодые люди обычно становились строителями, техниками, ассистентами ученых-биологов, а по прошествии времени — плантаторами гидропонных ферм, девушки — младшими администраторами, учительницами латинского языка или музыки, инженерами, дизайнерами.. По крайней мере, так сообщала имперская пропаганда — на деле первые предпочитали попутно заниматься теневыми махинациями, а вторых довольно часто можно было заметить в эскортах состоятельных капитанов, магистратов и даже фермеров.
Капитан «Милагросы» дон Себастьян Гутиерес Ортега Кортес (обычно для удобства подписывался сокращенно, «СГОК») и сам был непрочь расширить экипаж миловидными стюардессами, которые пользовались привилегией путешествовать не в транспортных криокапсулах, а непосредственно в каютах корабля (особо миловидные — даже в капитанской). Впрочем, капитану была не чужда и бескорыстная человечность — одну из рабынь, черноокую смуглую Агнессу, он поместил в отдельной каюте, поскольку она была в положении и более того — на весьма позднем, судя по всему, сроке. Являлось ли причиной его необычной доброты еще и то, что старому проныре удалось выяснить, что Агнесса носила фамилию правящей династии Дюваль (беспрецедентно, но в Империи вполне представимо) — и неясные планы, связанные с этим — сказать читателю наверняка затрудняемся.

Сейчас сроки уже все вышли, и Агнесса пребывала в медотсеке, где, как доложили дону Себастьяну, она успела произвести на свет бастарда Дювалей, и на этом не собиралась останавливаться — ожидалась двойня. Младенца Дюваль было решено сразу же ввести в криосон и поместить в капсулу, чтобы не подвергать опасностям перелета.
Внимание капитана тем временем было приковано к отметке на радаре, которая описала дугу и прочно приклеилась к «шести часам». «Милагроса» сделала поворот оверштаг, но метка, на мгновение попав под прицел сканера, синхронно переместилась на прежнее место.
«Дон Батонян, в розыске, боевой рейтинг «Элита», «Аспид МК 2». Пират. Неприятно, но не смертельно — в трюмах «пантер клиппера» имелось два «крайта», пилоты которых уже немного заскучали во время похода. Поэтому, когда корму «Милагросы» захватила волна гиперперехватчика, дон Себастьян даже не стал для вида сопротивляться, а просто дал команду на летную палубу быть готовыми к немедленной отстыковке и бою. И лишь через десять минут, когда оба крайта, лишившись реакторов, разлетелись на обломки, он предпринял более решительные действия — потянул обе красные ручки на себя.
Пока у спасательной капсулы прогревалась гиперкатапульта, дон Себастьян успел сосчитать корабли засады — два «игла», два «аспида» — все военной модели, и четыре (целых четыре!) десантных федеральных «утюга» с намалеванным поверх реактивной брони «Веселым Роджером», которые вовсю готовились к абордажу.
«На тебя, мой хороший, теперь вся надежда» — пробормотал СГОК, покрепче принайтовав криокапсулу с ребенком.

— Меня зовут коммандер СГОК. На сегодня я твой инструктор. Добро пожаловать в космос, курсант! Правила будут простые — я говорю, ты делаешь. Потом сам. Потом — списываешься на Лейв. Или на Землю — не знаю, куда там вас, сухопутных крыс, не годных ни к чему, кроме как ползать в пыли, потом отправляют. Вопросы? Был ли у меня успешный выпуск? Пока ни одного — космос дураков не любит, запомни это. На всякий случай.. Откуда сам? Летал раньше?
— С Терры. Летал немного, на аэродинамических самолетах. Сто четыре часа налета, два боевых вылета. На «Кобре» только в симуляторе, восемнадцать часов.
— Салага, значит, — в интонации инструктора, однако, промелькнуло нечто вроде уважения. — Первым делом выбрось из головы свою аэродинамику, тут у нас она не пригодится, тут у нас космодинамика рулит. Ну а так, все то же самое — РУС, РУД, твист-рули, стрейф-трастеры, буст. Че вперился в меня? Руки на ОУ, говорю! Крен влево, до упора! Твист, упор! Теперь перекладка! Да не на меня надо пялиться, на приборы смотри, дятел! Я знаю, что выключены! А как ты в космосе будешь выходить из ситуации, а? Где тяга должна быть? А тангаж. Ты это, не думай, что дед из ума совсем выжил, ерундой с тобой тут занимается. Мы с тобой уже тренировку проводим, я тебе таким вот макаром моторику включаю, голову твою непутевую включаю, чтоб мышцы, чтоб руки, чтоб нервишки твои потрогали, ощутили, вспомнили движения.. Вот, так, еще повтори.. План полета вспоминай, говорю! Вспомнил? Давай, запрашивайся, запускаемся.

Дейл, молодой курсант Федерации пилотов, за свою недолгую летную карьеру на Терре уже успел познакомиться с повадками «шкрабов», однако сегодняшний инструктор отличался, как минимум, нестандартным подходом — что Дейлу, в общем-то, нравилось. И, что ни говори, сегодня ему предстоял первый полет в космос в качестве пилота — и второй космический полет вообще, после перелета на Лейв в тесной пассажирской каюте класса «эконом лайт». По этому поводу он не мог не вспомнить Юрия Гагарина, первого в мире космонавта (его дальний потомок, по фамилии Гром, говорят, сейчас служит в Федеральном космофлоте) — и легендарное «поехали!». «Кобра МК3» с громким щелчком отстыковалась от магнитных башмаков, зависла на мгновение над платформой, и устремилась к аэрлоку станции.
— Ну и что ты тут выкручиваешь? Куда попер? Какая пилотажная зона, какая спираль — я знаю полетный план, это ты должен знать полетный план! Тебе голова для чего дана, чтобы центровка корабля не нарушалась, или чтоб думать иногда? Пока ты тут спирали будешь выкручивать, да по зонам летать, тебя собьют десять раз, а потом еще танканут для верности — будешь доказывать, что «не нарушал, не превышал, не отклонялся».. Тут космос, а не Терра, тютя! Давай отход на точку прыжка.. Да не надо по-самолетному, импровизируй чуток-то хотя б! Бустуй, АП-«выкл», тангаж.. Воо. Можешь же, когда хочешь. Ладно, приготовиться к прыжку. Как? Да никак ты не приготовишься.. Сейчас сам все поймешь.»
Слова речевого информатора пробежали холодком по спине Дейла: «фрейм шифт драйв чаржин..» Что-то сейчас будет? На лайнейре, доставившем его сюда, на Лейв, был генератор криосна — поэтому первый в жизни прыжок в изнанку пространства он не застал и не сохранил о нем ни малейших воспоминаний.
Пространство вокруг корабля стало словно бы набухать под вбивающим гвоздями чувство какого-то не то страха, не то восторга таймер обратного отсчета, размываться, как бы под струей невидимой набежавшей волны, а потом вдруг словно обрушилось впереди, обнажив идеально круглой формы туннель, в котором.. в который.. «кобру» не то засосало, не то она сама обернула его вокруг себя. И появился свет.

«Мы живы? — Да.» «Мы умерли? — Тоже да. В том смысле, что ты вкладываешь в это слово. Мы вне кругов мира.» (Почему нет страха?) «Это авария? — Это гиперпрыжок.» «Мы попадем в ад? — Нет, если сам не захочешь.» «Ты ангел? — Я твой инструктор по пилотажу, СГОК.» «Твое настоящее имя Ортега Кортес.. Откуда я это знаю? — А твое Алекс, и ты знаешь не только это, ты знаешь все, как и я.» «Предзнание? — Да.» «Откуда мне знать, что это все правда? — Оттуда, что ты не можешь сомневаться. Это прямое знание. Абсолютная вера.» «Откуда это знание? Из космоса? — От Создателя». «С ним можно общаться? — Ты уже с Ним общаешься. Я — это Он. Ты — это Он. Мы все — часть Его. И не пялься на меня, на приборы смотри, говорю.» «Они показывают ерунду вместо ВСП. — Здесь нет ВСП. Нет скорости, тангажа и крена, нет высоты, дальности и азимута. Здесь нет даже «здесь».» «Сколько это будет продолжаться? — Времени тоже нет. Нисколько или вечно — оба слова не имеют смысла.» «В РЛЭ написано, что 10 секунд. — Это потом, когда появятся время и пространство, потребуется собрать Вселенную заново. Или нас с кораблем, что эквивалентно».

«У нас есть корабль? — Как видишь.» (Ух ты, у меня в раю есть космосамолет!) «А может Создатель создать камень, который не сможет сам поднять? — А может художник нарисовать камень, который не сможет сам поднять?» «Как можно поднять нарисованный камень?? — Твой первый вопрос не менее абсурден». «Кто создал Создателя? — А кто нарисовал художника?» «Почему во Вселенной есть зло? — во Вселенной есть свобода.» «Почему есть боль? — Есть чувства.» «Почему есть смерть? — Есть вечная жизнь». «Вселенная что, полностью фрактальная? — Да.» «Процедурная генерация? — Да.» «И случайно получилась именно такая? — И да, и нет.» «Что это за цветные облака и звезды вокруг? — Да так, просто рождение Вселенной».
«Надо записать хотя бы на бумаге все это! Нам же открыты все тайны Вселенной! — Ты не сможешь. Информацию нельзя вывести из гиперпрыжка. Или бумага рассыпется, или буквы смешаются, или не разберешь ничего потом.» «Я запомню. — Не сможешь. Все забудется. Останется только то, что ты знал и так. Извини. Это называется «принцип космической цензуры». «Это все происходит в моем сознании или взаправду??» — «И, а не «или» «. Вууум-ум-ум-ум.. Дейл вздрогнул, словно очнувшись от краткой дремы. Да нет, показалось, это остаточный микрошок гиперперехода, он же читал в учебнике. «Кобра» энергично затормозила у занявшей все остекление фонаря кабины желтоватой звезды. — Не спать, отворачивай за орбиту ухода! Тренировочный полет продолжался.

В курсантской столовой было шумно — молодые будущие пилоты оживленно болтали между собой, делясь впечатлениями от тренировочных полетов, успешных или не очень успешных зачетов, маразма инструкторов, тупостью диспетчеров, выдаваемой мощности трастеров корабля, а также — успехами у противоположного пола, планами на каникулы, на будущее. Особенно мощный гул стоял в секторе, оккупированном, судя по характерным нарукавным нашивкам, воспитанниками имперского сиротского кадетского корпуса.
— Ракскслу найду именно я! — разглагольствовал с типично южным темпераментом один из кадетов, размахивая стаканчиком с чиппчем. — Ясно же, что две буквы «икс» являются шифром, который надо подобрать. И я уже нашел кое-что в старом звездном каталоге…
— Уймись, Серж — осаживал его товарищ, протирая салфеткой стол от пролитой будущим первооткрывателем газировки. — Давно все эти гипотезы проверили, экспедиция к Райнле ничего не дала. Так что это все туфта!
— Вот увидите! — не унимался Серж. — И там не все так просто. Ключ надо искать в другом.. Один древний писатель двадцатого века, по имени Борхес, оставил нам, потомкам, четкие, но также зашифрованные указания. Почитай на досуге «Тлён, Укбар, Орбис Тертиус»..
— Ээ, брат, — вмешался другой курсант, по виду и привычке держаться — староста курса. — «Тлён» был переписан, расширен, перетолкован с тех пор до неузнаваемости. Проще найти Раккслу случайно, чем разобраться в этой книге.
Серж нетерпеливо отмахнулся и перевел разговор на другую тему. Дейл про себя подумал: «А это может быть интересно. Это может помочь развить мою собственную гипотезу — что RAXXLA означает акроним «remota astro XX lucis annos» («удалена от звезды на 20 световых лет» лат.) — но от какой звезды? Сола? Сагиттариуса А? Иной?»

После обеда все курсанты набились в общий зал, где ожидалось объявление результатов экзамена на получение пилотского. На кафедру вышел молодой офицер, красное выбритое лицо с синяками под глазами которого говорило, по всей видимости, о пристрастии к выпивке.
Это был начальник кадетского корпуса; он начал зачитывать по списку оценки. — Астальди — отлично… Дейл Хьюстон — хорошо (ух ты!).. Сей — отлично, CKOM — удовлетворительно.. СКОМ, а ну иди сюда, тунеядец! Серхио Кортес Ортега Моралес, сюда иди, говорю!
Будущий первооткрыватель Ракслы понуро подошел к офицеру.
— Товарищ майор, я тут ни при чем. Инструктор завалил..
— Я те дам, паршивец, инструктор! Я в курсе, что с батей у тебя сложные отношения, но меня это не волнует! Ты носишь не только его фамилию, но и мою тоже! Будь добр ей соответствовать!
— Половина сиротского корпуса ее носит, — буркул Серж. — Это ж традиция, брать фамилию воспитателя.
— Я вот тебе покажу традицию, — майор протянул кадету пластинку-лицензию, — чтоб исправил на «отлично» через месяц!
— Так точно, — козырнул свежеиспеченный пилот.

В десантном отсеке «вультуры» CR-053 «Неизбежность» было холодно — сегодня даже холоднее, чем обычно. Хьюстон не стал, пользуясь своим привилегированным положением, занимать ремлок в салоне корабля — рафинированный комфорт перед боем никогда не доставлял ему особо удовольствия, а сейчас — особенно. Ему хотелось побыть с теми, от кого в действительности зависела судьба Галактики — простыми бойцами в оранжевых нагрудниках «доминаторов», ютящихся в ложементах десантных ячеек.
В свою очередь, присутствие командира оказывало положительное влияние на моральный дух команды, среди которой были и закаленные в боях наемники, и совсем новички. Было много — больше половины — миловидных девушек, весьма уверенно управляющихся с «палачами » и «афелионами», закрепленными перед полетом за спиной в специальных держателях. Дейл какое-то время рассматривал их лица, скрытые стеклами шлемов, но потом, словно устыдившись собственной нескромности, перевел взгляд на ствольную часть АР-50, которую крепко сжимал в руках.

«Ну что, мой верный друг, прорвемся в этот раз? Не подведешь? Что же заставляет меня, наемника, свободного капитана, каждый раз брать тебя в обнимку и бросаться в бесконечный бой? Тебя ли, боевой корабль, просто сжимать кулак.. Креды? Смешно.. Конечно, нет. Звания, титулы, награды от командования? Приятно конечно.. Но нет. Желание риска, адреналина, движения? Да ладно, какой тут риск, да и движение весьма условное.. Корпоративный дух, друзья, боевые товарищи, высшая цель, господство EGU в Галактике? Да, наверное.. Не знаю.»
«Все ты знаешь».
Голос? Дейл удивленно потряс головой. Жидкая совесть от Игли? Голоса гиперпространства? Послышалось?
«Не знаю! — с вызовом мысленно крикнул капитан самому себе. — Это не может быть из-за.. Неё».
Приклад аэрки предательски блеснул выгравированными недавно по-пьяни в безотчетном порыве строчками:

Luna amatorum, potestque nobis
Mirabile frui lumini,
Oculis viridibus oribusque rubris,
Atrissimo spatii crini…

Lumina lunata, radius viridis,
Tu scopum offendis et mentem afficis,
Numerus equitum est debellatorum,
Splendit EG in signis iratorum…

Луна на влюбленных глядит с высоты,
Чарующим светом любуемся мы
Очей тех зеленых, устами из роз
И россыпью черных, как космос, волос…

Глаза-полумесяцы, луч цвета зелени,
Что бьет прямо в цель, и мысли потеряны,
Сколько уже паладинов поверженных,
Сияет Е-Же на знаменах рассерженных…* — лат., пер. автора).

— Бармен! Неси еще рома!
Капитан СГОК — а капитаном он звался исключительно по привычке и по формальному званию, свой даже не крайний, а последний корабль он потерял чуть меньше года назад, — не особо удивился, что его заказ остался невыполненным. Вернее, он этого даже не заметил — «еще» поместилось бы в его желудке с немалым трудом, ибо всему, кроме гиперпространства, имелись пределы. Бармен уже третий месяц наливал бедолаге исключительно в долг, и, похоже, кредит доверия сегодня был превышен.
— И вот, веришь или нет, я принайтовал эту злополучную криокапсулу, и клянусь тебе, все было как положено, и ребенок так преспокойно спал — я видел вот этими самыми глазами, — СГОК трясущимися пальцами пару раз ткнул в область синюшных заплывов.
— И че потом? — задал вопрос собеседник пьяницы, имитируя вялый интерес — а между тем любому, кроме его визави, легко было бы заметить, что тот вовсе не так пьян и не так безразличен, как хотелось показаться.
— А я знаю, что потом. Какая-то бесовщина.. Что-то случилось с гиперкатапультой, я так думаю. Зеленая вспышка.. Еще и еще.. Голоса какие-то..
— Таргоиды что ль?
— Да не, какие в черную дыру таргоиды, что я, не знаю какие бывают таргоиды? Бил их и с Диктатором, и до него.. Нет, было что-то другое. Не знаю.. Эй, что не наливаешь, эй!

— Погоди, кэп, сейчас принесут.. Так что было потом?
— Потом.. Потом я очнулся в спасательной капсуле, у системы.. Сейчас не вспомню название — да кстати, я потом проверял, она закрыта для посещений! В криокапсуле ребенка не было.
— Это как? Его кто-то забрал?
Дон Себастьян хитро прищурился.
— Если так, этот «кто-то» большой спец либо в квантовой информатике, либо в прохождении сквозь стены! Ибо код замка оказался неповрежденным — а он квантовый, на минуточку — при попытке взлома или даже штатного открытия следы всегда остаются.
— Вспомни, дружище, что это была за система — в голосе собеседника появились нотки убеждения и напора.
— Да я же тебе говорю..
— Гляди, вот планшет с картой галактики. Покажи, где это было?
— Ну, здесь..
Мнимый пьяница впился глазами в указанную точку.
— Я, кажись, планшет тебе поломал, гы-гы — рассмеялся СГОК. — Какие-то загогулины пошли.. Погоди! Это не планшет! Допился, ну говорил же себе, хватит, Кортес, до добра твой ром не доведет..
Он с нескрываемым удивлением оглянулся вокруг.
— Бывай, кэп, — собеседник поспешно убрал планшет за пазуху и резко встал, после чего с силой похлопал Кортеса по спине и удалился в сторону лобби.
Через полчаса какой-то заезжий коммандер обратил внимание на неестественную позу спящего за столом капитана. Еще через пять минут прибывшая медгруппа вытащила из-под лопатки короткий кинжал и упаковала тело.
Расследование в анархической системе проводить было некому.

Бой шел тягуче, тяжело, с большими потерями как противника, так и «оранжевых». Уверенность Хьюстона в несомненной победе таяла с каждой минутой, как и остатки выносливости. Даже десантные корабли прорывались к поверхности планеты с большим трудом, теряя мегаджоули щитов под беспрестанным огнем зенитных орудий, не умолкавших ни на секунду. Уничтожить расчеты зенитчиков не представлялось возможным — шквал заградительного огня не давал ни малейшего шанса хоть на полшага уклониться от занятых высот, удерживать которые оставалось единственным шансом для выживания.
В шлеме звенело от плазменной контузии, сбивчивого речетатива наводчика, переговоров пилотов десантуры, ругани и матюков попавших в переплет наемников, помех, вибрации слабой атмосферы от мельтешащих «вультур»… Пару раз для Дейла все могло закончиться очень быстро — то это была брошенная под ноги щитовая граната, то — последний пустой рожок аэрки. Но нет — «доминатор» и щедро раскиданные группой поддержки ящики с боеприпасами обеспечивали выживание — и капитану, и остававшейся горстке «ежей».
Перелом наступил лишь тогда, когда десантные волны прекратились — и с той, и с другой стороны оставалось лишь не более десятка бойцов. И «оранжевые» оказались более меткими.

«Внимание, остался один боец! Прикончите его» — указание наводчика ознаменовало скорый исход.
Шестерка коммандос EG рассредоточилась по парам, расчищая каждая свой квадрат. Хьюстон, поглядывая на интерфейс радара и двигаясь короткими перебежками от одного здания к другому, пытался засечь красную точку. Тщетно! Растерянные переговоры «оранжевых» свидетельствовали о том же — оставшийся комбатант словно растворился среди покинутых строений.
«Мог ли ошибиться наводчик?» — задался риторическим вопросом капитан, проверяя закутки между нагромождением контейнеров, расставленных напротив административного корпуса. Через полчаса в этом сомнений уже не оставалось — периметр был чист, Дейл с командой бойцов проверил каждый угол, каждое строение, каждый квадратный метр крыш, помещений, контейнерной площадки.
— «Неизбежность», группа «альфа», запрашиваю эвакуацию, — Дейл решил оставить выяснение вопроса для штаба.
Комлинк молчал.
«Да что ж такое происходит!» — он выругался про себя, когда убедился, что связи с авиаподдержкой десантуры нет. — Брендон, — Хьюстон, садясь в свой «скарабей», подозвал крепкого, кряжистого на вид капрала, — остаешься за старшего. Связи нет, я еду в штаб доложить о произошедшем и прислать за вами корабль. Займите караульное помещение и восстановите энергопитание.
— Так точно, господин адмирал. Но до ближайшего поселения более двухсот километров!
— Другого выхода нет. Если связь появится на плато, вызову «Апекс». Брендон осемкнул и с группой «оранжевых» направился к корпусу охраны, а Хьюстон надавил на газ.
Из штабного рапорта EGU касательно осмотра на месте в поселении N:
«… все шестеро найдены убитыми на открытой территории вблизи энергоцентра. Баллистическая экспертиза установила, что все ранения нанесены из собственного табельного оружия группы «альфа». Вывод следственной комиссии: вероятная причина инцидента — конфликт внутри группы по неясным мотивам.»

Коул встал на стреме (посматривая больше за своими, нежели за уже принятой за непотвержденную угрозой оставшегося в живых комбатанта), а Палмер, вооружившись резаком, торопливо взрезал магнитный замок локера в реакторном цехе. Так и есть — внутри шкафчика оказался регулятор мощности, по виду уже явно бывший в употреблении. Единица такого стоила немало кредов, не говоря о возможности сбыть его с рук в обмен на примочки к комбезу — полностью работоспособного, конечно. Как тот, что им выдал Брендон вместе с приказом включить реактор и восстановить питание. Ну да ладно, подумал Палмер, лишь бы этот пару часов отработал, а новенькому они уж с Коулом найдут достойное применение. Фазотрон реактора загудел и засветился вначале Черенковским мягким голубым светом, затем вторичным, фиолетовым.
..То, что не все пошло по плану, бойцы заметили лишь тогда, когда вернулись в командный блок и доложили Брендону о выполнении задания. Не заметить, впрочем, было сложно — вначале экраны обзора, мониторы многочисленных сенсоров, даже встроенные инсайт-индикаторы выдавали полнейшую ерунду, а затем та же болезнь затронула и непосредственно органы чувств — окружающий мир будто раздвоился, утратив четкие контуры и дрожа как бы от пробегающих невидимых волн. Все это напоминало начало гиперперехода, только вот сапоги доминаторов упирались в твердую, хотя уже и не вполне, поверхность планеты. Брендону и еще кое-кому из его группы показалось даже, что здание неестественно увеличилось в размерах (или они сами почему-то уменьшились), а надписи, даже не электронные, а вполне обычные, нанесенные краской таблички, перестали вдруг читаться — то ли изменились сами буквы, то ли люди утратили способность их адекватно воспринимать. Внезапно в помещении погас свет, и все прекратилось.
Шестеро напуганных произошедшими событиями бойцов выбежали на улицу, освещенную лишь пепельным светом соседней планеты, держа наизготовку дула «аэрок» и «палачей». Прямо посередине плаца виднелся чей-то силуэт, и рядом с силуэтом не было инсайт-отметки «друг». Отточенные в боях рефлексы сработали безотказно — площадку тут же прошили трассы смертоносных снарядов. Если бы в округе осталась хотя бы одна работающая видеокамера, она бы смогла запечатлеть (хотя это неточно) удивительную вещь — трассы изгибались напоминающей параболу траекторией вокруг таинственного силуэта, и заканчивались точно там, откуда и начинались. И еще через какие-то мгновения пепельный свет освещал улицу и шесть бездыханных тел.

К визиту имперских легатов Хьюстон подготовился особо тщательно. Мы хотим сказать, что накануне вечером, спустившись по трапу помятой, издающей отчетливый запах горелой краски и активно регенерирующей щит «Весты» (капитан, как всегда, в корабельном журнале присочинил про неравный космический бой с толпой пиратских лордов, а офицер посадки, как всегда, тактично не заметил неравный бой с посадочной скоростью), Дейл не просто молча проследовал отсыпаться в капитанские апартаменты, а не очень твердой походкой подошел (не без помощи привычных к такому делу Джеки и Анги, подхвативших капитана и закинувших его руки себе на плечи) к почетному караулу встречающих офицеров и, разя перегаром, пробурчал: «Приберитесь тут как следует. Штоб завтра ни соринки… Легаты прибудут» («завтра» по корабельным склянкам начиналось лишь через десять часов, но он имел в виду — «как проснусь и приду в себя», то есть через все двадцать).
Так или иначе, но к назначенному моменту все палубы и помещения «Волатики» сияли чистотой и пахли ванильным шампунем, а на борту как на летной палубе, так и в ангарах и командно-жилом отсеке царил безукоризненный порядок. Офицеры находились в полном составе на мостике в белоснежных мундирах, пилотессы — в того же цвета униформе с соблазнительными мини-юбками, а сам командир корабля — бодрый и свежий, не менее ванильный, чем палуба; в парадном адмиральском кителе с эполетами и начищенных сапогах, коротко постриженный по эвриальской моде с ритуальными выбритыми стрелками (шляпу с широкими полями и плюмажем из пера эпиорниса он держал в руках). Гости и приближенные (кто есть кто, из соображений корректности предоставим читателю определять самому), тоже нарядные и красивые, распологались чуть поодаль по правую и левую руку почетным караулом: капитан @Igli, @СКОМ, @Lukatarchik, @M-Limo, @fureimu, @Allex86, @Texvor, @Krizalis, @Tchernobog, @Veles и многие другие (Дейл недавно присутствовал на торжественном приеме на борту личного корабля Юрия Грома «Индомитабль», затесавшись в толпу зевак и просителей, и ему церемониал чрезвычайно понравился — поэтому он его решил тщательно скопировать).
Вдали из гипер-вейка возникли точки легатов — двенадцать серебристых кораблей. Два головных «каттера» с регалиями принцессы Айслинг Дюваль, «орлы» и «курьеры» истребительского эскорта, тяжелые, но проворные «клипперы» сопровождения. Эскорт остался на орбите крейсера, а главные корабли плавно и грациозно спланировали на посадочную палубу. Через двадцать минут торжественный голос младшего офицера возвестил: «Ее императорская светлость герцогиня Антуанетта Шинрартская, по поручению Ее Императорского Высочества принцессы Айслинг Дюваль, со свитою!» и лепестки затворов актового зала распахнулись. Будущий король Эхекатля, созерцая свою давнюю подругу, ныне отдающая официальный визит по Тому Самому делу, замер в предвкушении…

Лишь только смолкли крайние аккорды электровальса, предварявшего официальную церемонию введения во владение короля Империи, в зал величественной поступью, в сверкающем голубоватом церемониальном платье из тигфрайского синтешелка (длиннейший шлейф почтительно несли пажи из прибывшей свиты), прошествовала герцогиня Шинрартская. Остановившись в центре зала, она дождалась, пока пажи установят возле нее изящной формы ковчег, инкрустированный кристаллическим золотом и опалами бездны. Внутри был установлен голографический визатор «инсайт», который после активации озарил залу великолепной проекцией имперского орла с ожерельем из звезд. Антуанетта, коротко взглянув на адмирала-короля, принялась зачитывать текст: «Капитан Далеус Алексиус Аэроволатика Хьюстон! Ваша служба принесла Империи немало славы, Ваша верность безупречна, Ваша храбрость несомненна, Ваша честность неоспорима! В знак признания Ваших заслуг и в ознаменование и поощрение будущих великих свершений, Наше Императорское Высочество принцесса императорского фамильного дома Айслинг Дюваль постановляет…» Фрейлина принцессы достала из ковчега палладиевый империй, чем заставила сердце прославленного капитана забиться еще сильнее. Кое-кто из присутствовавших на церемонии старейшин Эхекатля напрягся (а временный поверенный Свободного Эхекатля — его пришлось пригласить по протоколу — попросту скривился в гримасе отвращения). Дейл огляделся, выискивая глазами гостей. У большинства читалась в глазах жгучая зависть, лишь @Igli казался растерянным, стоя немного поодаль в компании смуглой незнакомой мексиканки (куда только смотрит Лилиан!) Приближался момент триумфа!
«..постановляет: передать в пожизненный лен с правом наследования и присоединить к титулу Короля Империи, дабы нести процветание, благополучие и приумножение звездным системам, под мудрой и справедливой властью, ради вящей славы Галактической Империи..»
Дейл, уже мысленно выбиравший, на какой планете будет находиться столица его королевства, подался вперед и приготовился произнести благодарственную речь. «.. Систему Блу Евк ДХ-Д бэ сорок два-два». В зале установилась совершенная тишина — ожидалось, что ж скажет новый властелин системы. Раздались шепотки тех, кто успел пробить систему по каталогам: «это полтора килопарсека отсюда». Послышались смешки. Хьюстон шагнул к герцогине, успевшей свернуть голограмму, встал на одно колено, принял из ее рук империй и уверенно произнес: «Мы, Далеус Первый Блуевкский Сорок Второй-Второй из Дома Хьюстон, принимаем волю Империи. Верность нашего Дома да будет всегда непоколебима! Виват Империя!» Троекратное «виват» потонуло под громом аплодисментов.

‘- Подведем, значит, итоги, — произнес Хьюстон, как только они с Антуанеттой уединились в капитанской каюте «Волатики». — Во сколько, стало быть, обошлось нам сие удовольствие? Он взял со стола бгс-планшет, которым часто пользовался для подсчетов. — Организация приема, охрана, доставка, кейтеринг, клининг, дизайн-проект, декор, гала-ужин, бал, костюмы, наряды, подарки гостям, эскорт-услуги (вычеркиваем, это по отдельному бюджету) — ну-ка? Двести семнадцать миллионов кредов!
Антуаннета едва заметно пожала плечами, что, по-видимому, означало — «да ну, ерунда!»
‘- Знак внимания ее высочеству принцессе — знак обратить на мое ходатайство внимание, то есть, — продолжал Дейл. Ну тут да, как сэкономишь! Пятьсот двадцать пять миллионов кредов круглым счетом. Агит-листовки, чтоб им.. Пять тысяч штук, пятьдесят миллионов, стало быть. Осталась сущая безделица — небольшой подарок лично Вам, моя дорогая Аннет… Два каттера с тритием, во сколько все обошлось? Еще восемьдесят лямов — ты, кстати, сами корабли-то верни, не забудь! Ничего не забыли? Ах да! Семьдесят миллионов кредов славным старейшинам Эхекатля, шпионам старухи Торваль и нашего великого Диктатора — чтобы все было тихо и спокойно — что получается? Да почти миллиард получается!! Это расходы! А что имеем в активе?
‘ — В активе — ты теперь не просто титулярный, а полноценный король, как и хотел. Не так ли?
‘ — Вот прочитай по буквам, если угодно: Э-хе-катль. Блу-Эвк-Дэ-Ха-Дэ-Бэ сорок-два-два. В каком месте звучит похоже?!
‘ — Дэ-Ха это твои инициалы, дорогой. Где ты еще видел короля, владеющего целой звездной системой, которая называется его именем? — фрейлина словно наслаждалась беседой, любуясь струйками бегущих пузырьков в бокале, который она держала в руках.
‘- Все подстроено! Все изначально было подстроено тобой и твоей ненаглядной принцессой! Я же сразу говорил, что мне не нужны удаленные планеты, мне нужен Эхекатль!
‘- Конечно, зайчик. Конечно, подстроено! А как ты хотел? Добро пожаловать в реальный мир! И не кипятись. Скажи спасибо, что нам и всем остальным ничего, кроме твоих денег, больше не приглянулось в этот раз. Например, твоя жизнь.. Или что другое.. — Антуанетта игриво протянула ручку в изящной гловелетте Куда Не Надо. Дейл обиженно поджал губы, немного отстранясь и не говоря ни слова.
‘- Нет ну ты просто наивный дурачок, mi amice, — продолжала Антуанетта. — Миллиард! Да одна только Торваль выкачивает отсюда триллионы кредов в терранский год — а это жалкие проценты от валовой прибыли! Никто тебе не даст даже номинального владения в такой системе — поверь, для твоего же блага. А так, повторяю, теперь ты — настоящий король. И на месте вашего величества я бы, не откладывая, отправилась бы в свое новоприобретенное королевство и укрепила бы там власть. В буквальном смысле, — она указала на палладиевый империй. — Символы это хорошо, но когда они получают физическое воплощение — это еще лучше. Пришли мне того симпатичного капитана в обтягивающем трико, что задремал у тебя на кресле в коридоре — если нет желания составить мне компанию на вечер.
У Хьюстона такового желания не оказалось. Все еще в расстроенных чувствах, он вышел из каюты, в задумчивости пройдя мимо похрапывающего @CKOM а и направился через танцевальный зал к диско-бару.

В диско-баре царило безудержное веселье — играла зажигательная музыка восьмидесятых (3280-х). Кравчий-бармен, заметив короля, ловко поднес ему полный кубок «Рассвета Эвриалы», и Дейл начал обходить, чокаясь бокалами, тех из гостей, что еще не успели покинуть мероприятие, сославшись на неотложные дела, не разошлись по приватным каютам в обществе миловидных стюардесс и специально заказанных по случаю эскортниц, не спали, подобно @CKOM, развалившись в кресле или прямо на полу, или не танцевали на ближайшем столике мексиканский сапатеро, как таинственная спутница @Igli. Перебросившись парой слов по поводу новой тактики воздушного боя вблизи планетарных поселений с @Tchernobog и @Veles и кивнув задумчиво потягивающему кунггский эль Скряге, Хьюстон вдруг почувствовал, как внутри у него все похолодело.. «Да что же это…» — пронеслось у капитана в голове. «Это не может быть.. Она». Ноги словно сами собой поднесли его к столику в углу, где две девушки пили ароматный кошачий кофе из изящной работы бокалов.

‘- Привет, Лия, — поздоровался Хьюстон с обладательницей роскошных рыжих волос. — Давно не виделись, спасибо, что заглянула на огонек! Как дела?
‘- Извини, мне надо уже бежать, — ответила та, которую он назвал Лией. — Дина, составь капитану, ну то есть его величеству, компанию! Пока!

«Что это с ней?» — недоумение Хьюстона, впрочем, растворилось еще быстрее, чем он остался со второй любительницей кофе наедине. Он уставился на девушку с неподдельным удивлением и интересом. «Нет, конечно, это не она. Ошибся, как всегда. Всегда и везде, как только где-нибудь вижу брюнетку, мне мерещится.. Она. Пора уже тебе, дураку, успокоиться. Значит, Дина…»
Обменявшись ничего не значащими приветствиями, Дейл уже собирался покинуть столик, как Дина произнесла:
‘- Останьтесь, господин Дейл, прошу Вас. Я никого тут не знаю, и мне было бы приятно, если бы Вы могли составить мне компанию.
Через полчаса они разговорились. Ее звали Дина Энн Мосс, она пару месяцев назад с отличием закончила Академию Федерации пилотов и вступила в ряды приверженцев диктатора Грома. Во многом ее выбор был определен тем, что в сиротском приюте на Терре, которая, как известно, управлялась Захари Хадсон, к ней относились холодно, с нарочитой небрежностью и порой даже жестоко. Девушка была очень хороша собой: стройная атлетичная фигурка была облечена в стильный, с изумрудными вставками пилотский комбез; глаза того же цвета ярко сияли из-под арки роскошных волос, чернее, чем сам космос; носик-пуговка задорно поднимался, слушая пространные речи о своих летных подвигах капитана, решившего, по всей видимости, произвести хорошее впечатление.
Дейл переигрывал: его ораторский талант привлек внимание не только Дины, но и пары-другой капитанов. Тет-а-тет был очень скоро нарушен подошедшими @Igli, @Lukatarchik и остальными.
‘ — Космические кальмары? Летающие кусты? Грибы с двухэтажый дом? (Хьюстон немного прихвастнул, похоже, не только своими «подвигами»). Это все ерунда, — рисуясь перед потенциальной слушательницей, безапелляционно заявил @Igli. — А вот слышали вы историю о Черном Стрелке?’

‘- Говорят, то тут то там — обычно, конечно, в удаленных уголках Пузыря — жители планетарных поселений, охрана и фермеры, а то и некоторые капитаны, от которых и пошла легенда, встречали Черного Стрелка. Он появлялся всегда неожиданно, и всегда из ниоткуда — ни его корабля, ни транспорта никто никогда не видел — поговаривали, что не иначе, как из изнанки пространства, хотя это и считалось невозможным. Он был черен как ночь, чернее космоса, и лицо скрыто черным глухим шлемом. Никто и никогда не мог его победить в стрелковой дуэли: всегда Стрелок брал верх, причем не имело значения, была ли дуэль один на один или против всех — поэтому множество загадочных покинутых поселений, в которых порой даже оставался гореть свет и в кухонных комбайнах готовиться пища, приписывались именно встрече с ним. Кем он был (и был ли вообще), какими руководствовался мотивами и какие преследовал цели — оставалось неизвестным.
Дейл боролся с искушением нарочито изобразить палм-фейс — разумеется, подобные байки служили лишь для того, чтобы развешивать лапшу на уши доверчивым пилотессам и завсегдатаем анархических кабаков. Командиру боевой бригады, конечно, тоже можно было бы попробовать навесить нечто подобное, но военные не склонны слушать всякий бред (неожиданно вспомнился недавний инцидент с потерей шести бойцов при невыясненных обстоятельствах — ну вот, пожалуйста, как было бы удобно списать все на какого-то мифического Стрелка!) Он посмотрел на Дину — та, однако, слушала пройдоху с большим вниманием.
‘ — А знаете, господа, я видела его однажды, — неожиданно произнесла она. — Только не на планете. В космосе…
‘ — И что он там делал? — скептически спросил @Lukatarchik.
‘ — Он… просто там был. И я слышала — или мне показалось, что слышала, его голос. Он сказал: «Я. Вижу. Тебя.»
За столиком повисла тишина. Вдруг Дина прыснула в кулачок. — Да вы что напряглись-то, я просто пошутила!
Это был достойный финальный аккорд. Капитаны посмеялись и разошлись по своим столикам. @Igli от досады подошел к музыкальному автомату и попытался сменить композицию, надеясь выбрать какой-нибудь медляк и пригласить даму к потанцулькам. Автомат проигнорировал Игли. Тогда тот схватил со стойки бара молоточек для колки льда и с силой приложился по нему, пытаясь то ли вырвать топливные элементы, то ли просто разломать его в отместку. Проходя мимо, Дейл тактично отобрал молоток и помог капитану, приложив руку к дакти-замку.

Вечеринка близилась к концу. Гости покидали крейсер один за другим, вежливо благодаря героя торжества и желая тому всяческого благополучия. Подошел и капитан @Lukatarchik:
‘ — Пока, Хьюстон. Полечу к бабе Феле докручивать трастеры.
‘- Какой еще бабе Феле? Тебе надо к профессору Палину! — удивился Дейл.
‘- Так к нему невозможно попасть на прием. Он вообще ограничивает поток посетителей, принимая только тех, кто уже побывал в глубинах космоса, от пяти тысяч светолет…
‘ — Так ты домосед, выходит? — Хьюстон на мгновение задумался; интересная мысль только что пришла ему в голову. — Сколько там до моего нового королевства выходит? Полтора килопарсека? Это же то, что надо! Полетели со мной. Домчим за какой-нибудь час — у меня есть очень быстрый корабль. Надо же осмотреть свои новые владения… Если, конечно, тебя в Пузыре ничто не держит.
‘ — До пятницы я совершенно свободен, — Лукатарчик проникся духом авантюризма.
Поручив проводы оставшихся гостей Джеки и Анги, капитаны спустились в ангары, где стоял быстрый и юркий «Колумбус» («Голубь» — лат.). Закинув прихваченные из камбуза ланч-боксы с саморазогревающимся космическим пловом, через пять минут путешественники отстыковались от «Волатики» и понеслись куда-то к туманности Орла.
Лукатарчик не переставал восхищаться видами Млечного Пути, рукав которого становился все ярче и ярче. Прыжок, прыжок, прыжок.. «Голубь» несся через рукав Ориона со скоростью около 80 светолет в минуту, и уже скоро кильватер «аспида-исследователя» находился в секторе Врегойе, а потом и Блу Эвк. Отклонение времени прибытия от расчетной составило доли минуты.

Дейл понимал, что хитрая Антуанетта выбрала удаленную систему наобум, лишь из вежливости подобрав ее каталожное название под его инициалы. В королевстве не было ничего особенного, но хотя бы имелись планеты и, если верить сканеру, некоторые даже с атмосферой. Что ж, хотя бы есть, куда установить символический империй… «Колумбус» осторожно спланировал на поверхность четвертой планеты. Если здесь и была атмосфера, по аэродинамике, как и по виду неба, она никак не ощущалась — если не считать еле заметной дымки-ореола вокруг местного Солнца. Переодевшись в скафандр «артемис», Дейл замер на пороге трапа с заготовленной фразой.
‘ — One small step for human. — пафосно начал он, но закончить не успел — неуклюжий Лукатарчик буквально спихнул его со ступеньки вниз. Первый шаг на неизведанный мир состоялся.

Внеся в запись кодекса координаты планеты, факт открытия и первого шага, Дейл выбрал во льду ровную площадку и аккуратно установил флагшток, закрепленный на жалованном империи. Осемкнув, на правах первооткрывателя он остроумно (или из духа противоречия с домом Дюваль) нарек планету «Новый Эхекатль», произнес традиционный виват, и засобирался в обратный путь. Лукатарчик, однако, улетать не спешил. — Я бы тоже не отказался от «первого шага». Полетели дальше! Король Нового Эхекатля, ворча, поднял «Колумбус» на орбиту и направил на ближайшую луну. Там с посадкой возникли небольшие трудности — поверхность была куда гористей, и подобрать площадку для посадки удалось только со второго раза.
Как и на Новом Эхекатле, мужчины выбрались на ~~прогулку~~ внекорабельную деятельность. Прямо перед их взором расстилался ярчайший рукав Млечного Пути, заставляя в очередной раз почувствовать себя не более, чем песчинкой, затерянной в глубинах Космоса. На многие-многие килопарсеки вокруг здесь не встретить ни одного, кроме их двоих, человека! *Ну или кроме вон той темной фигуры, вдруг пробежавшей в полукилометре от них по ледяному плоскогорью…* — Ты ЭТО видел?! — вопросил ошарашенный Дейл. — Звезды, да. Очень красиво, — вяло ответил Лукатарчик. — Нет, ты видел.. ЭТОГО? Лукатарчик посмотрел на Дейла, как на сумашедшего. — Кого — этого? — недоуменно спросил он.
Дейл промолчал и погрузился в тяжелое раздумье. Этого просто не могло быть, потому что быть не могло. Он устал, полет был долгий, семьдесят прыжков — не шутка.. Да и «рассвет Эвриалы» не способствует ясности мышления. Какой-то во рту стоял неприятный привкус… или это в воздухе? Или просто — ТУТ. — Никого. Показалось. Полетели домой. — Ничего не имею против! — добродушно заявил Лукатарчик. Ща бы плова навернуть да подремать.

Вернувшись на «Волатику», Хьюстон первым делом дал команду офицеру навигации выдвигаться в Ях Булу, где предстояло провернуть ряд операций, имевших конечную цель приобрести достаточно редких материалов и данных для очередной дани стрелковым инженерам: по слухам, которые он краем уха уловил еще во время приема на «Индомитабле», где-то что-то затевалось весьма и весьма жареное. Назывались имена Диктатора, так называемого президента Хадсона и иных, менее заметных, но не менее влияющих на событие воротил большой политики. И для подобного требовалось как можно лучшее оружие.

Прибыв в систему, первым делом Дейл позволил себе немного расслабиться (и дать распространиться паническим слухам о прибытии известного и беспощадного марадера), поэтому он отправился в люкс-отель «Логово Ишиды» и как следует там кутнул. После его отъезда отель лишился немало секретных данных, недальновидно оставленных на носителях информации группировкой «Динго Дювали», «крышующих» злачный отель — но не притока своих обычных завсегдатаев-проходимцев, прибывающих на нескончаемых «орках» и «белугах», чтобы полюбоваться кровавым закатом и обтереть свои тайные дела. Поэтому на «Шахте Араи» его уже ждали — как он и предполагал, охрана предпочла ничего не замечать, так что вскоре его коллекция безо всяких жертв обогатилась массой активов. Тем не менее, понадобилось без малого пять дней, чтобы вывести ~~награбленное~~ найденное добро на корабль, и еще один — на посещение пары инженеров, снабдивших Хьюстона хитрыми и полезными «примочками». У одного из них, Кита Фоулера, его и застали будоражищие кровь новости.
Алярм! Алярм! Предательское нападение на Диктатора от мерзких хадсонят! Он выжил, не растерялся, собрал все силы в единый кулак в Дельте Павлина и направил его против Федерации. Хадсон бежал, «переодевшись мужчиной», как вещал официальный рупор EG «Время Эвриалы». Надо было поторопиться — иначе Дельта Павлина вскоре будет наводнена боевыми крейсерами, и свободной орбиты для того, чтобы пришвартовать «Волатику», может попросту не найтись.
В системе Дельты радиочастоты были попросту забиты до отказа. Еле-еле Хьюстону удалось уловить передачу @Igli — веду бой у Золотой планеты, нужна помощь! Сводки говорили о том, что именно там открыт фронт высокой интенсивности. Корвет Дейла «Император Маркус Отто», этот несокрушимый молот производства федеральных верфей, сегодня, как и обычно, служивший орудием возмездия федералам, с ходу вмешался в кучу вражеских кораблей, раскидав особенно упоротых и разнеся остальных в клочья огнем сшестеренных орудий. Два истребителя, пилотируемых Анги и той самой незнакомой мексиканкой, новой пилотессой @Igli, не сговариваясь, носились слаженным крылом и брали под обстрел «ганшипы» и «фасы». И все-таки, волны противника накатывали и накатывали снова и снова.

Ну, куда же без этого! В черноту космоса чернилами каракатицы вылилась дыра гиперпространства, из которой начал медленно вылезать «фаррагут» — ударный федеральный крейсер. Изнанка пространства сочилась ярким вторичным излучением, которое не могло, однако, полностью закрыть провал, в котором впечатлительному капитану виделся не только силуэт крейсера, но и словно бы средоточие всех сил Зла. «Беру тепловые реле на себя» — комлинк отозвался бодрым голосом @Igli, что оставляло самому Хьюстону свободу маневра и возможность сосредоточить огонь орудий на маневренных целях.
Однако фрегат не уходил! Словно заколдованный, он оставался «на плаву», заливая поле битвы туррельным огнем — при том, что по всем признакам, лишившись разрушенной Игли теплозащиты, должен был давно от собственного жара превратиться в раскаленный брусок металла и керамики. Это было странно, это было неправильно, это было просто невозможно — и до кучи, это составляло серьезную проблему для «зеленых», таявших один за другим в орудийных сполохах. Слишком быстро, даже для огневой мощи крейсера!
Разбор можно было оставить на потом, а сейчас оставалось готовиться к отступлению из этой зоны и попытке закрепиться дальше. Оба истребителя уже вернулись в ангары корветов, и оставалось дождаться, когда реактор перебросит излишки энергии с ненужных более орудий на рамочный двигатель… Как вдруг в шлемофоне раздалось «Эй, мальчики! Что приуныли?!» И, обойдя «Император» с бакборта, в гущу сражения проскользнуло звено «зеленых» во главе с пестро раскрашенным «фер-де-ленс» — космос озарился яркими зарницами фазеров. «Понеслась…» — подумал Хьюстон, разворачивая порты орудий обратно.

За какие-нибудь пять минут ситуация поменялась кардинально. Вначале космос очистился от «утюгов», затем стали рассыпаться «орлы» и «гадюки» — и вот уже на радарах осталась одна-единственная красная точка — «фаррагут»! За свою внушительную боевую карьеру капитан Хьюстон, да и Игли тоже, с таким никогда не встречались — волны «красных» всегда накатывали до победного, лишь изредка перегруппировываясь в суперкруизе. Сейчас же никто не тревожил гиперпространство, и оставалось удовольствоваться этой весьма странной победой… «Если что, зовите еще, поможем!» — вновь в шлемофоне прозвучал тот же задорный женский голос. «И это.. Ваше Величество, расскажите потом, где же искать грибы с двухэтажный дом!»

‘- ..И усилить контроль на дальних рубежах. Все свободны! — послышалось шуршание защелкивающихся кейсов, и офицеры с бодрым «оу-севен» стали понемногу расходиться. В суете никто не обратил внимание на юркую тень, скользнувшую в переговорную каюту, козырнувшую генералу и расположившуюся в кресле у дальней переборки. Моралес, похлопав по плечу капитанов @Veles и @Tchernobog, собственноручно защелкнул замок на пятый уровень допуска и повернулся к посетителю.
‘ — Ну что мне поведают вольные каменщики? — добродушно пошутил генерал. — Изволите чаю, дон Кортес?
‘ — Не откажусь, — кивнул тот, немного поморщившись. Опасения подтвердились: в винтажном стакане в серебряном подстаканнике плескалась щедрая порция самогона.
‘- Так что там у тебя? Опять *аномалия*? — вопросил Моралес, сам щедро отхлебнув и подсев к столу.
‘- Так точно. В этот раз гораздо серьезнее и более явная.
‘- Я слушаю.
‘- Участились рапорты командиров, которые столкнулись на фронте с необъяснимыми вещами. Вот, «неуловимый фаррагут» — четыре рапорта, «щупальца бездны» — восемь, «невидимый корабль» — пятнадцать, «призрак в поселении» — шестнадцать, «заброшенный блокпост» — двадцать три, «неопознанный стрелок» — сорок два.. И это не считая замолчавших о необычных вещах — но в пилотской-то слухи всякие ходят!
‘- Ты хочешь сказать, что федералам помогает некая явная аномалия? То, что ваша группа называет «Черный Стрелок»?
‘- Я хочу сказать, что что-то происходит. И в наших прямых интересах как можно скорее установить, что. Да, можно сказать это «что-то» настроено дружественно Федерации и, что особо настораживает, враждебно нам. И это «что-то» нам заметно мешает — пока локально, но не хотелось бы глобального импакта…
‘- Но ситуация на фронтах стабильно положительная.
‘- Это так. Но капитаны, доложившие об «аномалиях», попросту не смогли выполнить боевую задачу — противник либо ускользал, либо не появлялся, либо был неуязвим. За редкими исключениями..
‘- Ты, конечно же, проверил эти исключения?
‘- Так точно. И здесь тоже есть кое-что любопытное. Почти во всех случаях наши корабли поддерживала одна и та же спецгруппа быстрого реагирования.
‘- Имя командира группы?
‘- Дина Энн Мосс. Четыре месяца назад выпустилась из Академии и поступила в EGU.
‘- И… уже с боевой Элитой?? Наведи справки, @CKOM, и вызови ее ко мне. Это может быть интересно…

«Альянс крусейдер» «Агамемнон» находился на орбите Наследия Регана уже пятый час. Очередь на посадку на «Непокорный» потихоньку продвигалась, но крайне медленно — в эти дни вся Дельта Павлина гудела, как растревоженный улей, и целые тучи кораблей и их командиров наперебой добивались аудиенции у Диктатора или по крайней мере у командующего операцией генерала Демаркуса Моралеса — отчитаться о проделанной работе, сдать боевые облигации — это по легенде, а на самом деле — разузнать новости, получить секретные приказы, а также лично засвидетельствовать командованию свою преданность — кто бескорыстно, кто из пущего бахвальства, кто из меркантильных соображений или тщеславия (наш капитан в равной степени относился ко всем перечисленным категориям). В одном, однако, все были едины — в ожидании и уверенности скорейшей победы, а также проклятиях и смешках в адрес скатившегося ниже плинтуса Хадсона. В ожидании своей очереди, Дейл и Джеки успели уже два раза слетать на соседний Камп Миттеранд и как следует прорядить ряды федеральных сил обороны — однако, каждый раз возвращаясь назад, они попадали на другого диспетчера, и круги ожидания возникали для них снова и снова. Они были уже близки к тому, чтобы отказаться от затеи пробиться сегодня, как наконец платформа номер два засветилась красным и тут же поступило «добро» на посадку.
Высадка на корабль была, однако, закрыта. Сдав бонды, наши искатели приключений уже хотели лететь дальше, как вдруг Дейл услышал радиопередачу знакомым звонким женским голосом: «Непокорному», «Серафим», запрашиваю посадку и пребывание» и ответ офицера посадки: » Зоргон Петерсон «Серафим», посадку разрешаю, платформа ноль один, время пребывания сорок пять минут».
‘- Джеки, мне надо срочно отлить, — тут же сымпровизировал Хьюстон. — Запроси пребывание на полчасика..
‘- Сдурел? — покачала головой та. — Гальюн вон там, на нижней палубе!
‘- Он сломан. Там рельса из Гуха до сих пор торчит.. Да и к Моралесу заглянуть надо. Запрашивай, короче!
Получив допуск, Дейл бегом помчался к турболифтам, словно и впрямь невмоготу было терпеть. Джеки, поглядев ему в след, пробурчала: «Вот кобелина…»

Оказавшись в центральном отсеке, первое, что увидел Дейл — грозную фигуру генерала Демаркуса Моралеса, произносящего с балкона второго яруса пламенную речь, обращенную к многочисленным слушателям внизу — среди них Хьюстон узнал кое-кого из бгс-капитанов EGPU. Поставленный слог, энергичная, с типично южным темпераментом жестикуляция, проникновенный тембр, железобетонная аргументация — все указывало на крайнюю степень ~~шафе~~ патриотического воодушевления и длительные посиделки с @Fargus. Не будем приводить здесь его речь; интересующиеся легко смогут найти ее полный текст на страницах «Времени Эвриалы».

‘ — Генерал Моралес! — несмотря на гул аплодисментов и на то, что командующий еще что-то говорил, эти звуки с легкостью каким-то непостижимым образом заглушили стоявший в зале шум. Дейл обернулся — перед его мысленным взором сразу всплыли зеленые с озорным солнечным ореолом глаза, похожие на два перевернутых полумесяца. — Честь и слава, победа и процветание всегда да пребудут с Союзом EG и его великими полководцами! Вы мне назначили аудиенцию, позвольте подняться к Вам.
Наваждение оказалось неожиданно сильным и реалистичным. Словно бы в зале притушили свет, а в обладательницу Голоса ударил — нет, окружил — свет как от яркого прожектора. Дейл впился глазами, не отрываясь, на прошествующую рядом грациозно и уверенно через расступившуюся толпу капитанов стройную восхитительную фигурку, и почувствовал себя словно пигмеем, оказавшимся в царстве титанов. Все чувства ушли как будто в зашкал; даже наручный планшет-часы, казалось, поддался тому же наваждению и бешено переливался водопадом цифр, словно во время гиперперехода. Зажмурившись, Дейл снова огляделся — нет, конечно же, иллюзия! Но что за сила притяжения у этой девчушки?! Она манила его магнитом, даже не просто магнитом, а магнетаром! Такого он не испытывал никогда, сколько себя помнил.

Время пребывания Дейла на «Непокорном» стремительно заканчивалось, для продления же поводов уже не оставалось. Отчаявшись дождаться Дину, понурившийся и изрядно поднабравшийся у стойки бара капитан отправился к тамбуру турболифтов. Кнопка вызова не работала. Нажав для верности еще пару десятков раз и поводя ID-карточкой, Дейл обреченно собирался уже идти сдаваться на милость местной СБ, как вдруг услышал: «Привет, Дейл! Тебе помочь?»
Перед ним стояла Дина и задорно улыбалась. Прямо за ней возвышалась грозная глыба генерала Моралеса и коммандер @CKOM, уже не во всегдашнем трико-комбинезоне, а в снаряженном «доминаторе» с начищенными пластинами керостали. На Дине был также надет бирюзовый «доминатор» с переносной ракетницей Л-6, который девушка несла с ловкостью, неожиданной для хрупкой на вид фигуры. Впрочем, присмотревшись, Дейл отметил про себя ее прекрасную мускулатуру: атлетизм прекрасно шел ей, нимало не умаляя ни женственной формы рук, ни изящества линий прекрасных ножек, ни осиной талии, ни округлых [далее следуют ненужные анатомические подробности]. Присмотревшись повнимательнее, он обнаружил, что забрел по ~~пьяни~~ ошибке в сектор «Фронтлайн солюшенс» — вот почему не работал лифт!
‘ — Хьюстон! — прорычал Моралес. Вот тебе и доброволец, Серж! Что ты тут прохлаждаешься? Слушай задание: поступаешь под командование майора Энн Мосс, грузитесь с @CKOM на корабль, летите куда он скажет. Твоя задача: прикрытие группы. Возвращаетесь, докладываете! Вопросы-нет вопросов! Вперед!
Они прилетели, как и следовало ожидать, на Миттеранд. Пока «вультура» планировала к Гуху, Дина не переставала болтать с Дейлом, который понемногу преодолел робость и вновь начал засыпать девушку захватывающими рассказами о своих и не совсем своих подвигах. Дина улыбалась, и Хьюстон от вида этой улыбки таял, как сахар. СКОМ до входа в атмосферу сохранял молчание, копаясь в каком-то приборе, по виду — сенсоре излучения, внимательно поглядывая на сенсограммы с задумчивым видом. Наконец, он повернулся к Дейлу и сказал:
‘ — Ситуация следующая. На точке что-то происходит не то. Получено сообщение от оставшегося взвода. Мы называем это явление «Черный Стрелок».
‘- «Мы» это кто? — поинтересовался Хьюстон. — И что-то я не узнаю твоей прыти, дружище. Я думал, ты еще отсыпаешься на «Волатике», или возделываешь садик где-нибудь в Кристаллиновых Шардах…
‘- Неважно кто «мы», — ответил CKOM. — Важно, кто этот Стрелок. Его пока не удается опознать. Уничтожить его также доселе было невозможно. Сообщают о больших потерях, так что будь осторожен.
‘ — И как же мы с ним справимся? И зачем мы взяли Дину?
‘- Это не мы взяли Дину. Это она — взяла нас. Дина уже встречалась с этим Стрелком. И знает, как его победить.
‘- И как же?
Вультуру тряхнуло, и десантный ложемент пришел в движение, не дав договорить.

К ним сразу подбежал капрал — командир взвода. — Ну, что у вас происходит? — выпалил @CKOM. Капрал воззрился на того, но, заметив майорские эполеты на Дине, обратился к ней. — Госпожа майор, на точке происходит какая-то бесовщина. Мой взвод и два остальных сразу после высадки столкнулись с.. Нас.. Не знаю, как назвать. Нас парализовало.
‘- Что??
‘ — Мы не могли сделать и шага. Не знаю, как описать ощущение, когда будто бы идешь, но при этом остаешься на месте… Затем нас сразу накрыл шквальный огонь противника. Он тоже не двигался, за исключением одного бойца.. Но попадали метко. Потом.. Наши путы словно развязались. Мы пошли в атаку, ликвидировали всех, но последнейго оставшегося локализовать не смогли. Он там, — капрал махнул рукой в сторону одного из строений, — определенно, по радару, там — но его не видно! И он ведет огонь. Словно изнутри стен.
Дейл непроизвольно подтянул потуже крепление шлема. Походило на применение экзотического химического или биооружия, вызывающего массовые галлюцинации… Если бы применение индивидуальных СЖО не делало это невозможным, по крайней мере, респираторно.
‘- А вот и ваш «застенщик», — вдруг промолвила Дина. Прямо на них неслась темная фигура бойца без «зеленой» отметки «инсайта». Без каких бы то ни было отметок. Дейл потянулся было за «афелионом», но СКОМ взял ружье за ствол и резко опустил. — Не надо, Дейл. Это бесполезно. И — небезопасно, — он указал на гору трупов, устилавших окрестности точки. — Они тоже пробовали стрелять. Дина, надо отступать и грузиться на корабль. Попробуем ударить с воздуха.. Дина!!
Та уже бежала темному бойцу наперерез. Стрелок достал свой ракетомет и в мгновение ока выпустил заряд в сторону девушки. Взрыв! Произошло чудо: ответный выстрел Дины из снайперки уничтожил ракету на половине дистанции. Чудо, а не случайность: ибо тот повторил атаку, и снова «недолет» ракеты! Противник отбросил «карму» и выхватил из-за спины «опрессор», наполнив пространство вокруг роем жужжащих, словно мухи, розовых плазмоидов… Ни один майора даже не задел — движения девушки стали столь стремительны в каком-то безумном боевом танце, что невозможно было уследить.
Над точкой словно померкла Дельта. Нет, это всего лишь огромная тень «стервятника», спикировавшего к Стрелку, который вдруг взлетел в воздух — раза в три выше, чем позволял обычный джетпак! — и приземлился прямо на выпущенной рампе. Улетать «вультура» не спешила.
‘ — Да кто же ты?! — в сердцах воскликнул @CKOM. И, словно услышав его возглас, в шлемофоны бойцов проник зловещий голос: «Мое имя — Легион». — Так отправляйся к своим! Лицо Дины словно осветилось лучом прожектора, когда она, стиснув зубы, подняла ракетницу и произвела выстрел. То же, не сговариваясь, повторили все «оранжевые». После того, как погасла вспышка и улеглась пыль от падения туши «стервятника», свидетели сего странного боя увидели и вовсе непонятное: фигура Стрелка осталась висеть в воздухе безо всякой опоры и джетпака, словно насмехаясь над защитниками Гуха и законами физики. Что сделала Дина, не понял никто; но вот она уже летит к Стрелку, вот они сцепились в фееричной и невозможной воздушной схватке, вот они падают оземь, вот вспышка и волна, словно из гиперпространства.. И Дина лежит на Миттеранде, а Стрелок… исчез.
Дейл подбежал к девушке и стал ее трясти: «Дина, Дина, очнись!» Из ее уст неожиданно прозвучал искаженный голос: «здесь нет Дины, здесь только Зуул!» Дейл решил, что сошел с ума. А Дина неожиданно прыснула от смеха: «шучу, извини!» Подошел СКОМ. — Впечаляет. Госпожа майор, а *Вы* не хотите ли нам рассказать, ЧТО это было?

С утра все оборудование космопорта нещадно сбоило. Метеорологическая служба ссылалась на сильнейшую магнитную бурю на Соле, хотя ничего подобного Майкл Уотерс на своей памяти, в которой запечатлелось немало солнечных бурь, не видел. Помимо помех на сенсорах кругового обзора, по голоэкранам вместо обычной телеметрии пробегали какие-то штрихи и совсем нечитаемые символы. По регламенту надо было приостанавливать полеты, но в воздухе находилось слишком много бортов, и диспетчеру не улыбалось разгребать кучу-малу на ровном месте. Подумав, Майкл «поигрался» с частотным регулятором, проглядывая картинку в разных диапазонах, и ему удалось найти зону, сравнительно свободную от помех. Через нее он и стал заводить прибывающие корабли на посадку, временно запретив все новые вылеты.
Командир транспортника «Наследие» Питер О’Нил выполнял заход по крайне нестандартной схеме, выданной диспетчером космодрома. Неповоротливый и груженый до отказа «боа» выполнял маневры крайне неохотно, и Питер ругал «этих бездельников на вышке», вцепившись в штурвал. Видимость была относительно хорошей, но сегодня даже море выглядело не так, как обычно… До кучи, не захотел включаться ассистент посадки, и заход пришлось строить вручную. Отсутствие подобной практики чуть не закончилось «полным ртом Земли», когда «Наследие» вышла на нерасчетно низкую высоту — «земли», сказали мы, ибо конец маневра пришелся у самой кромки песчаной косы. Питер крякнул с досады и до упора выжал реверс — могучие трастеры взревели и нехотя затормозили корабль в считанных метрах от поверхности. Командир огляделся по сторонам, не зашиб ли сдуру кого.. И резко потянулся к тангенте комлинка: «PAN-PAN-PAN, Майами-подход, RJ-224 Лэкон «Наследие», отметьте мою позицию, человек за бортом, нужна помощь!»
…Бригада медиков спешно подбежала к распростертому на песке человеку — на вид совсем молодой девушке лет шестнадцати-семнадцати, поза которой и явные темные следы то ли налипшей грязи, то ли шрамов на полностью обнаженном теле свидетельствовала явно не о пляжном отдыхе. О том же свидетельствовал и аварийный маяк, обычно встраиваемый в спасательные криокапсулы космических кораблей, валявшийся метрах в ста. Самой капсулы, впрочем, не наблюдалось — скорее всего, ее обломки унес море; маяк же выглядел полностью разбитым.
‘ — Вы живы? Вы можете говорить? — старший из бригады осторожно перевернул пострадавшую на спину и приготовился погрузить на носилки, прикрепив ей датчик на указательный палец. Девушка едва заметно вздохнула. — Что произошло? Где болит? Как Вас зовут? — медик засыпал ее вопросами. Ответа не поступало. Бригада погрузила пострадавшую на носилки и отнесла в приготовленный кар. И лишь там, вырвавшимся из груди и странным, не вполне девичьим полушепотом, прозвучало что-то вроде: » Δυνάμις! Δυνάμις. «. Медик, пожав плечами, заполнил формуляр: «Дина Мосс, шестнадцать лет, посттравматический шок, множественные ушибы, ожоги 2-й и 3-й степени, летная катастрофа…»
…Что именно произошло, как ей удалось выжить, и какой корабль разбился в районе Флориды, так и осталось неизвестным: у девушки диагностировали полную амнезию, вызванную сильнейшим шоком, а аварийный маяк идентифицировать на месте из-за серьезных повреждений не удалось. Впрочем, никто этим особо и не стал заниматься: никаких иных пострадавших ведь не оказалось, а объявления о розыске или пропавших кораблях отсутствовали. После восстановления спасенную определили в местный сиротский приют.

Разместившись в ремлоке бизнес-класса скоростного шаттла на Терру, @CKOM задумчиво отхлебнул из поданного заботливой стюардессой стакана и откинулся на спинку кресла. Его не покидала смутная уверенность, что дело скоро прояснится, а запутанный клубок недавних событий и загадок будет так или иначе распутан. Он сам был из сиротского приюта Империи и сейчас летел в такой же, правда федеральный, приют. «Символично», подумал он. Словно возвращаясь в молодость, когда так хотелось отыскать неуловимую Раккслу, и так близко она ему тогда казалась! И вот, не менее захватывающая тайна сейчас лежит перед ним; тайна, которая должна быть разгадана! Неизвестные силы вмешиваются в жизнь людей, и их влияние уже скоро невозможно будет игнорировать… То тут, то там появляющийся Черный Стрелок, и эта неизвестно откуда взявшаяся супер-вумен Дина, прикидывающаяся чайником.. «Разберемся!» С годами @CKOM приобрел не только изрядную долю скептицизма и привычку брюзжать, но и методичность.
Он никогда еще не был на Терре, и, пока шаттл совершал маневр схода с орбиты, смотрел во все глаза. Планета-прародительница человечества, конечно, впечатляла, но при этом не сильно отличалась на вид от родной Иджи Прайм. Однако, одно дело — читать в детстве голокнижки о Земле, другое — видеть своими глазами. Сейчас, например, они пролетали над Атлантическим океаном, готовясь к посадке в космопорту Майами.. А ведь где-то здесь находится тот самый знаменитый Бермудский треугольник.. Да прям под ними он и находится! «Тааак, отставить, СКОМ» — скомандовал он сам себе. «Нам достаточно и собственных загадок. Сосредоточимся на деле».
Прибыв на место и пройдя таможенные кордоны без особых проблем (из-за недавних событий и бегства Хадсона бардак царил и здесь), он развил кипучую деятельность. На улице было непривычно жарко, так что и впрямь можно было вскипеть. Поэтому он поскорее погрузил себя в рафинированную прохладу аэротакси и отправился по адресу, добытому в личном деле майора Энн Мосс. Там, предъявив выданное Моралесом удостоверение, он получил доступ к терминалу и пообщался с сотрудниками приюта.
Через каких-нибудь два часа коллекция коммандера обогатилась не только личным делом, подробным психологическим, биографическим, академическим портретами Дины, но и образцом ДНК, а также — что было большой удачей! — голокопией обломков аварийного маяка, найденного вместе с ней. CKOM выяснил также любопытную деталь — у девушки была полная амнезия, единственное, что она помнила — собственное имя. Однако, как и в любом приюте, тут также существовала традиция давать имя в честь воспитателя (сам СКОМ, как мы помним, с гордостью носил имя своего бывшего учителя, ныне — командира и шефа, генерала Моралеса). И Дине досталась вторая фамилия Энн, в честь имперского патрона приюта — в рамках формальной дружбы Империи и Федерации подобное иногда практиковалось. Узнав имя патрона, СКОМ глубоко задумался… Им явно манипулируют. Идет Большая игра.

В аэрлок одного из самых печально знаменитых и грязных притонов на Эурибии проскользнула тень в черном комбинезоне. Что охрана, что девушка в кожаной мини-куртке и шипастом ошейнике на ресепшн, что кураторы из Голубой Мафии не обратили на вошедшего никакого внимания — то ли он был им хорошо знаком, то ли полностью соответствовал облику обычных здесь посетителей. Фигура молча поднялась по лестнице на второй этаж и набрала код на одном из нумеров. Дверь с обычным шелестом раздвинулась и пропустила гостя вовнутрь.
Антуанетта Шинрартская, не посчитав нужным вставать с подушек (и одеться, лишь небрежно набросив поверх халатик), ленивым жестом приказала двум молодым людям весьма аморальной наружности выйти. Лишь только за ними задвинулась дверь, она обратилась к пришедшему.
‘ — Ну, что расскажешь, mi amice?
‘ — Твой разлюбезный дорогой дружок @CKOM посетил приют «Утренняя звезда» на Терре. Похоже, он кое-что раскопал о твоей воспитаннице.
‘ — Вот как! Ну что ж, этого следовало ожидать. И зачистить там все заблаговременно! Твоя недоработка!
‘ — На Терру мне путь заказан, тебе об этом должно быть известно. Да и «зачистка» эта — бесполезна, шила в мешке не утаишь. Зачищать надо людей.
‘ — Ну а что ж ты не зачистил нашего «короля» Хьюстона на Блу Эвке?
‘ — Он меня *видел*. Стало быть, он под *ее* защитой. А вот с твоей стороны было крайне неразумно наводить его на те системы.
‘ — Он должен был там сгинуть! Его бы стали искать, туда потянулись бы те.. Кто надо, в общем. И рано или поздно, была бы война. На нашем поле! На наших условиях! А сейчас — кто полезет снова в эти дебри.
‘ — А ты, Аннет, что ж не «зачистила» своего разлюбезного @CKOMа?
‘ — Никакой он не разлюбезный. Хам, грубиян и невежа.. Я подмешала «акву тофану» ему в вино. Он.. Отвернулся и захрапел!
‘ — Этот храпун из спецотряда Моралеса по аномальным явлениям сейчас докладывает своему шефу о результатах расследования. И о тебе! Еще немного — и в EGU узнают, что в их рядах сражается Динамос…
‘ — Динамос.. Ну так что с того? Они и так догадываются.
‘ — Рано или поздно это приведет к большой войне.
‘ — Значит, война!
‘ — Тебе напомнить, чем это заканчивалось раньше? Ты изучала историю в имперских лицеях? Где сейчас империи Египта, Индии, Греции.
‘ — Она одна, а нас — Легион… Мне вспоминается что-то про Тысячелетнее царство, в котором ведь может быть и Царица, не правда ли?
‘ — Все может быть.
‘ — Ну ладно, mi amice. Еще не вечер. Будем действовать на опережение. CKOM, Дейл, @Igli и остальные — разберемся с ними. А сейчас.. Я хочу немного развлечься. Иди ко мне.. Ммм.. Какое лицо увижу я сегодня?

Комлинк @CKOMа (противоударная модель «Карма-3310») настойчиво завибрировал. — Слушаю, @Krizalis, — ответил капитан. — Готовы результаты анализов. Надо обсудить.
‘ — Я слушаю.
‘ — Это не голофонный разговор.
‘ — Мы с Дейлом и @Igli сидим «под мостом» на Михельсоне — прилетай…
‘- Нет. Эхекатль А4, двести километров северо-западнее поселка Обиаколам, через час.
СКОМ крякнул с досады и допил пиво из бокала. Игли и Дейл тоже куда-то засобирались. Что ж, по предельно серьезному тону Крис было понятно, что девушка взволнована — Серж припомнил недавние курсы по боевой психологии. Вообще, держать в голове массу новых и всесторонних знаний было чрезвычайно непросто, а уж применять их на практике — еще сложней. Но, похоже, инструктора EG знали, что делали…
В этих мыслях бравый капитан оседлал свой верный «крайт» и понесся на точку рандеву. Там, в белоснежных песках пустынных дюн и равнин, в лучах Эхекатля-А горделиво блестел огромный имперский «каттер». «Красивый корабль», подумал СКОМ, запрыгивая на помпезный и довольно высокий эскалатор. Идя по длинным внутренним декорированным галереям с естественным освещением, он еще более укрепился в этом мнении и мысленно дал зарок начать откладывать креды с каждой зарплаты. Кризалис ожидала его в кают-компании.
И не одна! Наклонившись и внимательно рассматривая образцы различных биокультур и экзорастений, аккуратно расставленные повсюду в стеклопластовых витринах, в кают-компании также обнаружилась никто иная, как Дина Энн Мосс собственной персоной. СКОМ поздоровался с девушками, усаживаясь рядом с Крис у широкого панорамного иллюминатора, где открывался живописнейший вид на планету и осторожно принимая из ее рук кофейный набор с лейвианскими шоколадками и корицей.
‘ — Я внимательно и тщательнейшим образом изучила те образцы, что ты передал с Лией. А также те, которые поступили после твоего визита на Терру. В них нет ничего необычного — по крайней мере, с научной точки зрения.
‘ — Чему же я обязан честью сегодняшнего визита? — спросил коммандер.
‘ — Результатом анализа ДНК. Нет, повторюсь, ничего необычного тут нет, Дина — самый обычный человек. Необычным можно назвать разве только то, что ее ДНК на 50% совпадает с фамильным маркером имперского дома Дюваль.
‘ — Дюваль?? Ты уверена?!
‘ — Не будь я уверена, не говорила бы. Мы с Диной провели повторный анализ. Ошибка или совпадения исключены.
СКОМ оглянулся на черноволосую красавицу (явно прислушивающуюся к их разговору). Что ж, пора перестать играть в прятки и недомолвки. Дело серьезное.
‘ — В конце концов, это, конечно, странно, и это, вне всякого сомнения, что-то означает и к чему-то ведет. Но, с другой стороны, это же просто генеалогия и просто часть галактической политики, а вот Черный Стрелок — это проблема, и я пока не очень улавливаю тут какую-либо связь… Мы можем величать нашу госпожу майор «Ваше высочество», но разве это нам поможет в борьбе со Стрелком??
‘ — Кстати о генеалогии. Базы биометрических данных EG корпуса проливают свет и на вопрос, с кем совпадают остальные 50% генов. Отец Дины — никто иной, как капитан @Igli.
СКОМ чуть не поперхнулся кофе. — Игли?? Наш Игли? Еще одна донья Эсмеральда Батонян?
‘ — Я почти уверена, что Дина и Эсмеральда — сестры-двойняшки.
‘ — Не вижу никакого сходства.
‘ — Ты слышал, что близнецы бывают не только идентичными? Присмотрись — черты Дины определенно напоминают и @Igli, и некоторых представителей Дювалей.
СКОМ глубоко задумался, уставившись через иллюминатор куда-то вдаль.
‘ — И вот еще что, — продолжала Крис. — Та голография аварийного маяка. Электронно-нейтринный микроскоп помог установить его принадлежность. Федералы пытались восстановить электронную сигнатуру передатчика, что было уже невозможно из-за повреждения конструкции. Но производители кораблей раньше ставили особые отличительные нано-метки, и эту метку и сейчас можно прочесть. Маяк был установлен на пантер-клиппере «Милагроса». Не твой ли отец летал на таком, а?

На беднягу @CKOMа за крайнее время навалилось столько всего, что он чувствовал себя полностью вымотанным. Боевые командировки, визит на Терру, Черный Стрелок, Дина Иглевна Мосс-Дюваль, @Krizalis со своими открытиями, отец… Он вспомнил, как поклялся найти того подлого убийцу, заколовшего папахена в кабаке — хотя дон Себастьян и не особо утруждал себя отцовскими обязанностями, все же был предан Диктатору и прошел за него огонь и воду. СКОМ пробовал было отвлечься, отправившись в мастерские Фелиции Фарсир, где до винтика разобрал свой имперский «курьер» в надежде собрать что-то похожее на сверхскоростные «Вуууух!» @-Veles-а и «Стимфалийскую птицу» Хьюстона — но деталей явно не хватало, и старушка Фарсир лишь разводила руками. Поэтому капитан временно оставил это увлекательное занятие и отправился в ближайший отель, чтобы как следует выспаться.
С первыми лучами Дециата, пробравшимися в его номер, он вскочил с четкой мыслью, что попросту не сможет успокоиться, пока этот клубок не будет распутан. Поэтому он уселся за столик, схватил планшет и стило и начал выводить каракули, пытаясь сосредоточиться и связаться обрывки информации воедино. «Мне бы такое спокойствие, как у Дины…» — подумал СКОМ. «Конечно, она взволновалась открытиями Крис, но больше тем, что приоткрылась история ее происхождения, чем собственной генеалогией. А генеалогия-то и впрямь любопытная…» Он вывел слева на планшете крупными латинскими буквами «DINA ANNE 2», затем справа: «DUVAL» и снизу «@IGLI». Подумав, он добавил еще действующих лиц: себя, папашу, Гуся, после чего начал перетасовывать имена, тщетно пытаясь найти хоть какую-то связь. Из «ANNE» и «GOOSE», например, получался некий Ангус. «Ирландский бог любви» — сверился с информаторием капитан. «Не, это больше по части Дейла» — пробурчал он, тасуя имена дальше. «ANNE» и «IGLI» давали то ли ангела, то ли аннигиляцию, то ли Англию.. Все это не имело никакого смысла. «DINA MOSS DUVAL»… Уставшим взглядом капитан буравил императорскую фамилию, отчаявшись уже в своем наивном занятии, как вдруг.. Ему бросилось в глаза некое подобие букв. DUVAL.. DINA MOSS… Ну конечно, это же напоминает греческие значки! Дрожа от нетерпения, он нашел в информатории греческий раздел.. Дина, Дина. Дина Мосс.. «динамос»?! Сила??
«Да пребудет с нами Дина» — пронеслась в голове сумбурная мысль. «Девушку находят с амнезией через семнадцать лет после крушения «Милагросы» — живой! — и она называет себя «Силой» или хочет что-то рассказать о том, что произошло, но никто ее не понимает.. Ее удочеряет фрейлина принцессы Айслинг.. Еще через десять терранских лет она становится майором спецкорпуса EGU, после чего.. Единственная из всех, кто побеждает или прогоняет Черного Стрелка, умеет летать и испускать свет.. По ДНК никаких особенностей.. Не знаю, что все это значит, но зато знаю, кто мне сможет помочь!»

Вернувшись на Дециат, @CKOM обнаружил три новости: хорошую, нейтральную и плохую. Хорошая заключалась в том, что войска вероломного Захари Хадсона были окончательно разбиты, и по этому случаю капитаном Хьюстоном, начальником пилотажно-боевого подразделения «Летучие Ежи» (EG Aerobatics), было объявлено о проведении воздушно-космического парада на имперских «курьерах». Нейтральная новость состояла в присутствии по соседству в ремонтно-инженерных доках еще одного «курьера», принадлежащего коммандеру @Igli, а в местной рюмочной и его самого, который поведал, прямо скажем, плохую новость — парад назначен уже на завтра, и @CKOM включен в обязательный состав участников. Сам же Игли, находясь в том же списке, прибыл на Дециат для косметического тюнинга для полетов и посоветовал СКОМу не забыть установить разбрасыватель диполей «для пущего блеска».
Увы, пройдя в свой ангар, СКОМ быстро убедился, что диполь-лончер не самая главная проблема! На полу ангара были накиданы громадные матерчатые маты, на которых аккуратно были разложены отдельные детали, узлы и агрегаты — так, что сам корабль представлял собой на данный момент практически пустой фюзеляж. Схватившись за голову, СКОМ срочно побежал искать Фарсир и требовать повысить приоритет заказа. Той, однако, было не до этого — в окрестностях порта были опять замечены пираты-ганкеры на двух «стервятниках», и бабуля вызванивала патрули сил безопасности, чтобы не растерять поток и так заметно поредевших клиентов. Поэтому пришлось подождать, пока патрули не поднялись в воздух, догнали нарушителей порядка и .. Ну, сбить, конечно, не сбили, но потрепали изрядно. И лишь когда стволы зенитных орудий немного подостыли, земля Дециата перестала дрожать от падающих мин, пираты улетели зализывать раны на свои флотоносцы, а зона космопорта была очищена от обломков и сгоревших фюзеляжей кораблей пострадавших клиентов, силами бригады техников ремонт «курьера» все-таки начался. Глубокой ночью все было готово; правда, куда-то в суматохе подевался регулятор реверса тяги — ничтоже сумнящеся, техники сняли нужный агрегат с корабля капитана Игли. На немой вопрос СКОМа был дан немой ответ — конечно, найдем на складе и поставим все на место, не переживай, лети давай, не занимай платформу!

Сам парад над флагманским кораблем Диктатора Грома «Непокорный» прошел с блеском (блеск обеспечили щедро рассыпанные диполи СКОМа — у остальных вингменов его почему-то не оказалось). В шоу приняло участие аж восемь космосамолетов (правда, восьмой лишь формально — капитан @Metaphora не смог визуально обнаружить строй и выполнил сольную программу. Жаль, засветилась пленка…). Лидер группы, корабль капитана @Adinor а был выкрашен в традиционный «ежиный» оранжевый моноколор (вернее, его оперативно сделали лидером, чтобы не выделялся на фоне белоснежных самолетов, а также потому, что основной ведущий, капитан @fureimu, словил отказ сенсоров и пытался увести строй куда-то в сторону Раккслы). Группа гордо продемонстрировала строй буквой «L» и буквой «h», а также на лету выполнила перестроение из фигуры «косой треугольник» в некое подобие созвезведия «Плеяды», а далее — в «драконий хвост» (позже капитан Хьюстон уверял, что именно так и было написано в полетном плане). Отчаянный помпаж «курьера» Игли оставлял сомнения в том, что регулятор реверса был на складе в наличии… По итогам космошоу экипажам была объявлена благодарность и два наряда вне очереди.

Распечатав и прилепив на центральную переборку кабины бланк полученной благодарности и собственноручный автограф Юрия Грома на подарочном сертификате, прилагавшемся к паре двух солидно выглядивших ракетных пусковых установок за победоносное участие в битве за Дельту Павлина, @CKOM отправился на Ахенар. Именно там, он был уверен, он сможет получить ответы на мучавшие его вопросы. Поставленный по подсказанному чертежу от Дейла Хьюстона топливный бак, по объему больше напоминающий банку от чиппча, успел обсохнуть два раза, прежде чем капитану удалось добраться до места назначения (отсюда мораль — подумал @CKOM — не верь чужим чертежам, делай все сам! ~~отсюда мораль — читай чертежи до конца! — позже вразумил его Хьюстон~~). Оставив «курьер» в столичном порту, коммандер Серхио Кортес Ортега Моралес направил стопы прямиком к высившемуся невдалеке небоскребу — штаб-квартире «Pioneer Supplies».
Его уже ждали — он позаботился об организации визита заранее. Миловидная девушка с ресепшн вручила капитану особую одноразовую карточку пропуска, которую он приложил к терминалу лифта. Кабина плавно.. Ухнула вниз, словно небоскреб простирался вглубь не меньше, чем в высоту. В открывшемся его взору помещении разливался мягкий голубоватый свет от изящных, выполненных в стиле хай-тек световодов, собиравшихся в центре зала в огромную эмблему «Пионера» — синий замысловатый вензель, отдаленно напоминающий цифры «75». Лишь посвященные третьего уровня знали его истинный смысл — символичные изображения нити, линейки и серпа означали богинь Судьбы и Неотвратимости, грозных Трех Сестер. Серж был посвящен уже до четвертого уровня, так что знал не только это, но и несколько больше…
В далеком 1984 году на Терре один выдающийся человек, энтузиаст, инноватор и первопроходец компьютерных и электронных технологий, пожалованный впоследствии рыцарским титулом сэр Роберт Сент-Клер основал компанию «Сент-Клер Пайонир Ресерч». Им изобретенные и поставленные на поток компьютеры стали настолько успешны и популярны, что уже через пару лет совершили бум технологий, а через десяток — качественно изменили космонавтику. Первые чертежи прототипов Лэкон, Де Лейси и Зоргон Петерсон были разработаны на этих компьютерах. Сэр Роберт и сам слетал в космос, оставшись чрезвычайно впечатленным увиденным — хотя в подробностях он никому не рассказывал, что именно его так впечатлило. Он был уверен, что именно в космосе находится судьба человечества, и именно там людей ждут ответы на многие мучившие их вопросы, и новые вопросы, ждущие своих ответов. Он верил, что он сам и его компания являются избранными, проводниками и частью этой Судьбы — и это нашло свое отражение в корпоративной символике. В самом числе года основания компании Сент-Клер видел тайный смысл — единица была переосмыслена, как символ веретена Клото, девятка — как свиток Жизни Лахезис, восьмерка — песочными часами Атропос, а четверка — мастерком самого сэра Роберта, «Пайонира», призванного проложить судьбоносный путь людям. Ассортимент продукции компании, помимо вычислительной техники, стал стремительно расширяться — в нем появилось множество устройств, инструментов и оборудования для космических полетов, комбинезонов и снаряжения пилотов-космонавтов, исследований и строительства, терраформирования… и, впоследствии, ручного вооружения, идеально подходящего для условий космоса. А компания, пережив череду взлетов и падений, сменив ряд имен и владельцев, видоизменив символику, сохранившую изначальный смысл, постепенно превратилась в крупнейшего поставщика космо-снаряжения, известного в Галактике всем и каждому.
О том, что она же являлась по совместительству крупнейшей Ложей Трех Сестер и занималась таинственной деятельностью, в первую очередь сбором и систематизацией множества данных о Вселенной вообще и Галактике в частности, знало значительно меньше. В свое время это и привлекло любознательного СКОМ’а в ряды ее адептов. В то же самое время это привлекло и генерала Демаркуса Моралеса иметь там своего специально подготовленного агента в лице своего воспитанника, того же СКОМа, следуя принципу «предупрежден — значит вооружен».

Folio gratulationis acceptae atque autographo suo manu Iurii Gromis in donato certificato addito ad duas bombardas rochetarias aspectus pergrati pro victoriosa participatione in pugna pro Delta Pavonis datas ad murum centralem cabinae impressis infixisque, CKOM in Achenarem progressus est. Prorsus illic, persuasissimum se habuit responsa rogatuum pertinacium accipienda fuisse.

‘ — Привет, Дейл! — Дина Энн Мосс, постучавшись, своей мягкой пружинящей походкой вошла в каюту капитана на «Волатике». — Не помешала?
‘ — Привет, Дин. *Ты* мне никогда не мешаешь, — ответил Хьюстон, поднимаясь ей навстречу — десять минут назад ему доложили о прибытии «Серафима», так что Джеки была отослана проверить приготовления к экспедиции. — Как ты меня нашла? Чему обязан счастью тебя видеть?
‘ — Ой, как ты красиво говоришь! Стоило прибыть только затем, чтобы тебя лишний раз послушать! — улыбнулась она. — Я слышала, ты недавно прикончил Черного Стрелка?
Хьюстон покраснел. Конечно, он раструбил о том случае во всех возможных барах, казармах, планерках и тамбурах аутпостов, но сейчас он ощутил что-то вроде укола стыда за неумерное хвастовство. Впрочем, так ведь оно и было… — Ну, было что-то типа того. Может, это и не он был.. Хотя что еще, ума не приложу. Разве что противник получил в распоряжение устройство для полной невидимости?! Надеюсь, что нет.. А что ты, собственно, слышала?
‘ — Что храбрый капитан Дейл Хьюстон, встретившись с аномалией лицо к лицу, не испугался и не сбежал, а смог своей интуицией определить местоположение Стрелка и снять его меткой очередью из аэрки.
‘ — Эээ.. Нууу.. Не то, что бы… (Дейл припомнил, как, перепуганный, под огнем невидимого противника, строчил не глядя во все стороны) Ну, словом, да, вот сам не знаю, как получилось. Знаешь.. Я в тот момент.. Не подумай ничего такого.. Просто, подумал о тебе. И, как-то все само собой получилось.. Кстати, его потом реанимировали. Оказался самый обычный наемник.
‘ — Ты только Моралесу такого не говори! — рассмеялась Дина. — Меня и так уже считают то ли супервумен, то ли талисманом, то ли Главным Специалистом по уничтожению Черного Стрелка. А теперь еще заставит своих бойцов призывать на помощь, чуть что им привидится, мое имя, как заклинание!
‘ — Которое имя, Ваше Высочество? — спросил Дейл. Дина резко прекратила смеяться и заглянула в лицо капитану (сердце того яростно затрепетало, а лицо зарделось от блеска зеленых глаз).
‘ — Не надо звать меня так, Дейл. Пожалуйста. С тех пор, как мы перешли на «ты», я ведь не называю тебя «Ваше Величество»! И потом, забудь про те слухи, что распространяют @CKOM и @Krizalis. Даже если это и так, это лишь проливает свет на то, кто мои родители, а вовсе ни на какие-то там «высочества».
‘ — Не буду. Хотя бы также и потому, что террористы NMLA открыто заявили, что угрожают безопасности всем членам семьи Дюваль.. Тебе надо обеспечить безопасность! Эти генеалогические исследования необходимо засекретить!
‘ — Они и так засекречены! И меня удивляет, откуда о них знаешь ты?!
‘ — Моралес отчего-то решил, что нам с тобой необходимо поработать какое-то время вместе. И включил меня в список лиц с допуском к информации..
‘ — Вот прям сам так и решил? — улыбнулась Дина. Дейл покраснел еще сильнее. — Ну что ж, вот я и прибыла. В Вашем распоряжении, капитан.
‘ — Эээ.. — протянул от неожиданности Хьюстон. Я, вообще-то, не ждал, что так скоро… Тьфу, прости, что я несу! Прибыла, это ж здорово! Мы.. Я тут.. В общем, собираюсь, пока выпала увольнительная на три дня, смотаться на руины Стражей. Не хочешь со мной?

«Мы живы? — Да.» «Мы умерли? — Тоже да. В том смысле, что ты вкладываешь в это слово. Мы вне кругов мира.» (Почему нет страха?) «Это авария? — Это *гиперпрыжок*. Да ты уже спрашивал! » «Ты ангел? — Я твоя напарница от генерала Моралеса, Дина Энн Мосс.» «Дина Мосс.. Динамос, Сила.. Так ты человек или ангел? — Ложная дихотомия. Ну, что ты так на меня уставился?» «Так ты ангел?! Или богиня?! — Как ты красиво говоришь! Стоило полететь с тобой в экспедицию, лишь бы послушать!» «Простите, Ваше Святейшество.. — Не называй меня так! Что еще придумаешь? Ты думаешь, человек сильно меньше ангела? Ошибаешься» «Ты пришла, чтобы уничтожить Черного Стрелка? — Я пришла, чтобы поправить *баг*» «Я тебя люблю. — Я знаю. И я тебя! Но во Вселенной нам не суждено быть вместе». «А где суждено? — Мы уже с тобой вместе». «Но гиперпрыжок скоро закончится. — Здесь нет «скоро» и вообще времени. И даже «здесь». Так что, я тебе еще надоем!» «Но… — Если там, в кругах мира, со мной что-то случится, позаботься об отце, @Igli. Он крайнее время какой-то сам не свой. И о @CKOMе. Его отец меня в свое время спас от гибели.» «С тобой ничего не случится. Ангелы бессмертны! — Люди тоже. Только не в кругах мира» «Я все это забуду там? — Ты будешь помнить то, что знал и так.» Вуууум-ум-ум. «Attention to crew, our ship has arrived to destination system (Внимание, команда, наш корабль прибыл в систему назначения — англ.)», прозвучало в динамиках ангара. «Волатика» находилась в секторе Синуэфе.

‘ — Я тут был уже не так давно, так что все тут разведал, — хвастливо сообщил Хьюстон, как только «Серафим» отстыковался от «Волатики» и взял курс на отдаленную планету в системе. — Быстро управимся.
‘ — А почему тогда в БЦВМ отсутствуют данные о планете? — спросила Дина.
Дейл смутился. Очередная разбитая по ~~пьяни~~ неосторожности «кобра» (вместе с блоком БЦВМ, разумеется) немного портила легенду успешного исследователя, коим ему так хотелось в глазах Дины казаться. — Не знаю, баг, наверное.
«Фер-де-Ланс» уже был на подлете к планете. Впереди, на темной стороне планеты, в инфракрасной подсветке ПНВ виднелось темное туманное облако, в которое был укутан древний артефакт — Маяк Стражей. Исследователи приступили к операции: требовалось подойти как можно ближе к энергомачтам Маяка и зарядить их огнем пучкового лазера. Одна, вторая, третья…
**
Брат Бартоломью раскрыл древний фолиант и водил по нему кряжистым пальцем, бубня под нос легенду, которой жадно внимал @CKOM. «Это случалось не раз и не два в истории человечества. А возможно, и даже раньше. Итогом стали глобальные войны, в которых сгинули цивилизации древних лет: Вавилон, Месопотамия, Древний Египет. Последний документированный случай относится к первому тысячелетию до нашей эры… Впрочем, это был не сам Приход, а лишь его объявление. Анонс, так сказать. Презентация.»
**
Конструкция Стражей медленно пришла в движение, раздвинув левитирующие лепестки. Из ее сердцевины медленно выплыла мерцающая сфера — ядро Маяка. «Серафим» пошел на сближение, поймав сферу в прицел сканера данных… как вдруг был отброшен назад мощной волной неизвестной природы. Из сферы прямо на черную поверхность планеты ударил луч зеленоватого цвета, который разошелся лепестками, и Дейлу с Диной стало понятно — это не оружие, это… проектор. Планета служила гигантским экраном для в высшей степени поразительного зрелища…

**
«И я видел.. Великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него.. А из средины его.. Было подобие четырех животных. Облик их был, как у человека, и у каждого — четыре лица, и у каждого — четыре крыла… лице человека и лице льва справа, лице быка и лице орла слева… На земле подле животных четыре колеса, вида и строения как вид топаза, и подобны четыре одному, и будто колесо находилось в колесе, и ободья полны глаз. И животные шли, куда и колеса, ибо дух их был в колесах».
**
Фантомные колоссоподобные фигуры имели странный, но узнаваемый облик. На экипаж «Серафима» глядели лица человека, гуманоида-Стража в подобии скафандра, имеющего непонятного назначения гривоподобный ошейник — вероятно, церемониальный. В третьем лице можно было распознать таргоида, похожего на муравья-переростка, с торчащими, как рога, антеннами-усиками.. Четвертое принадлежало неизвестной птицеподобной расе. Фигуры пришли в движение.. И стало понятно, что они являлись, в свою очередь, проекциями — от каждой из них шел луч к медленно движущимся кораблям, до боли знакомым многим коммандерам — таргоид-разведчик. Всех четырех типов.

‘- Дина! Динаа! Мне не нужна Вселенная, в которой не будет тебя! Не нужна.
‘- Дейл, очнись! Пожалуйста, очнись! Что с тобой?
Хьюстон открыл глаза и постепенно стал приходить в себя. — Что это было?
‘ — Эмм? Что именно? Ты вдруг упал в обморок или отключился.. Не знала, что на тебя так действует техника Стражей! — ответила Дина, включая активатор суперкруиза и выводя корабль на курс к «Волатике».
Дейл потряс головой и крепко задумался. Он… помнил. Помнил освещенное неземным зеленоватым светом лицо своей прекрасной напарницы, помнил луч, который бил прямо из сияющей сферы над головами титанических фигур о четырех головах.. Помнил.. Как испугался за Дину и схватил ее за руку.. Помнил даже разговор в гиперпрыжке!
‘ — Я все помню, Дин! Не притворяйся! Я знаю, кто ты! И знаю, зачем ты здесь. Не знаю лишь, как буду жить после того, как… Ну, ты сама знаешь…
Девушка стала серьезной, но в уголках глаз прятались озорные искорки.
‘ — Не знаю, Дейл! Правда, не знаю. Не скрываю, мне открылось многое.. Этот Маяк Стражей является мощным активатором, мне передали сообщение… оттуда, — она показала пальчиком на шикарный панорамный люк «фер-де-ленса». — Вернее, словно открыли мою память. Да и тебе, смотрю! Вот не хватайся руками за работающие приборы, наука тебе на будущее! — хихикнула она.
‘ — Ты говорила, что нам не суждено быть вместе в этой Вселенной, — грустно пробормотал Дейл. — Я этого не перенесу…
‘ — Я пошутила. Я же.. «динамо», — улыбнулась капитан «Серафима». — Извини. Хотелось тебя немного испытать. Нет, капитан, такие вещи не открыты даже Силам. Может быть, будем, может быть — нет. Да и не думай, что я — такой уж подарочек…
‘ — Кто такие «Силы»? Что это были за четверо с крыльями? При чем тут таргоиды, да и Стражи если на то пошло?
‘ — Эээм. Как много вопросов, если все те расскажу, будет же неинтересно! Ладно, ладно, шучу! Ну, насколько я поняла инфу Оттуда… Силы — это некие бесплотные сущности, которые… отвечают за физику Вселенной. Люди обычно их не видят, но, разумеется, ощущают в виде феноменов физического мира, Вселенной.
‘- И. Какое отношение они имеют к тебе?
‘ — Иногда — очень-очень редко, но бывает — во Вселенной возникают *ошибки*. Мне неизвестна их причина. Но в результате, некоторые злые Силы.. Получают волю и разум. Вселяются в людей или иные расы, начинают приносить вред. Ломать, устраивать катаклизмы, убивать, уничтожать планеты, гасить звезды — все, что угодно, вплоть до коллапса Вселенной может дойти! Тогда, в круги мира отправляется Сила, способная им противостоять. И — вернуть их назад. Исправить *ошибки* самым оптимальным способом. Ну, то есть не доводя Вселенную до коллапса! Судя по всему, я — одна из них. Вернее, вместилище для воли одной из этих Сил — так-то я человек, как и ты. Вот говорю тебе все это и не вполне уверена, не слишком ли это.
‘ — Да уж!! Не каждый день такое услышишь!
‘ — Ну, не переживай. Если узнаешь слишком много, мне придется тебя убить, ха-ха! Шучу.
Дейл только головой покачал. — Так кто эти четверо с крыльями?
‘ — Эти Четверо — самые главные Силы. На них буквально зиждется наш Мир. Про трех китов и черепаху слышал? Вот, это отголосок легенд про Них. Они — мои наставники. Для общения они принимают образ разумных существ, с которыми Им предстоит общаться. Они сообщили мне то, что необходимо, чтобы найти и обезвредить Черного Стрелка. Таргоиды служат Им очень-очень издавна, помогают налаживать общение, в общем. Если видел перед тем, как отключиться, их корабли транслировали прямую картинку из витч-спейса.. Впрочем, тут рассказывать не буду, а то и впрямь убьют, не я, так другие!
‘ — Может, они сами разобрались бы со всем? А мы — женились бы и зажили долго и счастливо!
‘ — О, Они тебе разберутся! Когда-то Их было пятеро.. один из Них как-то пошел разбираться. Да так, что чуть не захватил всю Вселенную! Давай уж сами как-нибудь.

«Курьер» @CKOM мчался со всей возможной скоростью, держа курс на звезду Панои. Услышанного в Ложе от брата Бартоломью было слишком даже для закаленного эзотерической и оккультной литературой ума уставшего от недавний перепитий капитана. Из всей полученной информации следовало только одно — держись, Серхио, подальше от всех этих вселенских замут, целей будешь! Впрочем, в подобной стратегии усматривался и сугубо практический смысл — брат Бартоломью дал понять, что в игру Сил вмешиваться людям не следует, ибо толку от этого не будет все равно, а от судьбы, какая бы она ни была — не уйдешь. Разглашать же данные тоже не рекомендовалось — от карательного отряда «Атропос» вездесущего «Пайонира» уйти было еще сложнее.
Поэтому Серж переключился на более приятное занятие, которому предстояло отвлечь капитана от тяжелых раздумий. Сумма на банковском счете, пополненная щедрыми «подъемными» от генерального штаба ~~тройная сумма которых впоследствии пожизненно вычиталась из жалованья и процента со всех операций~~, наконец позволяла подумать об осуществлении давней мечты — приобретении флотонесущего крейсера. Походив с многозначительным видом по демонстрационному залу верфей, где были выставлены голографические образцы кораблей-носителей, @CKOM, наконец, остановил свой выбор на шикарном, относительно не ржавом (по крайней мере, следов ржавчины визуально не просматривалось, ибо от форштевня до ахтерштевня корабль был покрыт наспех положенными слоями оранжевой краски) «Дрейке», который был торжественно приобретен и тут же переименован в «СКОМОРОХ». Для завершения операции, чтобы вернуть мало-мальски положительный баланс, пришлось продать лишь накануне проглаженный «маверик», ненужную броню с «курьера» и отказаться от второй булочки на завтрак.

«Nuntius» SKOMis maxima possibile velocitate cucurrit, cursum in stellam Panoi ducens. Ausculta in Cube a fratre Bartholomeo nimium fuerunt etiam pro esothericis occultisque litteris experto mente lassi a prioribus periculis praefecti. Ex cuncta adepta informatione tantum una res sequebatur — tene, Sergio, te procul ab omnibus istis universalibus perturbationibus, salvior fies! Quocumque, hac in strategia et solus practicalis sensus videbatur — frater Bartholomeus suasit non decere hominibus in ludo Potestatum interpellare, nam qualibet ratio deesset, et a quacumque fortuna evitare non posset. Divulgare autem data quoque non recommendabatur — a decuria punitorum «Athropos» omnipraesentis «Pioneeris» evitare etiam difficilius fuit.
Propterea Sergus ad munus delectabile pervenit, quo rationes gravissimas praefecti distrahendum erat. Summa in argentario largissimis HQ supplementis ~~triplex summa quorum postea perpetuo diminuenda e salario atque parte omnium operationum erat~~ tandem cogitare sinebat de perfectione veteris desiderationis — de trireme classifera emenda. Multisignificante aspectu per navalii atrium demonstrandi ubi exemplaria holographica triremum exhibita erant ventiente, SKOM demum luxuriosam, sine robigine (dumtaxat robigo non videbatur quia inde a naso usque ad finem navis coloris fulvis stratis celata erat) «Draconem» elegit, qui solemniter adeptus erat et inibi renominatus ad «CKOMOPOX». Ut operatio finienda sit atque summa reliquatur plus minusve positiva, neccesse fuit tantum pridie aptum «mavericum», inutilem thoracem a «nuntio» vendere et panem secundam ientaculo abstinere.

Дейл вернулся в обитаемую часть Пузыря в приподнятом настроении — экспедиция в сектор Синуэфе была чрезвычайно удачной. Не говоря уже о приоткрытых волею случая великих тайнах Бытия и полу-ангельской (как назвать по-другому?) сущности Дины (и о трогательных прогулках рука об руку в храмовом комплексе под Лунами Стражей, романтических коленопреклонениях, вручении в качестве подарка свежесрезанных образцов мозгового дерева, и подобной романтической чепухе), его хранилище было забито чертежами орудий и кораблей, ценнейшеми редкими материалами Стражей, которые он сходу обменял у техноброкера Шинрарты на новейшие экспериментальные истребители, оснащенные левитирующими крыльями и особыми орудиями, а также на набор анти-ксено рельсотронов, украсивших гнезда грозного «Фобоса». Оставим ненадолго сего достойного капитана наслаждаться приобретениями и нудно объясняться с начальницей бортовой авиагруппы по поводу отношений с майором Мосс, и проследим за упомянутой госпожой майором далее.

«Серафим» изящно спорхнул на платформу научно-исследовательского крейсера «Даурия». Дина задумчиво сидела в кресле, погруженная в собственные мысли, после чего, решившись, взяла контейнер с биообразцами и уверенно направилась к фуникулеру. Через пять минут ее уже встречала командир корабля — хорошо известная в научных кругах космобиолог @Krizalis. Обменявшись приветствиями, девушки прошли в бортовую оранжерею, служившую также просторной кают-кампанией и рабочим кабинетом для изысканий владелицы «Даурии».
‘ — Ну как все прошло? — спросила Кризалис, предлагая гостье традиционный кофейный сет «Экстракт Пустоты» в хаттонских кружках.
‘ — Как по маслу, — ответила Дина. — Пасибки тебе огромные за совет. Маяк и впрямь отреагировал на меня и… я теперь знаю, где искать.
‘ — Всегда пожалуйста, — кивнула биолог. — Значит, наша теория подтвердилась?
‘ — Подтвердилась. Если только это, конечно, не какое-то тщательно спланированное внушение. Вдруг это просто гипноз, а? Кто знает, что там за технологии у этих Стражей. Крис!!
Та резко встала и обернулась к оранжерее, куда показывала пальцем Дина. То ли по недосмотру, то ли найдя в констукции дверцы уязвимость, из огражденного вольера выползло не меньше десятка отвратительных тварей, по виду напоминающих шевелящиеся человеческие уши. То были павлинские ухочерви, приобретенные любительницей кофе и биологических редкостей по случаю недавней победы в системе Дельты Павлина — в академических целях, разумеется. Черви угрожающе извивались, приготовившись к прыжку. Последствия присасывания червя Крис хорошо знала из справочника «Инопланетные твари и где их не надо искать» — моментальная потеря ментального контроля, утрата воли.. Команда авианосца найдет девушек в бессознательном, выпотрошенном состоянии не скоро…
Она закричала и подалась назад, совсем позабыв о ступеньке подиума. Падая, она попыталась ухватиться рукой за стеллаж, но подвернулся лишь контейнер с препаратами сердца таргоидского «Василиска», подаренного накануне одним из офицеров, который полетел на пол… Стены оранжереи вдруг словно выросли и поплыли, как в дымке пустынного миража, а Кризалис показалось, что сама она словно уменьшилась, еще немного — и ее можно будет поместить в самый маленький вольер. Наваждение, впрочем, длилось недолго — лишь до того момента, как Дина (на нее искажения словно бы не распространялись), подхватив ее за плечи и задержав падение, протянула руку к червям — и те застыли на мгновение, даже успевшие сделать прыжок! Мгновения хватило, чтобы Крис собралась в пружину и, подавшись вперед, ожесточенно передавила мерзких тварей каблуками «артемиса». Через минуту все было кончено. Оставшиеся черви были водворены в вольер, помятые «сердца» водворены на место, и, переведя дыхание, Кризалис выдохнула: «Ну что, по-прежнему считаешь, что гипноз, да?!»
Коммандер @frolik вертел в руках присланную по почте карманную библию. Отправителем значился некий @Igli. Не понимая, что к чему и раскрыв наугад, прочитал следующие строчки из 90-го псалма: «…Так как заповедает ангелам Своим оберегать тебя; на руках перенесут тебя, и никогда не спотнешься о камень. На аспида и василиска наступишь, и растопчешь льва и дракона». Аминь, подумал Фролик.

‘ — Это вообще все крайне любопытно, — промолвила @Krizalis, после того, как последствия бегства ухочервей были ликвидированы. — Вот почему тебя хотят сделать воином? Ведь из тебя получился бы первоклассный исследователь!
‘ — Не знаю насчет «хотят», — ответила Дина, — и не думаю, что кто-то мне навязывает какую-то свою волю. Но я, например, сама хочу со всем разобраться. В том числе — за штурвалом «фер-де-ленса»! Я очень люблю летать. И в спецназ в свое время пошла тоже сама… Хотя исследования — это и впрямь, думаю, классно. Вон у тебя сколько тут всего интересного!
‘ — А у тебя нет, случайно, каких-нибудь знаний *свыше* de rerum natura (*о природе вещей — лат.*)? — подозрительно спросила рыжеволосая девушка. — Хотя стоп, даже если есть, не говори! А то так неинтересно…
‘ — Нету, не бойся! — улыбнулась ее собеседница. — Ну разве что, так, базовые.. Ну там что наша Вселенная состоит из процедурных фракталов, которые…
‘- Да замолчи уже, плиз! — замахала руками @Krizalis, после чего картинно закрыла уши ладонями. — Ничего не слышу, бу-бу-бу… Фракталов?
‘- Молчу, молчу. ..Ну да, фракталов! Да это всем известно, не только Силам…
Так, шутливо переругиваясь и осторожно касаясь тех или иных тайн мироздания, которые были открыты Силам, а также тех, которые не были Им открыты, девушки закончили пить кофе и отправились в лабораторный отсек, где Дина передала Кризалис увесистый контейнер с образцами мозгового дерева — того самого, которое рядом с руинами Стражей добыл коммандер Хьюстон.
‘ — Ты меня извини, похоже виновата была я. Ухочерви явно что-то почувствовали — неспроста же устроили этот фееричный побег! Давай, доставай вот этого жирного.. Смотри, чтоб перчатку не прокусил! Мозгодерево не зря зовется именно так. Его плоды обладают сложной нейроструктурой, а их корни, сплетаясь, образуют планетарную нейросеть.. Ну как, присосался? Отлично. А теперь бери вот этого, осторожно.. Со стороны раковины. Так, а теперь послушай!
‘ — Боюсь!
‘ — Дай я попробую.
Дина прислонила раковину ухочервя к своему уху и сосредоточенно прислушалась. Потом, кивнув, передала живой передатчик Кризалис:
‘ — Мозгодерево чувствует внутри меня, назовем его так, бестелесного симбионта и опасается напрямую общаться со мной. Так-то не без причины, я его понимаю: Силы бывают разные… А заставлять я не хочу. Возможно, и не смогу! Послушай ты, мне надо знать.. Я знаю, *где* искать, но не знаю, *что*. И *как* это будет.. Мне было откровение, что придется столкнуться с чем-то.. крайне непростым. И.. Без помощи друзей, непреодолимым.
Вначале Крис уловила лишь шелест голосов на совершенно незнакомом языке. Потом вдруг словно кистью по холсту, в голове стала рисоваться размытая, но узнаваемая картина: ледяное плато, ядовито-зеленое небо, то ли причудливые сталагмиты, то ли шляпки громадных грибов.. Лежащий на поверхности силуэт.. И зажурчавший шепот: «не говори Ей, Крис! Не говори ни в коем случае! Она не должна знать, что… ее отец…»
‘ — Ну, удалось разобрать что-нибудь? — спросила Дина. Крис покачала головой.

‘ — Постой, я же тебя где-то недавно видела! А, не, обозналась, извини! Все вы на одно лицо…
Лицо Дейла, успевшее ненадолго просветлеть, вытянулось с досады. Он прибыл на станцию «Зайка», чтобы заказать у местного инженера особую доводку своего парадного плазменного пистолета, который привык повсюду носить в белоснежной кобуре (он видел в художественных голофильмах, как мафиозо из Эурибии имели при себе точно такие же пушки цвета слоновой кости с золотым тиснением и гравировками — выглядело невероятно круто). Пистолет уже оброс разного рода славой, как и его носитель: где-то — грозного стрелка-марадера, а кое-где — лютого мазилы… К сожалению, вторые, в отличие от первых, были ~~не выдуманы~~ менее ограничены в возможности распространять сплетни — что Дейл, впрочем, надеялся в скором времени поправить. А сейчас перед ним стояла смуглая улыбчивая девушка в ярко-красном комбинезоне техника, манерой держаться и постоянно подшучивать сильно напоминавшая ему Дину — так, что захотелось тут же ей набрать. К сожалению, голофонную связь, работающую между звездными системами, еще не изобрели… Это была Домино Грин, эксцентричная, как и все инженеры, но неплохо знающая свое дело оружейница.
‘ — Что крутим сегодня? Стволы, комбинезон? — вопросила Грин.
‘ — «Торментор». На стабильность, пожалуйста, — Хьюстон снял кобуру и бережно передал свое сокровище девушке. Та небрежно бросила его на стоявший неподалеку верстак к компании целой кучи стволов производства «Мантикоры». — Бери номерок! О, тебе повезло, ты сегодня только сорок второй! Так что вечером, скорее всего, получишь. Оплатить не забудь там, на стойке.
От нечего делать, Дейл поплелся в столовую, где заказал комплексный обед и, ковыряя вилкой щедрую порцию плова, задумался о высоких материях. «Вот значит оно каково, прикоснуться к природе высших Сил… Но, меняет ли это хоть что-то? Ведь люди — крайне парадоксальные существа. С одной стороны, они склонны верить во что угодно — и это понятно, ведь как еще использовать информацию, если не принять ее для себя, как истинную? С другой стороны, они не верят ни во что до конца — и это тоже понятно, ибо нет никакого способа проверить истину, кроме бесконечных и всесторонних проверок, ни одна из которых, по большому счету, не может считаться абсолютной и окончательной. Вот взять Динку.. Так то да, откровения из Космоса или откуда там, Маяк Стражей, моя интуиция, глаза, в конце концов — и я, и другие видели, как она сияет светом и изменяет пространство, побеждает Черного Стрелка.. Она, а вернее, часть ее, явно пришла откуда-то свыше. Но, вдруг все это мираж? Внушение, иллюзия, воздействие инопланетной техники на человеческое подсознание. Ведь достаточно продвинутая техника неотличима от магии, так, кажется, кто-то сказал! Хотя, опять же, что это меняет? Откуда тогда эта техника, зачем все это нужно, кто за этим стоит. Эх, Дейл Дейл, во что ты ввязался! Женщины тебя погубят, если это не удастся Черному Стрелку…» Мысли Хьюстона скакнули к тому моменту, когда он воочию столкнулся с Неизвестным.. Это было.. Да, на Новом Эхекатле. Там еще был @Lukatarchik, с которым мы потом ели вот такой же плов, как сейчас. Почему там? Что Стрелок, если это был он, забыл в этой дыре? «Одно из трех, — подумал Дейл. — Или Стрелок вездесущ и появляется везде — но это противоречит наблюдениям и отчетам специальной комиссии Моралеса. Или он как-то связан со мной — что так же маловероятно. Или… что он как-то связан с Новым Эхекатлем, то есть Блу Эвк Дэ Ха Сорок Вторым Вторым. Что вовсе представляется абсурдным — случайная система, наугад выбранная этой вредной Антуанеттой…» На табло загорелась цифра 42 — модификация «торментора» Хьюстона была готова.

Капитан Хьюстон в сердцах кинул защитный космошлем на подставку, отирая пот со лба. За прошедшие месяцы он успел немного отвыкнуть от космических боев, так как командование преимущественно планировало наземные операции, но в этот раз федералы внезапно открыли второй фронт, стремясь блокировать непобедимые десанты «оранжевых», и потребовалась срочная поддержка в глубинах черного неба системы CD-58. Нет, «Император Маркус Отон» оставался непобедимым, как всегда; проблема заключалась лишь в крайней прожорливости его многоствольных жерл по отношению к боекомплекту. Носящиеся повсюду вражеские папарацци, пытающиеся добыть холошоп-снимки для заранее напечатанных лживых передовиц; вультуры спецназа, предательски плюющиеся ~~слюной Хадсона~~ энзимными ракетами (явно свежепоставленных со складов террористов NMLA); переодетая в капитана Федерации трусливая тварь на корвете с трехпоточным призматиком — все это съедало снаряды, как не в себя, а фронтовые облигации за эту шушеру по какой-то причине не выдавались!
На десятой зоне Дейл не выдержал и активировал синтезатор. Бортовой 3д-принтер загудел и начал выплевывать в зарядники никелевые книппеля, обернутые в оболочку из циркония и вольфрама, которые тут же стали рвать в клочья обшивку хадсонят одного за другим. Однако, запасы редкоземельных металлов в синтезаторе убывали столь же быстро… «Что ж», — подумал капитан, «сейчас осень. Говорят, в Кристаллиновых Шардах самый сезон на полоний.»

Объявление, отправленное по голонету, а также размещенное в самых злачных местах EGPU — в тавернах «Под мостом», «У Моралеса», «40 каттеров» — приглашало всех располагающих свободным временем капитанов присоединиться к экспедиции в Кристаллиновые Шарды. Дейл рассчитывал таким образом существенно поправить бюджет своего прославленного гвардейского крейсера «Волатика» за счет портовых и сервисных сборов с посетителей, а также распродажи запасов спиртного в бортовых дьюти-фри (пошлина и в самом деле была нулевая, а вот ценник был малость накручен, причем по мере длительности экспедиции он, не без некоторой дальновидности командира корабля, плавно повышался) — не говоря уж о том, что сбор кристаллов в компании можно было осуществлять браконьерским способом, то есть гораздо быстрее.
Скорее всего, в одном из этих мест отдыхала подруга капитана, майор Дина Энн Мосс, обладающая некими паранормальными способностями изменять метрику пространства, в Силу своего таинственного происхождения — поскольку буквы объявления, по-видимому, расплылись настолько, что прочитать его до конца не сумел ни один из присоединившихся к экспедиции участников. Так, капитан @CKOM долго допытывался по голофону, считать ли полночь по терранскому времени следующим днем или предыдущим, хотя в расписании отбытия полночь никак не фигурировала (при этом он просочился на корабль раньше всех, самовольно разместил себя и свое немалое семейство в лучших люкс-каютах, принял джакузи и финскую сауну, после чего забаррикадировался в баре, вытащив из розетки отчаянно звенящий на входе сканер, распознавший награду за голову и высокий ноторити — а под утро втихаря отстыковался, когда «Волатика» пролетала над его дачным блок-контейнером, позабыв расплатиться). Так, капитан @capsid_97 чуть не отменил свое участие, так как перепутал время и сутки отбытия и прибытия. Так, капитан @black_sokol посчитал, что расписание составлено с часовым запасом, и прибыл лишь в тот момент, когда в пространстве CD-58 уже погасло вторичное излучение гиперпрыжка «Волатики». Так, капитан @fureimu решил записаться в экспедицию, лишь чтобы испытать новенькие «копья шахтера», словно речь шла об астероидах. Многие, очень многие спутали в тот вечер «Волатику» и «Субнавтику», «Кристаллиновые Шарды» и «Длинные нарды», рутениум и анобтаниум, сбор кристаллов и спор с @Krizalis…
Словом, в эту магическую ночь, приняв в ангары весьма пеструю линейку кораблей, флотоносец наконец прогрел рамочный двигатель и прыгнул в сектор Врегое. Экспедиция за кристаллами началась.

Наутро сбор с первого участка был назначен на рассвете по эвриальскому времени, но ввиду исчезнувших за ночь солидных запасов коктейля «Рассвет Эвриалы» (готовился по классическому рецепту прямо на борту — 40% ~~омывателя фонаря кабины~~ экстракта этанола, 60% ~~конденсата из фсд~~ воды Шинрарты), экспедиция стартовала несколько позже. Первым проснулся капитан @Kirary — что было понятно, учитывая что он лег после изнурительного космического сражения еще до старта, ни слухом ни духом не зная ничего про экспедицию и полагая, что находится в системе CD-58. Споткнувшись о штабель выставленных в коридоре бутылок, он случайно разбудил еще кое-кого из пассажиров, от которых узнал, что записан в первый отряд старателей, а снаряжение (контейнер для сбора кристаллов, кирку, совковую лопату, саперный скафандр и расширенную страховку) можно получить под расписку на складе, как только проснется командир корабля. Вскоре появился и он сам, немного несвежий и с взъерошенными волосами (что выглядело достаточно странно, учитывая предельно короткую стрижку по эвриальской моде), в натянутых поверх «доминатора» кальсонах и разящий ~~перегаром~~ пихтовым одеколоном. «Через два часа отходим» — буркнул он под нос, и добавил: «собирать будем взрывным методом. Возьмем пару бомбардировщиков». Кирари надвинул потуже ковбойскую шляпу и, картинно шевеля зубочисткой, произнес (командир успел ретироваться в душ): «Да ну, с бомбардировщиком, с танком — все это не спортивно!»
Тем не менее, в обозначенное время группа из четырех кораблей во главе с капитаном Хьюстоном все же отстыковалась от «Волатики» и направилась на участок «биологический номер один». На плато нежным зеленым светом в ночи переливалась густая поросль сталагмитов, от которой чуть не сошел с ума счетчик Гейгера — ошибки быть не могло. Полоний. Самородки не менее полутора тысяч ~~килозиверт~~ килограмм — более, чем достаточно для десятка старателей. Корабли успешно прилунились на опушке «леса», в то время как верхушки сталагмитов уже покрыла тень от распростертого крыла величественной «Луноокой» — имперского клиппера Хьюстона, снаряженного, как бомбардировщик. Командир экспедиции решил, что все готовы, врубил трастеры и, рассчитав опытным глазом поправку на скорость (но забыв — на низкую гравитацию), дал добрый залповый сброс свободнопадающих боеприпасов.

К такому оказались готовы не все, и в первую очередь сам Хьюстон: его «Луноокая» зацепила первые же мины своим широким крылом. Взрывная волна обошла ее стороной, но вот двигатели тут же «наелись» экспериментальной керамокрошки и разом ушли в перезагрузку. Космосамолет тут же ушел в самопроизвольную полубочку с потерей высоты, лишь чудом не вписавшись в ближайшую сопку, пока, наконец, тяга не восстановилась. Потом.. Раздался взрыв, и еще, и еще. Вся луна, казалось, встряхнулась от коры до самого ядра.
Лес горел. Горели сталагмиты, горели осыпавшиеся по всему участку полониевые шишки, горели резиновые протекторы на колесах «скарабеев», ринувшихся собирать упавшее «добро»… увы! Через какие-нибудь пару минут от шишек не осталось и следа, причем на сталагмитах тоже не осталось висеть ни одной. Собрать удалось не более четверти хранилища… «Ну что, летим на следующий участок?»
На следующем участке (пришлось перелететь на дневную сторону, ибо шишки осыпались по всему ночному полушарию) бомбы решили бросать по одной — процесс сбора, наконец, пошел более-менее ровно. От Полониевой Луны группа перебазировалась на Теллурную, а затем и на Рутениевую. Не обошлось без магии и в этот раз. Командир — старателям: «Летим на пятый участок. — Принял, иду на посадку. (через полчаса)- Ты где? — Вас понял, на девятом участке. — Какого Хадсона на девятом, наш пятый номер! — Вас понял, а мне девятый был ближе. Ой, тут горный излом, чет ТРП никак не взберется.. — Жду на пятом, прием! — Вас понял. Уже лечу. — Ты где? — На втором. — В смысле на втором?? — Да он ближе!»
Закончив к вечеру сбор, Дейл все же перелетел к своим незадачливым старателям, где с высоты луноокого полета не без злорадства наблюдал за тщетными попытками «скарабея» @Capsid_Ru взобраться на склон с уклоном 89 градусов (там находилась большая часть сталагмитов и корабль старателя). После ряда приключений (включая буксир ТРП носом «клиппера», попытку переставить корабль — который заботливо перелетел на дно кратера поглубже и подальше), экспедиция, наконец, удачно завершилась. Обратный путь прошел весело и с пользой: капитаны наводили порядок в баре, проводили дезактивацию костюмов и «скарабеев», вылетали на разведку и сканирование попадавшихся по дороге планет, догоняли «Волатику», успевшую прыгнуть на пятьсот светолет за время разведки… Словом, всем очень понравилось!

Дейл уже не помнил, как оказался в этой заварушке, бой захватил его полностью.. Он прилетел в эту укромную, не имеющую прямого отношения к EGPU зону конфликта с Джеки испытать свежесобранный по лично доведенным до ума чертежам «Менелай» — альянсовый «крусейдер» в боевых условиях, как вдруг с удивлением обнаружил вокруг себя целую эскадрилью однополчан: @Igli на могучем корвете «Квазар» (носовой обтекатель все еще имел следы вмятин от былого, совершенного по рассеянности его командира, тарана «Императора» Хьюстона) с верной Теган на дротике «трайдента», имперский каттер @raven ‘а, не уступающий в броне «крестоносцу» Дейла «челленжер» @lv, проворный и разрушительный «зоргон» @imv… Нагрелся лазер, сталь визжала, рука гашетку жать устала — бой был и впрямь ожесточенным и стремительным. Корабли федералов рассыпались на части, щитоскрамблеры «Менелая» погасили банкомет капитана федов, а в его корпус тут же впились четыре огненных плазмоида, накастованных из каких-то магических орудий @imv ‘ом.. и вот уже не осталось ни одного противника. В эфире раздалось троекратное «ура», «иди чисть картошку», «ты сегодня ляжешь спать или нет» и еще какие-то помехи, напоминающие детский плач. Бой был выигран.

‘ — Ну не знаю, — с сомнением протянул капитан Иван Фурейму , опрокидывая свою рюмку и картинно поморщившись. — Говоришь, огонь-машина? Взял вот себе третьего дня на пробу «крусейдер», но что-то пока не пойму, под какую схему его затачивать. Меня и на корвете изрядно пощипывают в зонах конфликта, что уж говорить про «крузак»! Может, это из-за моей любимой тактики заходить прямо в лоб?
‘ — Тактика отличная, — кивнул Дейл, подливая себе и собеседнику новую порцию лейвианского. — Залповые дробовики, деструкторные лазеры Архонта — с ними только так, полкилометра-километр сближения, не больше. Проблема не уйти от лобовой атаки — щит выдерживает любой таран, проблема выйти в такую позицию. Все-таки корабль не скоростной.. Но очень маневренный.
‘ — Хотелось бы на это посмотреть! — недоверчиво ответил Иван.
‘ — Так в чем проблема? Я на нем и прилетел. Пойдешь в экипаж?
Через двадцать минут молодые люди уже были на борту «Менелая» у прифронтового пространства рядом с газовым гигантом, напоминающим шарик мороженого, щедро окунутый в горячий шоколад с ванилью. Конфликт, впрочем, шел на ночной стороне, где без ИК-визора не было видно ровным счетом ничего. Аудиоковас серией причмокивающих хлопков предупредил о рядом выпрыгнувших из гиперпространства федералах.. Бой начался.
«Менелай» не подвел, полностью подтвердив правдивость своего командира — «питоны», «аспиды», «вультуры», получив в борт пару-тройку зарядов картечи, разваливались на металлолом. Щиты тоже не доставляли никаких проблем для щитоскрамблеров, так что бой занял не больше пятнадцати минут. Однако, что-то было не так… Дейл и Иван не сразу осознали, что противник словно бы притаился где-то в складках пространства — на радаре давно погасли все красные отметки, а новых почему-то не появлялось. Это было странно.
‘ — Подождем, — произнес Дейл. — Отведу корабль пока километров на сорок…
Откинувшись на кресле, капитан под мерный гул щитогенератора стал погружаться в подобие полудремы. Перед глазами заколыхались картины прошлого.. Он снова на Терре. Кабина истребителя… — Полсотни второй, запуск разрешили. От двигателя!
Сладостный запах кероса, обороты на 80-ти процентах, прогрев, выруливание. Сегодня небоевой вылет, сегодня — тренировка показательного пилотажа. И вот он в воздухе, вокруг раскинулись желтоватые августовские поля, где-то внизу стайка журавлей выстроилась клином… — Дымы! Роспуск «сердце»! — и вот, он бросает самолет в пологое пике после полупетли, дымогенератор оставляет в небе символ любви и приветствия, а где-то там, внизу, на него смотрит похожая на богиню девушка. Россыпь темных волос откинута на прекрасные плечи, она смотрит на точку самолета и безупречно выполненную фигуру, прикрыв ладонью подобные двум искрящимся лунным месяцам глаза.. И вдруг откуда-то извне в сознание капитана проник холодный, чужой, леденящий душу голос: «Ты… Это… Я.» — Дейл, Дейл! Очнись! Полундра!

Хьюстон потряс головой, отгоняя мираж. В лобовом стекле прямо перед ними висел силуэт корабля. Такого же, как у них, «крусейдера», широко раскинувшего четыре лапы-крыла, черного как ночь. На радаре… не было ничего, лишь ИЛС с некоторым трудом распознал недружественную сигнатуру, однако в прицел брать корабль отказался — словно он был холодный, как жидкий гелий. — Что будем делать? — нервно спросил Фурейму. — Драпаем?
Дейл пожал плечами и дал пробный залп из дробовиков так, особо не целясь. Черный корабль покачнулся и неожиданно взорвался. На счет капитана тут же пришла премия в полмиллиона от Федерации Пилотов, как это всегда бывает, когда принадлежность цели не подтверждена, но опасность от нее не подлежала сомнению. Иван с разрешения командира взял бортовой малый истребитель Gu-97 и попробовал исследовать обломки снаружи — но ничего найти не смог. Не смог он, однако, и вернуться на борт — обычно безотказный механизм люка отказал, так что капитанам пришлось возвращаться на «Волатику» долго и нудно, в обычном космосе друг за другом, без суперкруиза. По возвращению Дейл взял холопланшет и отправил рапорт в штаб с грифом «Совершенно секретно. Черный Стрелок».

Генерал встал из-за массивного стола, сделанного из лучших сортов стволовой части мозгового дерева, открыл кодовый замок стеллажа и взял с полки портативный носитель (при этом другой рукой заученным движением подлил себе в стакан из графина с мутноватой, пахнущей сивушными маслами жидкости). Да, с молчаливого одобрения Верховного, он предпочитал именоваться генералом и требовал того же обращения от подчиненных, напоказ игнорируя недавнюю дурацкую всеобщую реформу Федерации Пилотов табели о рангах, согласно которой он считался всего лишь полковником. Вставив носитель в терминал ZX-4000, он вывел информацию на холоэкран и задумался. За свою более чем внушительную армейскую карьеру Демаркус Моралес повидал всякого, и удивить его было не просто. Поэтому и сейчас он лишь пытался освежить память и сопоставить некоторые факты и недавние события.
«Данные о тайных агентах». Ну уж и тайные, усмехнулся он, просматривая имена. Расконсервированных было больше — времена нынче были непростые и требовали активности на тайных фронтах, особенно в зонах влияния Хадсона. Но не только… Внимания и надзора требовали и активная в крайнее время NMLA, и пробудившаяся Эгида, и ведущий свои тайные разработки Пайонир — искусственный интеллект, биоробототехника, интенсивное изучение космоса, систематизация данных о паранормальных явлениях. Впрочем, хранить данные о внедренных туда агентах на компьютере производства самого Пайонир Ресёрч Лимитед было неразумно — поэтому генерал обратился исключительно к своей памяти. Это напомнило ему о недавней развединформации, которая была если не удивительна, то по крайней мере необычна.
В рядах подразделения специального назначения «EGP Альфа» имелся не совсем обычный человек. Майор Энн Мосс, как удалось установить доподлинно, родилась на борту корабля «Милагроса» от имперской рабыни, в которой особисты признали пропавшую при подозрительных обстоятельствах (в которых был замешан писарь главного штаба @Igli). «Милагроса» в день появления на свет Мосс была уничтожена пиратским лордом по кличке Батонян, а сама она была обнаружена на Терре семнадцать лет спустя с полной амнезией. Придя в спецназ, девушка быстро обнаружила свои необычные способности — лишь она одна могла успешно противостоять феномену, который порой мешал «оранжевым» и проходил под кодовым названием «Черный Стрелок». Помимо неизменных побед над неведомым врагом, рассказывали, что в ее присутствии само пространство изгибается и меняется, а сама она светится глубинным светом, подобным сиянию в конце гиперперехода — хотя зафиксировать это на носители не удавалось. Было ли это психическим воздействием, неизвестной технологией, вмешательством инопланетян или небесных сил, установить пока не представлялось возможным — но с высоты своей опыта генерал не то, чтобы не верил ни в одну из этих гипотез, а наоборот — полагал, что все они одинаково возможны и даже не взаимоисключающи. Кроме того, он понимал, что появление такой персоны не удастся использовать в целях Бэк-Граунд Стратегии. Те, кто послал ее сюда, кто бы это ни был, знали, что делают и зачем — а он этого не знает. Ее появление вполне увязывалось с сугубо локальной проблемой — Черным Стрелком, которая пока не сильно вмешивалась в расклады EGU, а значит — пусть Ангелы или Силы или какие-нибудь Высшие сражаются в его рядах, он не против. Он очень даже за. Это звучало даже в высшей степени престижно.
Хмыкнув, Моралес открыл плановую таблицу полетов за вчера. Первое, что бросилось ему в глаза, была запись в графе ФИО: «Стадо злых ежей» и результат по фронту: «. » Генерал пришел в ярость и схватился за персональный холофон. Номер сержанта @Tchernobog ‘а не отвечал — военначальник успел позабыть, что в честь недавней блестящей тройной победы приказал закатить фуршет, расстрелять весь флитком из салютных орудий и вздернуть Хадсона на рее «Индомитабла». Хотя крайние два приказа пришлось в который раз отменить, флитком благоразумно решил воспользоваться моментом и взять увольнительную для разрешения частных проблем, поэтому был недоступен.
Демаркус бросил в сердцах холофон, открыл аэрлок и вышел в коридор. «Писаря из штаба ко мне! Срочно!!»

Капитан @Igli очень гордился своей новой должностью Писаря Главного штаба. В его представлении, должность была ненамного ниже генеральской, лишь на полшага отделяя его от главного устремления — стать Казначеем Диктатуры. Кроме того, она давала безусловные преимущества и привилегии, как то: самостоятельно определять размер пайка, бесплатная выдача ракет-замедлителей на фронтовые нужды без необходимости в подделке документов, право бесплатного проезда в станционном автобусе по кругу, ношения малиновой летной куртки и штанов с лампасами того же цвета, приоритет при стыковке в аэрлоке и масса других приятных мелочей.
Вот и сейчас, приближаясь к станции Лагранж, его величественный имперский каттер, доверху загруженный кобальтовой рудой шел во всю мощь непревзойденных имперских ускорителей. Очереди на посадку для бравого капитана словно бы уже не существовало.
‘ — Лагранжу от Индиа-Гольф-Лима-Индиа, иду на посадку, готовьте док и что-нибудь покрепче. Мне как обычно, — небрежно бросил он в комлинк шлемофона.
‘ — «Гутамайя» Индиа-Гольф-Лима, приветствую Вас. Такому союзнику, как Вы, мы всегда рады. Пожалуйста, ожидайте, доки заняты, — вежливо ответил руководитель зоны посадки. Для Игли эта формальность прозвучала, как «садитесь, сейчас все приготовим». Поэтому он немного добавил оборотов и поточнее нацелил носовой обтекатель на леток аэрлока, который досадно заслонял какой-то грузовичок шестого типа. Кораблик торговца медленно дрейфовал то к красным фонарям сигнальной системы посадки, то к зеленым — по-видимому, зацепившись лапой чересчур рано выпущенного шасси за решетку портала. К сожалению, область под обтекателем на каттере просматривалась из пилотского салона (язык не поворачивался назвать этот атриум «кабиной») не очень хорошо, поэтому капитан Игли не обратил на малый корабль особого внимания.
‘ — «Гутамайя» Индиа-Гольф-Лима, сближение запрещаю! — уже менее вежливо заскрежетало в шлемофоне. — Повторяю, сближение запрещаю, отходите в зону ожидания.
Игли начал немного злиться.
‘- Станция Лагранж, говорит командор Ордена Сорока Двух и Верховный Писарь генерального штаба EGPU Игли. Читайте по губам — Индиа Голф Лима Индиа. Я иду на максимальной скорости на прославленном имперском флагмане верфей его императорского величества «КОРОНА». Меня сопровождает гвардейский космоавианосец «ЗАСТАВА» и эскорт из двенадцати кораблей сил безопасности системы. Готовьте проход и платформу. Надеюсь, лейвианский бренди подогрет, как я люблю…
‘ — «Корона», «Корона», отворачивайте! Отворачивайте! В «летке» «муха»! Повторяю…
Игли пожал плечами и перещелкнул тумблер радиосвязи в положение «ВЫКЛ». В тот же момент носовой обтекатель «Короны» протаранил застрявший Т6, который при прохождении аэрлока из прямоугольного бруска превратился в квадратный кабриолет. «Лагранж, — Игли снова включил комлинк. — Лейвианского, бригаду техников и две баррели оранжевой краски».

Имперский легат продолжал неторопливо потягивать лейвианское из вычурной формы бокала, который время от времени он покручивал в руке, заставляя янтарного цвета жидкость вращаться в подобном черной дыре водовороте.
— *Bene, maiestas tua* (Хорошо, Ваше величество), — произнес он по-имперски низким баритоном, усиленным вокодером шлема особого дизайна, изяществом которого так гордились подданые Ахенара. — *Omnia quae dicis, veritatem quidem congruit. Assentior tibi, honori contumelia regis imperialis Imperio quoque est. Consilium Imperiale militare subsidium contra istucc Anserem tibi vobisque EG Unionis dat* (Все, что говоришь, соответствует действительности. Согласен с тобой, оскорбление чести короля Империи делает то же и по отношению к Империи в целом. Имперский Совет дает тебе и всем вам из EGU военную помощь против этого вашего Гуся).
— *Gratiam maximam ex animo tibi ago, legate* (Большое и искреннее спасибо Вам, посол), — поклонился капитан Хьюстон. — *Vivat Imperium!* (Да здравствует Империя!) Его дипломатия увенчалась успехом, однако что взамен потребует Империя, он предпочитал пока не думать. Впрочем, в вопросах чести и защиты достоинства своего нобилитета Империя славилась бескомпромиссным и принципальным подходом, так что наивный капитан полагал, что это, скорее, Империя будет обязана EG тем, что «оранжевые» воины наведут порядок в ключевой системе, под лозунгом защиты чести и прочих высших мотивов.
Так или иначе, но, как только «клиппер» легата отчалил, Дейл сообщил радостную новость в штаб и приступил к собственным приготовлениям к предстоящему конфликту. Он тщательно смазал и почистил ствол и механизмы «палача», не забыв пройти полиролью по красному дереву приклада, после чего занялся ракетным лончером Л-6. Благодаря недавним набегам на шахту Араи, а также помощи однополчан (в первую очередь, офицеров @-Veles- и @Allex86), ствол «палача» украшал новенькая восьмикратная оптика, с успехом способная заменить полевой бинокль, а кассетный магазин ракетницы вмещал целых три заряда. На оба образца капитан возлагал большие надежды.
Затем он прошел в ангары. Как ни хорош был «Менелай», в этот раз Дейл хотел не ударить в грязь лицом, сражаясь плечо к плечу с прославленными имперскими штурмовиками из «Алой гвардии». Поэтому для операции был выбран и тщательно проверен сверхбыстрый и маневренный «курьер» — «Стимфалийская птица». На следующее утро на нем капитан и отправился на рекогносцировку в огромное агропоселение, где ожидались основные бои.
На месте уже вовсю шла высадка имперского десанта. Поверхность планетоида дрожала под реактивными струями «каттеров», степенно прибывающих и убывающих один из другим. По городу величественно расхаживали одетые в белые боевые доспехи элитные бойцы Ахенара, кое-где виднелись офицеры в увесистых алых латах. Хьюстон подошел к одному из них.
— *Numquid pereamus? Isti foederati cremandi sunt, nonne?* (Неужто не победим? Поджарим этих федералов, не так ли?) — обратился он к офицеру.
— *Primo omnium, amice, suadeam tibi secus vestire, hoc ornato enim nimis foederatice videris. Cave ne necatus sis!* (Перво-наперво, дружище, советовал бы тебе переодеться. С таким видом ты слишком смахиваешь на федерата, берегись как бы не подстрелили!)
Дейл оглядел свой наряд. Боевой доминатор, бледно-оранжевые вкрапления камуфляжа, золотые наголенники «меткого стрелка»… И чего он прицепился, вроде все по уставу. Но совет был дан не зря — Дейл уже понял, что имперцы слов на ветер не бросают. Он призадумался…

Покопавшись в недрах багажного отсека «Стимфалийской птицы», Дейл не нашел ничего подходящего, кроме светящегося в темноте хеллуинского трико. Это было бы забавно, но никак не подходило для будущей операции. Поэтому он отправился к местному аэродрому, где высилась этажерка разгруженных с «каттеров» контейнеров с военным снаряжением — некоторые из них бригада саперов уже начала распаковывать и сооружать передвижные зенитные орудия, и попросил у имперского каптернамуса позволения подыскать себе подходящие доспехи на складе.
Расставшись с внушительной суммой арксов и получив в обмен на них оное позволение, Дейл без излишней скромности выбрал полный комплект обмундирования имперского генерала от инфантерии, выкрашенный в корпоративный цвет Союза — он (с некоторой долей справедливости) полагал, что имеет на его ношение право, так как ~~купленный~~ достойно заслуженный титул имперского короля по распространенной в Галактике табели о рангах соответствовал полному генералу. Ему также хотелось обзавестить легионерской птеригой (латной юбкой), но оранжевого цвета на складе не оказалось — да и, при зрелом размышлении, подсвечивать вражеским снайперам пятую точку было не очень хорошей идеей. Надежно укрепив скипетр на поясе, а державу — в кармане реактивного ранца, его имперское величество Дейл Первый Новоэхекатльский гордо направился расхаживать по лагерю, пока лучистое местное бета-солнце еще могло играть лучами на массивных черепичных генеральских погонах (которые с непривычки жутко натирали плечи) — близился вечер.
С крайними лучами бета-солнца на летное поле рядом с городом упали хищные тени десантных «вультур». Плазмоэжектор «палача» Дейла вкусно чавкнул и открыл счет военного поединка, в котором сошлись давние и извечные враги — Федерация и Империя. Заняв наиболее выгодные позиции, имперцы успешно отбили первую волну нападавших, но где-то позади, судя по отчаянным докладам координатора-наводчика, накатывали вторая и третья… Черноту пространства расчертили полосы реактивного следа от «карм», пара реактивных снарядов попала в командный центр — и стало совсем темно, лишь рядом с прорезями окон играли отблески пламени начавшихся пожаров.
Хьюстон вначале носился по всему периметру поселения, как заведенный. Центурион оказался прав: форма нападавших была очень похожа на прежний камуфляж Дейла, а в темноте так и вовсе неотличима. Теперь же риска быть принятым за чужого не было. «Мантикора» щедро раздавала плазмоиды налево и направо, и, как правило, двух было достаточно, чтобы еще одним врагом Империи стало меньше. Однако, довольно скоро обнаружилось, что без поддержки боекомплекта вести бой было крайне рискованно и неэффективно, поэтому Дейл переместился ближе к точке «Альфа», где были вывалены штабеля с оружейными кассетами. Там же сгруппировались и имперцы. Ракетница тоже не оставалась без дела — надо было видеть эти прыжки на джет-ранце, эти дерзкие и четко рассчитанные залпы, когда один убирал щиты у подоспевшего отделения хадсонят, второй — вбивал всю группу в бетон, а третий — помогал «алой гвардии» снять щиты у очередной когорты федералов.
К утру подкрепления противника были разбиты. Имперцы тоже валились с ног от усталости, но старались не подавать виду. Кое-кого было видно в очереди на погрузку на прибывающие транспортники, раненых спешно эвакуировали в ближайший госпиталь, а наиболее отчаянные и дерзкие из сынов Империи готовили импровизированный завтрак прямо на огне горящих панелей в здании командного пункта, насадив на невесть откуда раздобытые вертелы заранее припасенные гусиные окорочка.

Несмотря на то, что была одержана убедительная победа, на душе у Дейла не было заметного удовлетворения. Напротив, тоска и ощущение какого-то бессилия скреблись внутри острыми ежиными когтями; просто еще один бой, еще одна война, еще один стяг водружен на антенну дальней связи — но почему-то это не приносило сегодня никакой радости. Еще перед битвой он отправил курьерской почтой письмо своей подруге Дине, немного пустяковое, немного дурашливое, немного игривое. Он очень по ней скучал и не видел уже больше месяца, при этом не получая от нее никакой весточки. Возможно, и даже скорее всего, она была занята, находилась на какой-нибудь спецоперации или выполняла тайный приказ Моралеса — а может, и Высших Четырех, а то и просто взяла для отдыха увольнительную — но все это были лишь предположения, и отнюдь не те, которые ревнивое сердце нашептывало каплями ментальной отравы. Ответа все так же не приходило.
Между тем, жизнь и Большая Грандиозная Стратегия (БГС) продолжались и требовали двигаться дальше. Подобно Красной королеве из сказки талантливого клирика-математика Давних Времен, чтобы оставаться на месте, требовалось бежать со всех ног, а чтобы еще и продвигаться вперед — надо было бежать вдвое быстрее. А паровой каток военной машины Союза разогнался не на шутку: «антигусиная» операция оказалась, по сути, прикрытием быстро и энергично произошедшей экспансии. Еще вечером ничто не превещало перемен, а на утро портфели станционных представителей были бесцеремонно подвинуты личным поверенным генерала Моралеса, который тут же отдал приказ готовиться к грядущим перестановкам. Армады «оранжевых» кораблей выдвинулись от станционной терра-подобки в сектор по соседству с «планетой-снежком», покрытой сетью радиальных разломов и трещин. Три корабля-носителя поддержки обозначили присутствие Союза на орбите — «Волатика», «Застава» и «Кверты», соревнуясь в качестве сервиса для уставших после космического боя пилотов и предлагаемых скидках.
Дейл был не в настроении вести долгий утомительный бой, поэтому, побродив в ангарах «Волатики», он в итоге взбежал по трапу черного, как смоль «Скорпиона» — боевого молота типа «фер-де-ленс», специально подготовленного для карательных операций против пиратских лордов (а также для игривых строевых полетушек с фейеверками). Подсознательно выбор был обусловлен, видимо, нахлынувшими воспоминаниями о романтической прогулке в секторе Синуэфе на борту «Серафима» Дины.

Бой, против ожидания Хьюстона, затянулся. Вначале распотрошенные счетверенной усиленной батареей залповых орудий тушки «аспидов» еле успевали разлететься по сторонам, расчищая неистовствующему «Скорпиону» фарватер, а лазерная указка его ядовитого жала — кондуитного «пучка» еле поспевала помечать очередную обреченную цель к уничтожению. Мерное урчание бустера двигателей одновременно и успокаивало, и бодрило. Все пошло не по плану, когда в зону конфликта пролезла тень «корвета» так называемого капитана так называемой Федерации — по обыкновению, трусливого капитулянта с привязанным к его мокрой куриной ножке шнуром от активатора фсд-двигателя. Он имел привычку плевать в спину союзным кораблям (большинству из которых до него не было никакого дела) из щедро смазанных слюной Хадсона блю-рей фазеров, запрещенных Женевской конвенцией и Лигой сторонников виниловых дисков, в то время как креветочное нутро корабля отрыгивало в трехпоточный (как минимум) призматик бесконечную серию баночных зарядов.
Не понимая сам, как так получилось и почему теперь на сетке прицела вместо «хрустов» замаячило никому не нужное федеральное «зубило», капитан Хьюстон вонзил иглу кондуитника промеж вражеских лопаток, иными словами — сфокусировал огонь главного калибра на силовом поле щита противника, целясь в район реактора. Сжимающий потной клешней ручку управления шакалистый Табаки от испуга дернулся и развернул мидель»корвета» в сторону «Скорпиона», по периметру щита которого тут же зазмеились зеленоватые всполохи. Тем временем мощность луча, умножаясь вместе с разогревом корабля, достигла двухсот процентов, но против эдакого банковоза — куда там! Дейл сдвинул брови и усилил натиск, подключив к обстрелу боковые стволы. Наподобие средневекового галеона, «Скорпион» вначале дал залп правым бортом, потом, сделав поворот оверштаг — левым, потом.. Потом ИЛС запестрел сообщениями об отказах, а Хьюстон, наконец, обратил внимание на температуру корпуса — более трехсот градусов! (как долго это продолжалось?) — и просевший до «красных соплей» собственный призматик, лишившийся энергетической подпитки. Табаки, торжествуя, дернул-таки шнур и окатил «фер-де-ленс» волной прогревающегося гипердвигателя…
Перезагрузив корабль и восстановив половину щита, Хьюстон снял мокрую от пота и напряжения фуфайку и небрежно кинул на решетку кабинного регулятора температуры. Богато отделанный салон «Скорпиона» напоминал духовку. Корпус был поврежден на двадцать процентов, орудия — что было хуже — на все восемьдесят, боеприпасы — на нуле… Вздохнув, капитан включил синтезатор и, перезарядив стволы, продолжил сражение. Теперь его противниками были не похожие на поджаренные чипсы «аспиды», а «вультуры» и «гадюки», причем крайние, из бахвальства решившие подергать скорпиона за усы, орбитили его, как мухи-журчалки, не давая поджарить себе бок и моментально уходя из-под обстрела. Словом, бой был и в самом деле долгий, нудный и вымотал привыкшего к грубой силе «Императора Марка Отона» капитана до нитки.

Челнок неслышно скользил по почти отвесной глиссаде, направляясь к видневшейся среди густых джунглей проплешине космодрома. Зависнув над посадочной площадкой, в некотором отдалении от которой громоздились широко расставившие свои слоноподобные опоры транспортники, «Васава» выпустила собственные, словно по волшебству левитирующие отдельно от корпуса шасси и, качнувшись, застыла остроносой каплей. Хана уже ждали: спустившись с корабля, он сразу сел в приготовленный для него паланкин и направился к городу. Через каких-нибудь двадцать минут он был уже у королевского дворца. Не задерживаясь на постах стражи на большее время, нежели чем требовалось для проверки его пропуска и личности, он торопливо вбежал в Лазурные покои, откуда навстречу ему уже шел его суверен.
— Приветствую тебя, мой верный друг, — произнес он, разводя руки для объятий. Была ли твоя поездка на Инду-Луну успешной?
— Благодарю Вас, государь. Вполне успешной. Тигроликие передают Вам свое нижайшее и всецелое почтение, — ответил Хан.
— Только лишь почтение, и более ничего? — иронично спросил владыка.
— И пожелание скорейшего перерождения. Гром Небес уже заканчивают устанавливать на «Астру» — я видел своими глазами, когда проезжал доки космодрома. Да, я привез Глаз Агни. Вот он.
Царственный собеседник Хана осторожно принял из рук своего вестника небольшую коробочку, раскрыл ее и заглянул внутрь. Потом он так же аккуратно достал из нее безупречно сферической формы артефакт и водрузил его на ладони. Шар засветился внутренним светом и вдруг приподнялся, вращаясь и источая ослепительной белизны лучи, словно стробоскоп — лучи эти проникали прямо в очи правителю. Через мгновение тот сомкнул пальцы и сжал сферу в кулак. Свечение тут же пропало.
— Что Вы видели, мой господин? — спросил Хан.
— Многие вещи, мой друг. Подойди ближе, войди в круг Сферы, тебе откроется то же, что и мне. Видишь?
— Вижу что-то.. Вижу «Астру», низвергающую огонь и молнии из орудий Небесного Грома, вижу столп огня и дыма высотой до облаков, вижу город в развалинах.. Это Ланка?
— Смотри внимательнее. Нет, это не Ланка. Это столица Малукки. Она будет разрушена, и Черный Ракшас, сосредоточивший сейчас силы там, наконец, падет. А Ланка будет передана людям, и Сита моя наконец освобождена.
— Это сделаем мы?
— Это сделают Силы, живущие в нас. В тебе, Сите, мне.. Тигроликие, или Стражи, как их называют в других Землях, передали людям много технологий, но это, как и они сами — лишь инструмент, а не сами Силы, не сами Агни…
— Погибнет много людей.
— Погибнут последователи, совращенные нечестивым Черным Ракшасом. Погибнут и возродятся праведные. Погибнем и мы с тобой.
— А возродимся? — с понятной надеждой в голосе вопросил Хан.
— Того нам с тобой не увидеть.. Здесь, сейчас, по крайней мере. Вижу лишь одно — Ситу. Сита.. Моя дорогая луноокая Сита.. Она вернется сюда, на Терру. Не скоро, по меркам людей, но обязательно вернется — и будет королевского роду, как и сейчас. Боюсь, однако, что вернется и Ракшас — и ей будет предстоять миссия, подобная нашей с тобой. Да не остановится колесо Сансары!
Беседу мужчин прервал вошедший кшатрий.
— Ваше величество! Разведчики-виманы обнаружили крупное соединение флота Врага в Малукке. Идет высадка боевых слоноходов, замечены эскадрильи летающих колесниц и целые полчища Черноликих.
— Вы проверили маршруты подхода? Гангеров.. Ну этих, пиратов с Ганга.. нет?
— Ну куда ж без них…
— Ясно. Ну что ж, подготовить «Астру» и «Обезьяний легион»! Летим!
И тихо произнес про себя: «Оооммм…»

От Дины так и не поступило ни весточки. Заготовленный для нее подарок — изящной имперской работы пара наплечников с вензелем, приобретенный через своих людей в Кубео из распродажи эксклюзивной коллекции украшений самой принцессы Айслинг, — оставался также невостребованным. Дейл уже всерьез подумывал о том, чтобы выбросить и подарок, и свои дурацкие мечтания в хромосферу любой из попадающихся по дороге звезд — но каждый раз одно соображение, подобно заряду хитсинка, охлаждало его пыл: если она его забыла — эта акция не имела смысла, кроме эгоистической экспрессии; если же дело было в чем-то другом — это было бы тем более полным идиотизмом.
Поэтому, обуздав свои страсти и помыслы, как самый искусный философ, Дейл решил переключиться на что-то иное, что наполняло жизнь смыслом. Через пару дней, однако, и эвриальское, и лейвианское на борту закончились — неделя военной кампании в Си-Ди и скидки на бар в ночное время (особенно учитывая, что крейсер висел на сидистационарной орбите за терминатором) опустошили погреба «Волатики». Зато повсюду в трюме были аккуратно расставлены штабеля контейнеров, загруженных емкостями с бертрандитом, индитом, золотом и прочим презренным металлом. В трюме, сказали мы — ибо Хьюстон в своих экзистенциальных поисках по ошибке забрел в грузовые отсеки корабля, и теперь только понял причину колоссального расхода трития на, казалось бы, незначительные передвижения флотоносца. Капитан, как никогда, ощутил тщетность вожделений «золотого тельца», бренность бытия и острые позывы в ближайший гальюн.
Через полчаса грузовой каттер «Наяда», пилотируемый Хьюстоном, запрашивал стыковку у местной ~~виноводочной~~ сельскохозяйственной станции, по совместимости — средоточии текущей Блестящей Гениальной Стратегии (БГС). Совместив приятное с полезным, Дейл выполнил несколько челночных рейсов, курсируя между прославленным крейсером и орбительной фермой. Полсуток спустя дневная норма бгс была уже выполнена, при этом запасы золота и бертрандита практически не пострадали — для сделок на пять с плюсом с лихвой хватило сдать накопившуюся на «Волатике» пустую стеклотару. Подняв влияние Союза и запасы для бортового бара местной наливкой из черноплодки и крыжовника, подобревший капитан пожелал поделиться результатом своих трудов и взял трубку голофона.
Номер капитана @Igli отозвался не сразу. Перед Дейлом возникла голограмма со странного ракурса: было похоже, что эмиттер комлинка Игли беспорядочно левитировал по рубке «Квазара», показывая то исхудалое, изможденное от недавних лишений лицо Верховного писаря, то почему-то отдельно летающий ремень от штанов, то вспышки лазеров, то силуэт вражеского «фер-де-ланса»… Дейл пожал плечами, глянув на почти потухший индикатор щита собеседника, и запустил транзакцию по крыльевой миссии. Игли выполнил великолепный кульбит Фролова, сбросив «альфача» с кормы, после чего указательным пальцем левой ноги исхитрился подтвердить транзакцию. Дейл одобрительно кивнул.

Стюардесса-бармен в фирменной униформе «Волатики» (белый пиджак и темные колготки) заботливо поставила перед командиром корабля очередной поднос с заказом. Подача здесь славилась неспроста — на двадцать световых лет вокруг подобного сервиса было не сыскать. Сет «радуга» играл всей гаммой красок — от рубиновой смородиновой до темно-синей черноплодки, плавно переходя через янтарную облепиху и изумрудный крыжовник — и все в изящных имперских бокалах-мензурках, дымящихся от криоводорода и покрытых инеем. Хьюстон обреченно опустошил мензурки и уставился расплывшимся взором в иллюминатор. Правый глаз уже начинал подергиваться от этой кислятины, во рту давно была набита оскомина — а грустные мысли никуда не девались, лишь переливаясь радугой эмоций, от бордовой тоски до фиолетовой печали. Надо было что-то делать, и чем решительнее, тем лучше.
— Бруно, подготовьте мне корабль, — приказал он старпому. — Не ждите меня сегодня, но только чтоб не как в прошлый раз.. Палубу помойте после себя к моему возвращению, по крайней мере.
Тщательно подготовив «Стимфалийскую птицу» к перелету (то есть убрав из воздухозаборников чехлы-ремувки и спрятанную там от Джеки заначку — чекушку «Эвриальской особой»), Дейл угнездился в имперской чашке, включил подогрев сиденья и кондиционер на прохладу и повышенный уровень О2, после чего немного вздремнул, чтобы вернуть временно угнетенные способности к осмысленному пилотированию. Наконец, все было готово. «Птица» отстыковалась от палубной площадки, круто бустанула с круга отхода, и нацелила длинный хищный нос на выбранную цель — крейсер «ЗАСТАВА», стоявший на орбите всего в трех тысячах километрах от «Волатики». По проверенным слухам, у капитана @Igli были солидные запасы портвейна, новейшие роботессы-массажисты, да и сам он пребывал на борту — что сулило вдумчивый и неторопливый мужской разговор, поиск Вечных Истин, тягу на подвиги и ~~экскурсию на Pillar of Fortitude~~ решение сердечных проблем. Дейл лишь боялся, как бы не проболтаться спьяну о страшной тайне: биологическим отцом его пассии являлся никто иной, как капитан Игли собственной персоной, чего ему самому знать, видимо, до поры до времени не следовало.

— Твои надуманные проблемы просто смешны, — заявил @Igli после того, как капитаны продегустировали ящик-другой портвейну и перешли из кантины в бильярдную (а заодно и на напитки покрепче). — Хотелось бы знать, чтобы ты сказал, если бы услышал одну любовную историю!
— Случившуюся с тобой? — спросил Дейл.
— Со мной или с одним из моих друзей, не все ли равно, — ответил Игли, опрокидывая внутрь бокал левианского и снова наполняя его. Судя по его нетвердой походке, трехдневной щетине, блуждающим зрачкам и странному прикиду (кальсоны, поверх них армейские боты от «доминатора» и банный халат на пару размеров больше), достойный капитан отнюдь не терял времени даром и Хьюстону даже пришлось выступать в роли догоняющего.
— Рассказывай, — уткнувшись взором в палубу, безучастно ответил Дейл.
Игли взял со стола бильярдный кий и сделал куда-то в сторону пару плие и выпадов, точно фехтовальной шпагой. Потом неожиданно запел ~~поддатым~~ приятным баритоном:
*- Еееесть в графском парке ценный лут,
Там Лилиан.. Не ждут. Не ждю-ууут…

Невесте графа Кейси Лав
Уже шестнадцать лет,
И дивный взор, и кроткий нрав,
Прекрасней в мире нет,
Всю красоту небес вобрав,
И от любви, как пьяный граф…

Невеста графа Кейси Лав
Прекрасная Агнес,
В Дювалей дочь влюбился граф
И счастлив до небес,
Но вот, любовь хоть не прошла
Внезапно подкралась нужда.

Продал невесту в рабство граф,
Но взгляд не смог забыть,
И капитаном звездным став,
Не перестал любить.
Погасло солнце, встала ночь,
Узнал подонок, что есть дочь…

Пират-то был мастак, и вот
Невесты нет, но дочь живет. Живет.
Что ж, Лав не муж и не вдовец,
Обоих в омут и конец. Конееец…*

— Это навсегда отвратило меня, Д’Эйл, от любовных историй и красивых женщин. На квартердеке есть отличный массажный салон, полностью роботизированный.. Категорически рекомендую. Выпьем!
Дейл в ужасе откинулся на диване и притворился спящим.

Пробуждение было относительно приятным — по крайней мере, голова практически не раскалывалась, лишь во рту ощущался мерзкий привкус виноградно-ячменного ликера (так эвфеместически генерал Моралес порой называл свой любимый напиток). Тело безумно затекло, ныла спина — Дейл обнаружил себя практически втиснутым в стрелковый ложемент очень скромных размеров. «Где это я?» — подумал он, почесывая затылок. Вернее, попытавшись почесать — на голове обнаружился нахлобученный шутовской колпак. На подкладке обнаружился вышитый лейбл — «ХОРО МОКС». Недоумевая, через минуту капитан сообразил вывернуть головной убор наружу — это превратило его в шапочку для сауны с более осмысленной надписью: «СКОМ ОРОХ».
«Так, значит я на борту у Серхио Кортеса, @CKOM а то есть. Надо же, вроде пили-то на «ЗАСТАВЕ»… Вот жмот, выделил самую неудобную и тесную каюту на корабле! Что это, не гальюн случаем? Воняет тут, по крайней мере, так же. Даже похуже». Включив фонарик, Дейл огляделся. Нет, это был не санузел — это была рубка стрелка-наводчика одного из многочисленных турельных орудий крейсера. Он проверил боекомлект — не хватало доброй половины. «Тааак, видимо, ночью был фуршет с фейерверками», решил капитан, вставая и разминая спину, после чего решился открыть люк и выйти прогуляться наружу.
В проходе стоял удушливый, спертый до слез воздух, сильно отдающий нечистотами. Закрыв ротоносовые отверстия вышеупомянутой шапочкой, Дейл быстро проследовал по проходу, следуя подсвеченной дорожке, ведущей на верхние палубы. Повсюду, сколько хватало слезящегося взора, в трюме были натыканы, навалены, уложены в штабеля и фигуры «городков», взгромождены друг на друга и просто катались по палубе бочки, промаркированные «Осторожно! Удобрения. Взрывоопасно!», некоторые из которых были закрыты весьма неплотно (а иные так и вовсе протекали, не пережив соударений) — они и источали этот непередаваемый, острый и насыщенный аромат.
Поднявшись в турболифте на верхний дек и найдя наконец кают-компанию, Хьюстон ввалился внутрь. В глаза сразу бросилась светящаяся во всю переборку надпись: «Quantumleaper». География местонахождения стремительно прояснялась, не отличаясь, впрочем, желаемой точностью — как далеко ближайшая станция, что за система или, по крайней мере, сектор Галактики. Дейл от всей души надеялся, что эти вопросы сумеет прояснить обнаруженный в кают-компании командир крейсера, капитан @Metaphora, как только закончит разговор по голофону.
— Алло, алло, станция?! Соедините с правящей.. Да не помню, на «Ш» как-то называются.. Как так нету. Ну давайте на «Н».. Говорит коммандер Метафора с борта «Квантумлипера». У меня тут.. Средство очистки почвы, небольшая партия.. Возьмете? Да не так много.. Ну, килотонн десять-двенадцать.. Что значит «нам столько не надо»?? А мне тем более не надо. Конечно, со скидкой.. Не, доплачивать не буду, это ж не биоотходы, это ценное удобрение! С доставкой, да.. Может, самовывоз организуете? Ладно, ладно, довезем, договорились… В смысле «саботажник»? Не, это не я был.. Девушка, я честный и независимый капитан. Ну и что, что корабль приписан к Союзу.. У вас тоже в магазине «нет базового» приписано, а базовые модули есть. Все, чао какао.
Выяснилось, что накануне ~~спьяну~~ по ошибке Метафора разместил заказ на покупку удобрений, да еще и по десятикратной цене. За какие-нибудь пару часов трюм «Квантумлипера» был завален доверху, а сотни миллионов кредов — деньги, в отличие от трюма корабля, не пахнут! — перетекли в карманы подсуетившихся ~~спекулянтов~~ союзников. Теперь капитан искал способы поскорее избавиться от сомнительного актива и, похоже, преуспел — не без дополнительных трат, разумеется.
Дейл мечтал только об одном — поскорее покинуть эти авгиевы конюшни. Поэтому с первым же грузовым питоном он вылетел на столичную станцию, там принял душ и сто грамм мятной настойки, чтобы отбить неприятный запах, вызвал в «Интер Астра» «Стимфалийскую Птицу» и спешно вернулся на «Волатику».

— Как здесь хорошо! Этот Свет.. Он.. Везде… Где я?
— Пока нигде. Но ты отправишься на Терру, затем и в иные миры — ответил Первый.
— Кто я?
— Пока никто. Но ты станешь воином из патрициев, затем и королевой из плебеев, — ответил Второй.
— Когда это случится?
— Пока никогда. Но пространство-время примет тебя чрез роды, затем оно же и укроет — до поры до времени, — ответил Третий.
— Что мне надо сделать?
— Пока ничего. Но время придет, узнаешь — что. Как. Где, — ответил Четвертый.
— Сколько раз это уже было. Почему я?
— Было. Есть. Грядет… потому что таково предназначение Силы. *Кай итан, кай ипархей, кай эрхетай… Гиати аутос эйнай о скопос Динамос* — ответили Четверо.
— Силы.. Динамос.. Динамос.. ДИНАМОС. *пробуждение*

Дина Энн Мосс.. Дейл заметил ее сразу, сидящей за столиком у бара, лишь только «Стимфалийская птица» схватилась когтистыми лапами-шасси за палубу «Индомитабла» — и дело было не только в ярко-оранжевой летной куртке спецназа EGU, элегантно накинутой поверх комбеза, нет. Это больше похоже было на удар током, а по произведенному эффекту — на удар кувалдой. Ибо перед его глазами словно распростерся туман, уши словно заложило ватой, мысли — стали путанными и неясными. В кабине лифта он пригладил короткие, но упрямо торчащие волосы и поправил матерчатые посольские погоны, накинутые вместо ~~насилу пришитых~~ чересчур вычурных генеральских эполетов, после чего, поборов остатки робости, смело ринулся в бар.
— Пррр.. Прр.. ривииэт! — выдавил из себя Хьюстон. — Можно к Вам присоединиться? Алекс… бррр.. То есть, Дейл! То есть.. Привет-рад-тебя-видеть.
Дина в ответ весело рассмеялась, приветливо приглашая капитана за столик. Ее улыбка смела щит с его напускной ~~надутости~~ суровости почище прямого попадания из плазмы.
Нарукавники были, наконец, подарены — и впрямь оказались необыкновенной красоты, Дина была в восторге. Они разговорились. Конечно, он все себе накрутил и надумал. В крайнее время для спецназа очень много работы, она уже еле справляется и так мечтает об отпуске. Все письма она получила и сразу послала ответ, как только выдалась минутка.. Дейл, хотя и не был из сонма Сил, а был самым обыкновенным разгильдяем, все же обладал одной редкой сверхспособностью (кто бы мог подумать): у него в мозг (ну или как там назывался этот невыдающийся межушный ганглий) был встроен переводчик. С женского языка на обычный. Вот и в этот раз он не унимался, на лету переводя слова Дины: «ты мне нравишься. Но.. есть масса «но». Пока не надо. Уймись уже. Я же тут, с тобой. Помоги лучше разобраться.. или улетай, если не в состоянии меня понять!»
— Конечно, солнце. Помогу. Давай, говори, что там случилось? — ляпнул Хьюстон, забыв «перевести» все назад.
— Ты умеешь читать мысли?! — удивилась прекрасная собеседница, а глазах запрыгали озорные искорки.
— Как видишь!
«А так, слабо?!» — мысленно пошутила она. Несмотря на то, что слова эти не были произнесены, они прозвучали в сознании пугающе отчетливо. Дейл в благоговейном ужасе мысленно подумал: «ну ты даешь! Ты меня прямо пугаешь!»
— Хорошо, не буду! «Слушай, тут такое дело…»

По летной палубе «Волатики» пробежала легкая дрожь. Словно сполох неурокротимого огня, над кораблем пронесся стремительный силуэт, прикрывший на мгновение Си-Ди Солнце. Изящество точеных аэродинамических форм, союзная окраска фюзеляжа цвета пламени, грозный оскал острой змеиной «морды», сияние славы от звезд-эмблем непобедимого Союза, рокот форсированных трастеров — после долгого перерыва и тщательной инженерной доводки, в боевой вылет отправилась жемчужина верфей «Зоргон Петерсон», огненная «Саламандра» — рожденная в пламени и предназначенная тому, чтобы в пламени же жить. Хьюстон выбрал этот корабль, ибо душа требовала чего-то такого: возвышенного, стремительного, вызывающего — одним словом, полета выше небес и движения быстрее мысли.
Свидание с Диной Мосс прошло не более четырех часов назад, но ему казалось, что прошла целая вечность — и эта вечность была наполнена всей гаммой чувств, от жгучего желания увидеть ее снова до небывалого воодушевления. Поэтому необходимо было этим чувствам найти отдушину, чтобы излиться и не задушить, чего доброго, ~~сумасшедшего~~ влюбленного капитана. Следуя этому порыву, Дейл взял, не вглядываясь, первое попавшееся боевое задание от штаба Бравой Генеральской Ставки (БГС) — какая, собственно, разница, каких шинковать хадсонят…
«Черного Стрелка не видели в нашем секторе уже довольно давно. Но он не ушел — это я знаю точно. Он затаился». Буст! Ого… Дейл совсем отвык от таких перегрузок — в глазах потемнело, виски затрещали от натуги, погоны налились словно свинцом, вдавливая плечи в недра кресла… «Тебе надо его найти?» — «Да. Но искать Тьму — дело практически безнадежное. Он.. Сам найдет меня. Вероятно, попытается похитить — такое уже бывало.. Раньше. В другой жизни, словом». Мамба сделала крутой вираж и вышла на атакующую позицию — щит «аспида» под укусом алого бим-лазера стал стремительно таять, освобождая место для сокрушительного заряда залповой картечи. «Ты помнишь предыдущие жизни?» — «Да. Немного смутно, но главные моменты помню.» — «Мне недавно звонили с неба, говорили у них куда-то пропал самый прекрасный ангел. Но ты не бойся, я тебя не выдал!» — «Аххаха!».
«Саламандра» кружилась в каком-то сумасшедшем кульбите, стараясь не ослаблять хватки орудий, и капитан элитного «челленжера» обреченно сознавал свое неминуемое поражение. Рамочный двигатель пытался показать Хьюстону трусливую спину федерала, но тщетно — в реакторе уже началась необратимая реакция разноса. Буст! «Мы тебя защитим. Я — тебя не отдам никому!» — «Спасибо, Дейл! Приятно слышать, правда! Но — вообще-то это я здесь для того, чтобы защитить вас. И тебя, если уж говорить откровенно. Наверно, не стоило тебе все это рассказывать, но решила все-таки — чтобы ты в случае чего не переживал за меня.» — «Как я могу не переживать за тебя, Дин? Я же тебя лю…» — «Ну уймись уже! Думаешь, я ничего не замечаю? И ты мне небезраличен! Давай только не сейчас об этом.» Буст! «А ангелы кстати, физиологически не отличаются же от людей. » — «Дурак!» — «Да я имел в виду…» — «А то я не вижу, что ты имел в виду! Вот имей в виду на будущее, что мысли-то твои как на ладони!» Зона конфликта закрыта. И еще одна. И еще.. Буст!

Безбашенная Главная Ставка (БГС флитком) ~~развлекалась, как могла~~ углубилась в планирование во всю мощь заряженных на победу горячих голов из канцелярии, их детей, вносящих по недосмотру родителей по вечерам решающие коррективы в плановые таблицы полетов, и спешно присланных из столицы специалистов Министерства Спасения Самогона. Стратегические запасы этого важного сырья, заготовленного для Нового Года, будущих побед и генеральских фуршетов, были срочно ~~раскупорены прямо на складе~~ розданы населению для обеспечения необходимого уровня неявки на предстоящих выборах, а во внешнеполитическом курсе был оперативно выполнен разворот оверштаг; затем, для верности, еще один — после чего непонимающие, что происходит, хадсонята почли за лучшее сложить оружие и переодеться в крестьянские комбезы. Поскольку в системе была только одна орбитальная станция, и те, и другие, и третьи нередко (и даже весьма часто) сталкивались друг с другом в лифтовых тамбурах, зале ожидания и зоне отдыха, ~~станционном аэрлоке~~ и длинных, едва продвигающихся очередях в столовую, на сдачу боевых облигаций и объявляемые время от времени посадки на эвакуационный лоукостер.
Дейл не любил летать в лоукостерах. Не говоря уж о запредельном, по мнению владельцев пассажирских судов, комфорте на борту за такую-то цену (стандартная лежачая сота с тусклой лампочкой, маисовый тюфяк с терранскими блохами — а иногда и с карсуканской саранчой, из напитков — технологический дистиллят из фсд, из еды — таблетка для сна, удобства — в гиперкосмосе), по странному стечению обстоятельств далеко не все из отправляющихся кораблей прибывали невредимыми в пункт назначения — особенно, если на борту были беженцы из враждебной правящей фракции. Поэтому, при первых признаках накопившейся усталости и неодолимой необходимости пляжного отдыха, он выпросил у штаба подходящую командировочную миссию на морской курорт, взявшись сам за ручку управления пассажирского космосамолета типа «питон», белокрылой «Помоны». К сожалению, из-за творящейся в штабе неразберихи (только что коммандерам-добровольцам @Igli и @Metaphora были необратимо загублены дальнейшая карьера, психическое здоровье и какие бы то ни было надежды на увольнительные внезапным назначением во флитком) и пролитого самогона на командировочном бланке, Дейл лишь по прибытии на место выяснил, что, хотя отель и стоял на первой линии, до океана было около двух километров, причем в вертикальном направлении — в глубине искрящихся на Сиди-солнце ледяных торосов.
Курорт считался горнолыжным. Вокруг аэропорта отеля и впрямь были очень живописные горы, а по променадам то тут, то там виднелись группы биатлонистов, вооруженных плазменной винтовкой «палач» и с некоторым повышенным вниманием разглядывающих эмблемы Союза на борту «Помоны». Хьюстон и сам, спустившись с трапа, залюбовался своей крылатой красавицей, сияющей непередаваемой игрой света от местного солнца и наведенных прожекторов — по-видимому, местного ритуала гостеприимства.

На соседнем перроне вовсю шла подготовка к погрузке, по-видимому, спортинвентаря уже накатавшихся лыжников. Аккуратные продолговатые темные боксы были аккуратно сложены штабелем в три ряда по десять в каждом, еще четыре аккуратно укладывали рядом. Повсюду виднелись развешанные портреты какого-то мужчины, как решил Дейл — победителя прошедшего лыжного забега, потому что под голографией виднелась крупная цифра «№1» и чип-код голофонного номера. «Ну надо же, даже в таком дальнем уголке — и то движуха какая-то происходит» — подивился он. «Хорошо хоть, что спорт — а могли бы и чего пожестче придумать. Вон по голонету недавно крутили новость, что какой-то поехавший маньяк — тоже в санатории каком-то, кстати! — каждый день вырезал ровно тридцать четыре человека из персонала и охраны.. А ведь что, случись такое вот в этой, скажем, глубинке — никто ж из властей системы и не защитит! Да что там защитит — и не почешется. Максимум — вызовут омнипол, преступнику выпишут штраф за незаконное убивание из ружья, да в кутузке подержат полдня до выяснения личности и прибытия персонального шаттла…»
— Стойте, не двигайтесь! Сейчас мы Вас просканируем, — голос охранника или, вернее, охранницы прозвучал откуда-то из-за спины. Дейл обернулся и чуть не задел массивными погонами-эполетами лепестки направленного на него ручного сканера. Всякому знакомо ощущение, когда вроде бы ничего не украл, никого не убил — по крайней мере, после крайнего похода в «Интерстеллар фактор» — не имеешь ни запрещенных предметов, ни клонированного профиля, и вообще ведешь себя, как примерный мальчик в ожидании подарков от Деда Мороза, а однако же, под дулом криминал-сканера ощущаешь себя малость неловко, точно повинен во всем разом. Дейл его как раз ни в малейшей мере не испытывал.
— Ну как, цыпа, я могу уже идти? — вальяжно поинтересовался он. — Или, может, прогуляемся в караулку для личного досмотра?
Цыпа невозмутимо убрала сканер и, покопавшись в кобуре, извлекла табельный «торментор».
— Ну что, попался, коммандер Фролик?

Через полчаса, когда, наконец, недоразумение разъяснилось — Дейла из-за шевронов со звездой EG и того, что отель редко посещали корабли Союза из-за его удаленности от столицы, приняли за одного из офицеров EGPU, к которому, видимо, местная служба безопасности имела какие-то свои претензии — Хьюстон уже любовался местными видами из лобби-бара. Переполнившись эмоциями и приветственными шотами, он, глядя на верхушки посеребренных сопок, начал погружаться в мечты — вот они с Диной, вдвоем, идут на великолепную зимнюю (по меркам Терры зимнюю: здесь было в самом разгаре лето) лыжную прогулку, пьют из термоса обжигающий глинтвейн, остаются на ночевку в охотничьем домике… на запястье завибрировал голофон.
— Дина, ты?! Я тут как раз вспоминал о тебе…
— Спасибо, Дейл! Я это и почувствовала. И очень кстати.. Слушай меня внимательно, пожалуйста.
— Весь внимание! Я тут, кстати, в очень милом местечке. Может, прилетишь сюда? Или могу сам забрать вечером…
— Капитан! Слушай меня. Немедленно, не откладывая, вот прямо сейчас, садись на корабль и улетай. Ни с кем не вступай в контакт.
— Мммм.. Это приглашение?
— «Дурак! Это предостережение!» Ты сделаешь, как я говорю?
— Конечно.
— Ты отменил повторную порцию шотов?
— Ты за мной следишь?
— «Я за тебя волнуюсь. Там что-то происходит нехорошее. Поторопись, пожалуйста». Я просто тебя уже немного знаю.

Белоснежный силуэт «Помоны», послав прощальный блик неудавшемуся ~~отпуску~~ заданию, растворился в джет-струе лоу-вейка. Устремив на корабль черный, как деготь, без всякого намека на радужку глаз, а другой, нормальный — хищным взором на штабеля «спортинвентаря», охранница , та самая, что ранее пыталась задержать капитана вместо Фролика, тихо прошептала: «баад мейн милатэ хаи. Раат карэб аане так. Каала Раакшаси кхана чаахата хаи…» («Ну что ж, встретимся позже. А пока — близится ночь. Черный Стрелок хочет кушать…»).

— Кстати, — произнес @Igli, пока Эрнандес выводила «Ворона» в стыковочный коридор столичного «орбиса». — Ты не знаешь, что это все вокруг так суетятся? Никогда не видел за раз столько союзных «фер-де-ленсов», причем все как один — в черных ливреях. Ну надо же, вот @CKOM, @H-Arck, @fureimu ту да же… Да и в воздухе так и несет запахом краски. Праздник, что ли, какой? Или ввели стандарт на перевооружение наших полувоенно-безвоздушных сил?
— Если бы Вы, капитан, почаще бывали в штабе и пореже — флиртовали с космолетчицами в комнатах найма экипажа, то были бы в курсе, — едко ответила Теган.
— А так что там все-таки происходит?
— Не знаю. Вы же тепер флит-коммандер, не я! Посмотрите, для начала, входящую корреспонденцию — хоть раз-то в месяц это стоит делать.
Игли вздохнул и ткнул голоиконку с конвертом.
— Так, посмотрим… «Расходы на содержание носителя», в спам, «недельная зарплата — 1000 кредов» — ну все, мы с тобой богачи… в спам, «ваша репутация с фракцией»… туда же, «дорогой, тебе не попадался мой лиф…» ээмм это вообще ошиблись номером, «где сволочь алименты. » это у меня знакомый один, ему бывшая все названивает, теперь вот мне начала… А это что? Отправитель — какой-то «Эйус Праеклара». Не знаю такого!
— Ну ка, откройте полностью, капитан, — посоветовала Теган. Игли так и сделал. На холоэкране высветилось имя отправителя полностью — надо сказать, для этого пришлось растянуть экран на всю ширину рубки «фиделя». Надпись гласила следующее (Игли едва смог, припомнив экспресс-курсы имперского, перевести общий смысл):

*Eius praeclara splendidaque Imperialis Maiestas Alexius D’Aleus Primus Aerovolatica, rex Imperii atque magnus dux, coadiutor altissimi solii Eius Imperialis Celsitudinis luminosae principissae Aislingis, Vindex fidei atque princeps-protector peregrinorum, magister secundus Ordinis Quadraginta Duorum et plenus admiral istae Foederationis, pilota-magister atque miles-bardus Grandis Unionis Elictorum Ludorum, dominus omnium piscium in caelis et avium sub aquis, caesar Novoehecatlicus et dominus Blu Euq DH Quadragesimus Secundus Secundus Houston*.
(Его пресветлое и ослепительное Имперское Величество Алексиус Д’Эйл Первый Волатика, король Империи и великий князь, коадъютор высочайшего трона Ее Императорского высочества лучезарной принцессы Айслинг, Защитник веры и лорд-протектор пилигримов, вице-командор Ордена Сорока Двух и полный адмирал так называемой Федерации, мастер-пилот и воин-менестрель Великого Союза Элитных Игр, владыка всех рыб на небе и птиц под водой, царь Новоэхекатльский и владыка Блу Эвк Дэ Ха Сорок Второй Второй Хьюстон).

— Вот тщеславный болван! — сплюнул сквозь зубы капитан. — И еще хочет, чтобы на его писульки кто-то обращал внимание! И что же он дальше пишет? Таак: «По случаю великой победы Великого Союза Элитарных Игр в системе Сиди, объявляется всеобщий ПАРАД. Форма одежды — черный «ферделенс» и парадный комбез. Быть готовым выполнить все действующие и перспективные фигуры высшего и невозможного пилотажа. Все расходы за счет страховой компании. С Моралесом согласовано. Коммандер @Metaphora поставлен перед фактом. Коммандер Игли ответственный за оргподготовку и питание. Явка обязательна (можно «Родопи»), сдать после полетов.»
— И что все это значит? — недоуменно вопросил Игли?
— Это значит, капитан, что у Вас осталось пять часов на оргвопросы и на то, чтобы научиться летать.
Губы капитана искривились в подобии улыбки.

Надраенная автоматами летная палуба флотонесущего крейсера, принадлежащего капитану @fureimu, сверкала ледяными отблесками отражения шестой планеты, у громады которой, висевшей в боковом иллюминаторе, был развернут фронт очередного конфликта. Сам капитан Фурейму воевал в соседней системе, но, в его отсутствие, Хьюстону любезно предоставили платформу для дозаправки и ремонта, а также меню бортового ресторана «Любимые горизонты» и досугового центра — капитана, вероятно, приняли по ошибке за какого-то завсегдатая злачных мест, которым он уже давно ~~две недели~~ не являлся. Да и цены были не демократичные, и даже не диктатурные.
— Корабль «Менелай» его имперского величества слушает, — ответил на входящий голозвонок Дейл. Звонила Джеки.
— Ты где?
— На «Кристине», — не подумав, брякнул Дейл.
— На какой еще Кристине, кобелина? — пролаял комлинк. — Все, развод и увольнение, меня это достало!!
— Успокойся, плиз — попробовал исправить свою ошибку Хьюстон. — «Кристина» это носитель, который стоит у зоны конфликта. И не надо мне по каждому поводу и без бросаться угрозами! Я и так уже уволил Анги Эллисон из-за тебя..
— Анги сама ушла, не в силах терпеть твои мерзкие выходки и фамильярное отношение! И это все — в присутствии законной супруги.
— Так, дорогая, давай не будем. Позволь напомнить, что наши матримониальные отношения действуют только в юрисдикции Терры, да и то не везде.. Так что выяснение отношений — отставить, вопросы и претензии — отставить, подготовиться к боевому вылету, заберу на станции через полчаса. До встречи, капитан-лейтенант Уайтхед!
Вздохнув, Дейл отстыковался от корабля-носителя и встал на маршрут отхода, рассеяно слушая механический голос диспетчера. В оранжевом нутре «Менелая» что-то скрежетнуло, и «крусейдер», словно бы нехотя, начал набирать скорость. Комлинк опять завибрировал.
— Привет, как дела? Ты где? — раздался в рубке голос Дины Мосс.
— Привет, зай. Да нормально все.. Я у «Кристины»… — наступил на грабли Дейл.
Хотя гиперактиватор еще не был приведен в действие, пространство задрожало волной. Контуры рубки поплыли, а сам капитан почувствовал, как вжимается в кресло, становясь меньше, словно Алиса в Стране Чудес. Название корабля на именной табличке расплылось и деформировалось, став из «Менелая» чем-то вроде «Мне не зайкай тут».
— А, понятно. Я просто беспокоилась, как ты добрался из того санатория… Похоже, напрасно, — сухо прозвучало в трубке.
— Так-так-так, солнц, ты не так все поняла. «Кристина» — это корабль капитана Фурейму. Я один, добрался хорошо, пока не съели, спасибо, что переживаешь за меня, правда…
— «Кристина»? Это где недавно открыли досуговый центр со стюардессами в неглиже? — подозрительно спросила трубка (искажения пространства прекратились, но табличка все еще читалась, как «Мне-то не заливай»).
— Да, — сдался Дейл. — Вообще, это там, где заправляют и ремонтируют. А по таким местам я не хожу, ты же знаешь. Мне никто не нужен, раз у меня есть ты! И сейчас я лечу в бой, можешь еще немного за меня попереживать!
— Аххах! Как ты красиво говоришь! А что за тебя переживать, ты же всех там покрошишь! — засмеялась Дина.
Дейл так и сделал этим вечером. Остался вопрос — она это знала заранее, или так получилось, потому что он в это поверил?

В самом начале 3297 года около сектора Блу Эвк имперский эскорт — дюжина белоснежных клипперов в сопровождении истребителей-курьеров — закончив посадку, раскинул над ледяным плато защитное покрывало из прозрачной фольги и силового поля. Лагерь был практически готов; принцесса, возвращающаяся с ознакомительной поездки к сердцу Галактики — утробе Стрелец А — устала и потребовала сделать остановку, чтобы дать отдых ногам, отвыкшим от нормальной гравитации. Отсюда до Кубео оставалось каких-нибудь полтора-два килопарсека, и молодая девушка хотела прибыть домой в форме, достаточной для участия в почти ежедневных балах и соколиной охоте. Подали прогулочные комбезы и коньки; вернее, нечто среднее между коньками и короткими лыжами — что, впрочем, идеально подходило для прогулок по местному ледяному зеркалу.
Айслинг затеяла с фрейлинами свою любимую игру — догонялки. Сильные ножки принцессы и читерские джет-бустеры позволяли ей довольно легко и ловко убегать от подруг, и девушки с громкими визгами носились по льду туда-сюда. Довольно скоро многие подотстали и сочли за лучшее вернуться к кораблям. Не сдавалась одна лишь Антуанетта: ее кредо было не сдаваться никогда и не уступать ни в чем принцессе, поэтому ее не остановило ни то, что Айси уже скрылась за скалами, ни выдохшийся заряд ее собственных бустеров, тайком раздобытых из дворцовых запасов. Но сегодня ее тщеславие грозилось быть неудовлетворенным — зацепившись за ледяной бугор, она со всего размаху распласталась на льду, левый конек соскочил и отлетел куда-то в сторону — так что сама она готова была зареветь от досады.
Во льду, словно в огромном зеркале, отражалась она сама — раскрасневшаяся, статная, пышущая молодостью и красотой. Антуанетта даже немного залюбовалась сама собой.
— Вот чем я хуже принцессы, — спросила она отражение. — Хотела бы я быть императрицей.. А лучше — править всей Галактикой. Ты ведь это можешь!
— Ты ведь это можешь! — повторило отражение.
Она покрутилась туда-сюда, поправляя маску респиратора и сбившиеся локоны.
— Хотеть, конечно, хорошо.. Но одного хотения мало! Ну, что скажешь? Кому предложить себя, чтобы править Галактикой?
Подо льдом как будто чернилами кальмара заклубилась тьма. Отражение также почернело и силуэт стал размытым и неразборчивым, словно тянущий к разделяющей их корке льда раскрытые в ладонях руки. И из-подо льда прозвучал ответ:
— Мне.

Краткое содержание предыдущих серий (для тех, кто может быть запутался в линиях сюжета).

Сорокалетний, тщеславный, немного непутевый и повернутый на небе и полетах Дейл Хьюстон, пройдя стандартный путь звездного капитана, покупает за работу штабным курьером патенты имперского короля и адмирала Федерации, после чего решает найти новых ~~собутыльников~~ друзей и вступить в Союз Элитных Игр вместе со своим вторым пилотом Джеки, с которой по молодости расписался на Терре. Это не мешает ему оставаться в свободном поиске и иметь славу ловеласа, которая, впрочем, дутая, как и многочисленные помпезные титулы и побрякушки на костюме. Он вживается в коллектив и живет общей с капитанами жизнью — участвует в боевых конфликтах, торговых операциях, добыче ресурсов, а также в пьяных пирушках и воздушных парадах, которые он, как бывший пилотажник и боевой летчик с Терры, организует и тренирует в качестве инструктора.

Тем временем, в местном секторе Галактике то тут, то там начинают встречать враждебную аномалию в виде человека в черном, на поверхности планет и в космосе на кораблях, неуязвимого для оружия, порой невидимового и всегда — неуловимого. Само его появление провоцирует уже решенные конфликты на продолжение, а агрессия — еще большую агрессию. Ему прозывают Черный Стрелок, а сам он называет себя то Легион, то Отражением, то Ракшасом. Феноменом интересуются и расследуют Ложа Трех Сестер — тайное отделение корпорации Пайонир Супплайс, основанной пионером космоса полиматом Сент-Клером в 1984 году, и двойной агент @CKOM, брат Ложи и доверенное лицо генерала Моралеса. Читатель выясняет, что приближенная принцессы Айслинг, светская львица герцогиня Антуанетта Шинрартская имеет сомнительную репутацию, большие амбиции, знакома с Черным Стрелком и его планами и даже состоит с ним в связи.

Дейл знакомится с Диной Энн Мосс, майором спецназа EGU. Выясняется, что она — внебрачная дочь капитана @Igli и Агнессы Дюваль, бастарда имперского дома, проданной бывшим возлюбленным в рабство. Грудным ребенком она попала в космокатастрофу после нападения пиратов и пропала без вести, а через 17 лет была обнаружена без сознания и с полной амнезией на Терре. У нее обнаруживают паранормальные способности противостоять Черному Стрелку, искажать пространство вокруг себя и левитировать, испускать свет. Приборы это либо не фиксируют, либо выходят из строя. После экспедиции в сектор Синуэфе к конструкциям Стражей, включается древняя голограмма, пробуждающая память Дины. Согласно ей, она — симбионт человека и ангелоподобного существа — Силы, сонм которых отвечает за физику Вселенной. Четыре высших Силы в облике четырех рас Вселенной дают ей неизвестное Дейлу задание, суть которого сводится к уничтожению Черного Стрелка. Дейл влюбляется в Дину, она чувствует определенную взаимность, но уклоняется от отношений. Она боится за Дейла и ожидает того, что Черный Стрелок объявится и попытается ее похитить.

Из флешбэков читатель узнает, что вмешательство Сил происходит не впервые — оно повторяется циклически и порой приводит к гибели целых цивилизаций — в частности, Древней Индии и Месопотамии, а также государства потомков Стражей на терранской Луне. Дина раскрывает @Kryzalis некоторые тайны устройства Вселенной, но ученой больше интересна практика, чем теория. Мемо-образцы мозгового дерева посредством павлинских ухочервей сообщают Кризалис нечто об Игли, но запрещают сообщать это Дине. Дейл и СКОМ в курсе расклада вещей, но не знают, что делать. Моралес также в курсе происходящего, но в силу возрастного опыта предпочитает не вмешиваться, сосредоточившись на локальных задачах. Никто не знает наверняка, является ли феномен Дины сверхъестественным даром Небес, технологией Стражей или психологическим внушением, но Моралес мудро заключает, что истина в том, что все это не противоречит друг другу и разом верно.

Он обернулся. «Пионер» стоял, казалось, не далее, как в ста метрах невдалеке от подножия скал, в то время как он знал, что это лишь иллюзия, вызванная отсутствием атмосферы — до корабля было добрых полкилометра. Ощущение одиночество никуда не ушло, напротив — вид корабля, единственной земной детали ландшафта и ниточки, связывающей его с родной планетой, его только усугубил. В очередной раз подивился -благодаря чему он здесь? Научный прогресс, необыкновенная удача, случайность, его гений, озарение свыше, интуиция, предназначение? Что привело его сюда? Необходимость, любопытство, жажда славы, фатум? Как много слов и определений, и ни одного по-настоящему подходящего!
— Как дела, Боб? — зашипело в шлемофонах. — Все в порядке? Ты вышел из зоны видеопокрытия. Ты собрал образцы?
— Все в полном порядке, — он уже точно знал, что эта ВКД [внекорабельная деятельность, вылазка на поверхность] станет судьбоносной для всего человечества. — Образцы собрал, произвожу осмотр местности. Возврат на корабль через полчаса. На связи.
— Вас понял! У тебя снизился пульс. Проверь датчик. На связи.
Он снова смотрел прямо перед собой. Все его чаяния, все видения, преследующие его в ночи, навязчивый зов, из-за которого он здесь — все было сосредочено и находилось здесь и сейчас. Обелиск. Светящийся полосой голубого спектра обелиск, выдвинувшийся на поверхность при его приближении. Свидетельство. Завет. Контакт. Разум. Мистификацией это быть не могло — экспедиция Армстронга и Олдрина высаживалась за тысячу километров отсюда.
Сэр Роберт Сент-Клер осторожно опустился на одно колено и потрогал обелиск перчатками. Затем, решившись, снял одну и приложил незащищенную от холода и вакуума ладонь к голубому свечению. Он казался теплым… Свет. Клубок. Пути, неизмеримо много путей, нераспутанный клубок событий и возможностей. Два пути. Развилка. Снова два пути. Обелиски. Целое поле обелисков, насколько хватало охватить взглядом. Города. Храмы. Руины. Шепот. Непонятный язык. Санскрит. Древнегреческий. Латинский. Английский. Путь. Путь Человечества в Космос. Гиперкосмос. Голоса. Стражи. Силы. Пророчество. Свет и Тьма, Тьма и Свет. Космос. Пайонир. Судьба.
Обелиск. Знание. Не для всех.
Луна. Должна быть закрыта.
Космос. Должен быть открыт.
Пайонир. Должен найти путь.

— Тихо, леди, давайте не будем галдеть и создавать о себе впечатление, что приехал цирк, а не институт благородных девиц! Так, строимся в три линейки, поправьте шляпу, мисс Стоун… Да, мисс Мосс, у Вас какой-то вопрос?
— Да, госпожа патрон. Скажите, а возможно как-то записаться в это летное училище? Или в Академию Федерации пилотов?
— Что Вы говорите там, мисс Мосс? Это в высшей степени неподходящее занятие для дам. Воевать и сидеть в душной кабине, подвергаться многократным перегрузкам, рисковать жизнью — удел наших мужчин. Каждому свое, мисс.
— Но мне бы очень хотелось попробовать.
Герцогиня Антуанетта Шинрартская, имперский Патрон приюта, начала терять терпение.
— Вам простительно не разбираться в таких вещах, мисс Мосс, поскольку Вы потеряли память и не знаете, как устроен мир. Поверьте опыту старших, уж сделайте одолжение. Как ни коротка Ваша память, Вы должны же помнить, чем лично для Вас чуть не закончились эти полеты! Через год Вы достигните совершеннолетия, вот тогда и будете решать, куда Вам пойти… А вот и наши достойные летчики, поприветствуем же их, леди!
Девушки поднялись с трибун и замахали шляпками, в то время как вдоль разделяющего трибуны и летное поле барьера прошествовала группа пилотажных летчиков в комбинезонах и шлемах в руках. Они повернулись к трибунам и приветственно помахали в ответ; взгляд же Дины Энн Мосс задержался на одном из них, на которого она обратила внимание еще в офицерской столовой за ланчем — ничего такого, он просто случайно посмотрел на нее и вдруг уронил свой поднос с лоточками — но как же это было смешно! Ох, он еще и обернулся, и смотрит на трибуны сейчас.. На нее. Смешной и неуклюжий! Что-то там бормотал неразборчиво, когда она помогала ему собирать все назад — какие-то комплименты вперемешку с извинениями, она уже не помнит, какие именно, но было отчего-то приятно. Да что же он все оборачивается! Как его зовут-то, на спине нашито имя.. Дейл Хьюстон вроде?
По случаю какого-то юбилея летное училище «Летучка» имени коммандера Джеймсона любезно пригласило воспитанниц приюта «Утренняя звезда» на небольшое аэрошоу. Несмотря на прорыв в космическом кораблестроении, роль планетарных ВВС, использующих аэродинамические самолеты и вертолеты была по-прежнему высока — корабли для космоса были в плотной атмосфере беспомощны и слишком громоздки, за исключением небольших шаттлов и оснащенных аэродинамическим пакетом «клипперов», которые, однако, в такой конфигурации были не менее беспомощны в космосе и годились лишь для орбитальных полетов. Сейчас строй истребителей заканчивал пилотажную программу, и готовилось соло-выступление. На большом экране возникла картинка из кабины — Дина узнала знакомое лицо.
— А сейчас Дейл Хьюстон в честь наших уважаемых дам выполнит фигуру «сердце»! — прозвучало в громкоговорителях.
Дина встала, подошла вплотную к барьеру и, не отрываясь, следила за самолетом, рисовавшем в небе символ любви, прикрыв глаза от ярких лучей Солнца.

Однажды душным вечером, сразу после очередного не менее душного ЦГ, на многострадальную станцию «Оракул» прибыли два капитана. Первый из них, одетый в стандартный серый «маверик», был маленького роста, упитан, лыс; второй — плечистый, рыжеватый, в заломленной кепке и пенсне, был одет в неладно сидящий летный комбез. Первый из них был никто иной, как @Lukatarchik, председатель правления Космического общества по литрболу — «КОСМОПОЛИТа», второй — торговый делец и мультимиллиардер @Алексей Соловьев, купец 1-й гильдии, которого все считали альтер эго загадочного магната ЖАБА.
Лукатарчик спросил в ближайшем киоске нарзану, Соловьев — пива. Ни того, ни другого на станции, чудом избежавшей схода с орбиты и падения в океан (который раз!), не оказалось, поэтому пришлось обойтись чиппчем. Не успели капитаны хлопнуть пузырящимися стаканами о столик бара, как перед ними возникла фигура высокого незнакомца в черном плаще и глухом темном шлеме, закрывающем верхнюю часть лица и оставляющего напоказ лишь остро очерченный рот, полный палладиевых зубов. «Иностранец» — подумал Алексей, поморщившись. «Ни разу ни шпион, ну конечно» — мысленно согласился Лукатарчик.
— Так вот я и говорю, — продолжил он свою мысль Соловьеву. — Частенько в кабаках стали шушукаться о каких-то аномалиях, мистике — я ни во что такое не верю и верить не собираюсь. Ну разве что увижу своими собственными вот глазами!
— Позвольте, позвольте, — произнес с иностранным акцентом незнакомец. — Извините, что так бесцеремонно вмешиваюсь, но дело в том, что я как раз кое-что в этом понимаю. Вот извольте-с, что скажете на это?
И, взяв недопитую банку у зазевавшегося Лукатарчика, он выпустил ее из рук, укрытых черными перчатками. Банка медленно устремилась к полу и, не задерживаясь, словно бы провалилась внутрь — прямо сквозь металл!
— Ха, да Вы фокусник! — усмехнулся капитан. — Хорошая иллюзия!
— Маг, с Вашего позволения. Белый маг Светозар.
— Какой же Вы белый? — удивился Соловьев. — Если одеты во все черное.
— Я — часть той силы, которая вечно хочет блага, но люди почему-то называют это злом, — ответил иностранец. — Люди не любят блага. Даже самим себе, не то, что окружающим.
— Ну почему же, — заспорил Лукатарчик. — Я вот люблю блага, денежки там например, удобства всякие…
— Приятно видеть разумного человека, который понимает значение слов «благо» и «любить», — поклонился белый маг. — Ну, а Вы, господин Соловьев?
— Это опять какой-то фокус? Откуда Вам известно мое имя?
— Мне известно гораздо больше, уважаемые капитаны. Никаких фокусов. Хотя.. Вот, пожалуй, еще один — взгляните в планшет, господин Соловьев. Думаю, два десятка миссий на серебро и бертрандит Вам же не помешают?
— Силы небесные! — выдохнул капитан, глянув на экран.
— Силы. Ну, куда уж без Них. Я думаю, не замедлят появиться… Ну а я, с Вашего позволения, должен следовать дальше. А вы — что тут сидите? Разве вас не пригласили на торжественную церемонию пожалования королевства капитану Хьюстону в Эхекатле? Вот это фокус так фокус! Уже почти все готово, Антуаннетушка уже разливает шампанское.. Меня вот, увы, нет. Ну ничего, что-нибудь придумаем.

@Igli налил себе еще один бокал лейвианского и молча опрокинул внутрь.
— Что мы тут делаем? — тихо подумал он про себя.
«Отдыхаем. Расслабляемся. Наблюдаем. Знакомимся с окружающими.»
— Я и так тут всех знаю. Вон Дейл, вот там @СКОМ, в баре тусят @Lukatarchik, @M-Limo, @fureimu, @Allex86, @Texvor, @Krizalis, @Veles, у стойки @Алексей Соловьев и Скряга..
«Тут есть много новых лиц. Как тебе, например, вон та симпатяшка за дальним столиком рядом с Кризалис?»
Игли покосился вначале на ближайший столик. Забравшись прям на него, его новая пилотесса Теган Эрнандес, по-видимому, пошла в разнос и отплясывала какой-то зажигательный мексиканский (или перуанский?) танец, высоко закидывая вверх обутые в высокие сапоги ножки. Игли аж передернуло. В анкете о подобных увлечениях ничего не говорилось.
За дальним столиком и впрямь сидела хорошенькая девушка лет двадцати пяти, черноволосая, в темно-зеленом комбинезоне и о чем-то увлеченно ворковала со знакомой Игли биологом-исследователем. Внутри шевельнулась какая-то позабытая струнка.. Вспомнилась Эсмеральда Батонян. Его дочь. На вид — почти одногодки.. и, что-то неуловимое напоминало о ней и чисто внешне. И об Агнесс…
«Подойди, познакомься» — прожурчал Голос. Сегодня он был какой-то особо навязчивый. Игли уже было направился к девушкам, как вдруг все испортил виновник торжества — Дейл Хьюстон, опередив его и подойдя к тому же столику, после чего зацепился, похоже, за него своим пустомельным языком — до Игли доносились обрывки каких-то выдуманных историй про достижения в космобиологии, в которой, как он знал наверняка, Дейл не разбирался от слова «совсем».
«Иди же!» — Голос стал вдруг острым и грубым, как никогда раньше. Что это с ним? Игли осторожно покосился на капсулу, которую в крайнее время постоянно носил на шейной цепочке, не в силах с ней расстаться. Так и есть, внутри шел какой-то неведомый биологический процесс — обычно ядовито-зеленое содержимое сейчас потемнело и испускало медленно лопающиеся пузыри.
Игли пожал плечами и направился к углу бара. Вокруг орала музыка, в голове плыл какой-то туман, то ли от выпитого бренди, то ли от непомерной усталости, то ли от вырывающихся из колбочки флюидов. Он уже преодолел половину пути, как брюнетка обернулась и посмотрела прямо на него.
Боль. Приступ невероятной, пульсирующей, проникающей через все тело боли. Капсула на цепочке вибрировала и стала горячей, едва ли не раскаленной. Музыка отошла на второй план, а на первом раскатами громового Голоса послышались странные слова: «Я. Тебя. Вижу!»
Освобождение. Игли сорвал с шеи колбу и закинул ее прямо в расположенную рядом вентиляционную шахту. Ее тут же перемолол громадный вентилятор и унес в свою черную утробу.
— Космические кальмары? Летающие кусты? Грибы с двухэтажый дом? Это все ерунда, — подходя к незнакомке, Дейлу и Лукатарчику, безапелляционно заявил Игли. — А вот слышали вы историю о Черном Стрелке?

— Доброе утро, Дин! Алло! Ты получила мое письмо? Ну, там еще стихи были.
— Привет, Дейл! Скорей, день уже, у вас же по Гринвичу часы? Да, получила. Ой, они мне очень понравились, спасибо тебе большое! Ты, как всегда, все приукрасил! «*Ты слышишь меня мысленно?*»
— Если только самую малость. Что нового? «*Ну ты меня испугала! Да, слышу*».
— Ой, у нас тут непогода! Сугробов навалило, засыпало все дороги — на «скорпионе» не проехать! «*Линию могут прослушивать. А мне есть сказать тебе нечто важное. Ему это все-таки удалось. Надо действовать, и быстро!*»
— Да ладно! Ты сейчас где? «*Кому это «ему»? Что удалось?*»
— На местной лыжной турбазе. Ну ты помнишь, откуда я тебя еще просила срочно улетать. «*Черному Стрелку. Ему удалось спровоцировать большую войну в зоне интереса Союза, в которой он надеется захватить контроль над целым созвездием, а там и над всем обитаемым миром. И еще ему нужна я — он надеется, что в этой войне сумеет меня нейтрализовать, а то и уничтожить — чтобы никто не мешал ему в осуществлении его темных планов*».
— Ты же говорила, там опасно! «*Ты уверена? Я ничего такого еще не слышал.*»
— Было опасно, сейчас уже нет. Но у меня остаются еще дела. Так что думаю, мне придется скоро кое-куда уехать. «*Уверена. Скоро услышишь. Почитай «Вечернюю Эвриалу». А теперь изобрази удивление! Ну, не тормози!*»
— Куда уехать? Что значит «скоро»?! «*Ты меня оставляешь??*»
— Не могу сказать. Не ищи меня, пожалуйста. Так надо. «*Нет. Наоборот, я зову тебя с собой — если, конечно, не боишься! Но ему не стоит об этом знать!*»
— Дина! Что ты такое говоришь? «*Не боюсь. Где и когда?*»
— Говорю, что так надо, а искать меня — не надо. Для твоей же безопасности. «*Записывай координаты…*»
— Дина!!… «*Принял. До встречи! Будь осторожна!*»
— Я кладу трубку. «*Ты тоже!*»

Дейл прибыл на точку рандеву раньше на целый час. Планета в этой точке представляла собой потрескавшуюся от эрозии степную пустыню, по которой слабый ветер гонял редкие, свалявшиеся в комок сухие стебли наподобие «перекати-поле». «Мы и сами скоро станем такими же «перекати-поле», подумал он, вспомнив сводку «Новостей Эвриалы» и инструкции Большой Генеральской Сходки (бгс). Ожидалась крупная и нелегкая военная кампания, отягощенная множеством локальных и разбросанных по Созвездию EG конфликтов — от боевых пилотов, как и от снабженцев, боевого эскорта и боевых эскортниц, санитаров, капелланов, аниматоров, скоморохов и поставщиков стратегического самогона, требовалась изрядная мобильность.
И, конечно, подходящая для такого дела амуниция и ручное оружие. С этим у Хьюстона все было в практически полном порядке: порыскав по нужным местам (преимущественно, по багажным отсекам ТРП однополчан и офицеров, с их любезного согласия, разумеется), его арсенал включал практически полную коллекцию лучших образчиков «Пайонир Супплайс», оснащенных доводками и улучшениями лучших в Галактике инженеров. Дейл также не забыл потратиться на изящные искусства, до которых был весьма падок; полированные стволы «карм» и «мантикор» украшали не только отделка под дерево или керамопластик, но и гравировки с вензелем владельца (полный герб, впрочем, не умещался даже на широком прикладе «интимидатора»). В ожидании своей прекрасной напарницы, Дейл решил заняться чисткой и проверкой оружия — в первую очередь, снаружи (стволы внутри обычно вычищала Джеки — сам он не любил возиться с грязным оружейным маслом). Достав салфетку из тончайшего синграфского синтешелка, капитан сел на корточки и стал старательно и нежно полировать белоснежный и полосатый, как тигр-альбинос, корпус надежной и верной АР-50.
На прикладе автоматической винтовки, помимо вензеля, полгода назад были выгравированы ~~по пьяни~~ в эмоциональном порыве поэтические строчки собственного сочинения на имперской латыни, знакомые уже читателю. Приведем их все же еще раз:

*Oculi lunati coloris viridis (Глаза-полумесяцы, луч цвета зелени)
Tu scopum offendis et mentem afficis (Что бьет прямо в цель, и мысли потеряны)
Quoti proiecti sunt palatinorum… (Сколько уже паладинов поверженных…)
Splendet EG in signis iratorum (Сияет Е-Же на знаменах рассерженных)*

Внезапно у Хьюстона все похолодело внутри. Паладины.. Поверженные.. Рассерженный Союз.. Да это же почти дословная передовица «Вечерней Эвриалы»! Консорциум Паладинов подло и вероломно напал на конвои Союза.. Дан отпор, ни шагу назад.. Третья паладинская война.. Предостережение Дины… Стоп! СТОП!! Дейл почувствовал, что вспотел, несмотря на то, что термометр показывал не так уж много кельвин даже на звездной стороне. Что это? Озарение? Предвидение? Пророчество? В случайности он не верил.
Он попытался припомнить, что сам имел в виду, сочиняя эти строчки. Что угодно, только не Консорциум Паладинов! Он был во власти метафор, аллегорий, воспоминаний о … СТООООППП!! Дине?! Но ведь они не были тогда даже знакомы!
«Это было на Терре, в летном училище кибер-авиации.. Та, что была там.. Из приюта «Утренняя звезда».. Которая каждый день мне являлась в снах.. НЕУЖЕЛИ ЭТО БЫЛА ТЫ?!»
— Ты только сейчас догадался? 🙂
Дейл резко обернулся. В ста шагах стоял на широких опорах «Серафим», а у трапа — Дина Энн Мосс. Даже сквозь стекло шлема было видно, как ее смеющееся лицо зарделось пунцово-красным.

У самого Хьюстона был такой растерянный вид, что Дина, все еще краснея, пошутила:
— Ты только аэрку не вырони, как поднос тогда!
Дейл смущенно убрал винтовку за спину и направился к девушке навстречу. У него не было подходящих для ситуации слов.
«У нас есть важные дела, капитан» — прошелестело в мыслях столь же явно, как если бы это была обычная речь. «Давай пока сосредоточимся на них».
— Дин, ты читаешь мысли, как открытую книгу. Это, конечно, супер удобно и круто, и вообще сносит крышу.. Но, иногда мне от этого не по себе.
— Это только потому, что ты САМ мне их открываешь, Дейл! Если ты не захочешь, я ничего прочитать не смогу, не бойся. Тем более, что-то внушить свое.
— А ты можешь использовать это умение, чтобы узнать мысли и планы Черного Стрелка? Или, скажем, штаба Федерации?
— Увы, это так не работает. Нет. Черный Стрелок, действительно, обладает похожим умением, но я слышу лишь то, что он хочет, чтобы я услышала — угрозы, запугивание, попытки манипулировать…
— Он — тоже из Сил?
— Мне неизвестна его точная природа, как и моя собственная, Дейл. Я полагаю, что да.
— Как это неизвестна? Ты же сама Сила! — удивился Хьюстон.
— Быть кем-то или чем-то и знать свою природу — разные вещи. Люди и про свою-то природу знают мало, а уж каким образом так получилось, что получилось.. Знают наверное только Создатель и Четверо.
— А ты.. Видела Создателя?!
— Даже Четверо, сидящие перед Ним, Его не видят. Это просто физически невозможно, и даже метафизически — Он же не в нашей Вселенной находится, и даже не в соседней — если таковая вообще есть. Он в Надвселенной. Ну это как спрашивать, видит ли нарисованный портрет своего Художника, или видела ли программа своего Программиста. Если Он Сам не захочет ей как-то показаться, создать Свой цифровой образ, например…
Дейл задумался. Любимая девушка, тайны Мироздания, начинающаяся война, происки Черного Стрелка, некие «важные дела», утренняя порция лейвианского вперемешку с эвриальским… Все это кружило голову и клонило к глубоким размышлениям.
— Что нам надлежит сделать? — наконец, спросил он.
— В первую очередь, сменить корабль. И твой, и мой противнику известны очень хорошо. У тебя есть надежный и неброский корабль, который никому пока не примелькался? Желательно из федеральных — только не «Император»!
— Найдется. Федеральный канонерский корабль «Деймос» А дальше? Полетим сражаться с паладинами?
— Сражаться с паладинами полетишь ТЫ! Ну, не хмурься, ты с ними справишься, я в тебя верю! К тому же, я буду рядом, не переживай. Но это немного позже.. А сейчас, когда ты вызовешь корабль, мы полетим в другое место.. В Тиолке.
— В Тиолке?! Что мы там забыли, в эдакой дыре?
— Встретимся с одним из наших старых друзей. А вот в дыру мы с тобой как раз постараемся не попасть!

Один из их общих старых друзей обнаружился довольно быстро — его контрастный, мерцающий в тиолкских лучах силуэт на арке центрального портала был виден издалека, а приветственный жест отбрасывал гигантскую пятерню (или шестерню — сосчитать пальцы с высоты захода было непросто, но казалось, что их больше обычного) в виде тени на раскаленном песке планеты. К тому моменту, как урчание турбин «Деймоса» затихло, фигура уже успела грациозно спланировать с джетпаком к аэродрому — и даже раздобыть защитные зонтики от палящей Тиолке для себя и двух гостей.
— Добро пожаловать, добро пожаловать! — раздалось в шлемофонах Дейла и Дины, когда они подошли поближе.
— Хэллоу, оулд фрэнд, — произнес Хьюстон в ответ на приветствие, забирая зонтики и передавая один из них своей спутнице. — Неужто все еще не растерял свою былую прыть?
— Как видите, друзья, как видите, — добродушно кивнул @CKOM, ибо это он и был. — Давайте заберу вас скорее в отель, а то на открытом тиолке тут долго не простоишь… Вот к этим «скорпионам», прошу, так будет безопасней. Мои люди зачистили город, но в окрестностях все еще идет отлов диверсантов.
Через десять минут капитаны уже сидели в уютном ресторане и попивали ледяной пунш с ментолом и молотым перцем — очень необычное сочетание, которое, однако, бодрило и прогоняло удушливый зной. CKOM заказал на всех местный деликатес — васту-пасту по тиолкски (не зная ингредиентов и способа приготовления, можно было даже насладиться необычным вкусом. Но Хьюстон был достаточно эрудирован).
— Блестящий план, — изрек после недолгой паузы Дейл, откинувшись на мягкие подушки. — Ты был у Моралеса?
— Только что оттуда. Старик в гневе, ты ж знаешь, он требует результатов и сейчас более озабочен паладинами, чем Черным Стрелком.
— Он не понимает, что эффективнее бороться с причиной, а не следствием?
— Он требует доказательств, а их — пока нет. Да и методы борьбы с этой причиной — боюсь даже представить, что бы он сказал по поводу нашего плана! Ну ничего.. Главное, мне удалось получить его «добро» на свободу действий.
— А финансы? За чей счет банкет? Во сколько обошлась эта маленькая победоносная война с революционерами, так удачно замаскировавшая приготовления и позволившая разместить здесь нужных людей?
CKOM скромно потупил глаза. Сумма и впрямь была немалой, что лишь добавляло причин поиграть в скрытность.
— Скажем так, от нашего общего знакомого. Как в том анекдоте, зеленое, квакает, живет на болоте…
«Он врет» — неожиданно прозвучало у Дейла в голове. «Ж’Аба не на нашей стороне. Операцию финансирует «Пайонир» через своего агента под позывным @Fallout. Не трогай его, пусть делает свое дело». Дейл незаметно кивнул Дине и сменил тему:
— Я только не до конца уловил, кто станет главной-то приманкой? Не ты ведь?
CKOM отрицательно мотнул головой.
— Ну не Дина же, — развел руками адмирал-король.
Ответа и не требовалось. Конечно, нет. Оставалось…
— Если что-то пойдет не так, как планировалось, — добавил Серхио Кортез, — у нас есть запасной план.
— Это хорошо, что есть запасные решения, — проворчал Хьюстон. — А запасные Дейлы у вас где лежат?
Дина беззвучно засмеялась. — До этого не дойдет. Серж и @Allex86 об этом уже позаботились.

Лишь только @CKOM отошел в лаваториум, как Дейл повернулся к Дине.
— Ты правда думаешь, что это может сработать? Черному Стрелку нужен я?
— Ему нужна я, чтобы разделаться со мной и получить неограниченную власть. Но на меня он прямо напасть не посмеет. Поэтому, зная его методы, с высокой долей вероятности он попытается напасть на тебя или захватить в заложники — так, он думает, заманить меня в ловушку. Увы, про нашу.. гхм.. наше знакомство.. Ну, не хмурься, назови как хочешь — главное, про то, что ты под моей защитой — он знает довольно давно. Боюсь, это из-за меня ты постоянно попадаешь в переплеты… как и сейчас.
— Зачем Серж позвал сюда ВСЕХ?
— У него есть основания полагать, что Черный Стрелок внедрился в ряды EGU, и носит личину одного из нас. Так ему будет легко добраться до тебя и до меня… Но чью — мы не знаем. Не факт даже, что одну и ту же… Да и Новый Год же!
— А это не опасно для наших?
— Ну, это менее опасно, чем если ему удастся реализовать его черные планы.
— Ты говорила, что Стрелка можно надежно уничтожить одним лишь способом — сбросить в черную дыру. Но здесь, в Тиолке, ее же нет!
— *Пока* нет. Но… я могу ее ненадолго открыть.
Дейл с ужасом поглядел на свою подругу, не веря ушам.
— Ты всемогущая??
— Ну что ты, конечно же нет. Даже Силам не дана такая власть.. Но Серж и @Allex86 раздобыли древний артефакт, созданный Стражами. Сферу. Людям Сфера неподвластна, к большому счастью.. Но мне, уверена, удастся Ее разбудить. Помимо других Ее функций, Стражи вложили туда заряд энергии достаточный, чтобы сжать ее в коллапсар.
— И.. — выдавил из себя Дейл. — Нас всех поглотит черная дыра?
— Вовсе нет. Только Стрелка. А потом, — беззаботным тоном добавила Дина, — коллапсар испустит излучение и исчезнет…
— И это излучение.. Неопасно?
— Да нет, тератонн двадцать-тридцать тротилового эквивалента, не больше. Не бойся, рядом совсем звезда Тиолке — туда ее и забросим! Вот и все дела.
— И, где эта Сфера сейчас?
— Люди Сержа как раз устанавливают ее на «Деймос». Теперь слушай: нельзя, чтобы Стрелок тебя обнаружил раньше времени. Я буду на «Деймосе» наготове на ближней орбите со Сферой — он федеральный и не привлечет внимание местных служб безопасности. Ты же местными линиями возвращайся в Сугривик, возьми какой-нибудь быстрый и неброский корабль, типа «курьера» или «орла» и возвращайся в условленное время, когда все будут в сборе. СКОМ предупрежден — он просканирует всех незаметно своей аппаратурой. Как только его обнаружите — сразу же улетайте и дайте мне знать, кто он. Встретимся, где тебе говорила. Удачи!
Хьюстон остался сидеть с хмурым видом. Тогда майор Мосс улыбнулась и нежно чмокнула его в щеку.
***
На следующий день от «Волатики» отстыковался быстрый и неброский флагман хьюстонского флота — имперский каттер «Лилит», с экипажем в составе: Дейл Хьюстон — командир корабля, павлин Ромео и пава Джульетта — бортовые талисманы, и взял курс на Тиолке.

— Так-так-так.. — генерал Моралес встал, прошелся к барной стойке, на которой стоял графин с мутного вида жидкостью, плеснул себе в стакан и вылил в горло остатки, после чего воззрился на троицу коммандеров обманчиво елейным взглядом. — Ну ка, расскажи мне еще разок. Значит, говоришь, решили подстраховаться? И.. Вместо одной Сферы привезли в Тиолке.. Сколько?
— Сорок две, — виновато процедил @CKOM, глядя куда-то на палубу.
— Так. Одну зарядили в гаусс-конденсатор канонерского корабля. А остальные.. Сферы Стражей, артефакты исключительной мощи и редкости.. Одним из которых, как мне тут госпожа майор намедни рассказывала, на Терре в древние времена уничтожали целые города! Напомни, как решили использовать?
— Фыгфать ф фуфбоф, — нечленораздельно промычал Серж. Дина Энн Мосс стояла, схватившись ладонью за лоб. Дейл Хьюстон считал на потолке светильники.
— ЧТО ТЫ ТАМ БОРМОЧЕШЬ? — рявкнул Моралес.
— Сыграть.. В футбол… — уточнил тот.
— В футбол, значит. Прекрасно, прекрасно. Ну, и кто выиграл?
— Никто, господин генерал. Мой корабль сбили, когда я вез мячи.. Ну то есть Сферы, к отелю.
— Сбили. Ну да, ну да. Случайность. Бывает. Ну что ж, у вас же были запасные. А с ними что?
— Запасные тоже сбили. Второй раз, — совсем потупился Специальный Коммандер Опасных Миссий.
— Ну надо же, какая агрессия, какое коварство. И от своих же, не так ли, Серж? — издевательским тоном продолжал Моралес. — Мы ж не зазря там столкнули федералов лбами и поставили нужных людей в комендатуру? Или зазря?
— Виноват, господин генерал, — вытянулся СКОМ. — Моя вина, полностью, признаю. Не уследил за гостями. Один из них попробовал смарадерить какой-то лут и спровоцировал охрану на атаку. Мои люди не успели даже вмешаться, так как были немедленно ликвидированы. Прошу немедленной отставки!
— Отставить отставку. Ты у меня еще так легко не отделаешься, Серж! Ты у меня еще попляшешь как следует! Ты у меня еще узнаешь, что означает носить фамилию Моралес и защищать ее честь. Что с Черным Стрелком? Хьюстон?! Мосс?! Вы установили, чью личность он использует?
Дейл приосанился и произнес:
— Так точно, господин генерал. Не установили. Но сузили круг подозреваемых..
«Дейл, погоди…»
— Факты!
«Вот увидишь, мои догадки оправдаются! Тут-то мы и утрем нос @CKOM у!» — Первый подозреваемый, это, конечно же, некая @GUN700. Очень подозрительная женщина.. Ее я встретил в холле отеля сразу по прилету, и сразу она прицепилась именно ко мне! А стоило мне спросить ~~что вы делаете сегодня вечером~~ «как пройти в библиотеку», так она мне ответила басом «Не знаю, я не местный». Очень все это подозрительно!
— Коммандер GUN700 был тайно назначен в группу прикрытия, камуфляж был частью плана, — проинформировал Дейла генерал. — Далее!
— Во-вторых, я почти уверен, что Черный Стрелок — это @Lukatarchik. Это ведь он летал со мной в Блу Эвк при моей первой встрече со Стрелком! А сейчас он сделал пластику так, что его и не узнать. И одет был не по уставу, в ядовито-зеленых штанах и куртке…
— Лукатарчика проверял лично СКОМ! Выписки из клиники красоты у нас также имеются. А прикид — это форма КОСМОПОЛИТа! У тебя все?
— Тогда остается третий. Он-то и есть, выходит, Стрелок. Был в красной шубе и с белой бородой. Кто такой, правда, я не смог выяснить…
— Гхм гхм.. — прокашлялся СКОМ. — Дейл, ты что? Это же был я. Нарочно в Деда Мороза переоделся, праздник же..
«Дейл, ты специально хочешь позлить генерала?» «Как ты догадалась? Надо же спасать Сержа, а то весь гнев Моралеса выльется на него!»
— Господин генерал! — звонко сказала Дина, словно не обращая внимания, что лицо Моралеса стало зеленей его графина. — Среди присутствующих Черного Стрелка не было. Это установлено точно. Операция прикрытия, она же новогодний корпоратив, прошла успешно — как и основная. А о Стрелке я доложу Вам, с Вашего разрешения, тет-а-тет. Прошу прощения, капитаны. В свое время вы узнаете все.

Командир корабля бросил беглый взгляд на лобовой иллюминатор. Зрелище было великолепное, подавляющее, невообразимо прекрасное и величественное — Вселенская кофемолка, перемалывающая энергию и материю в иссиня-черный экстракт пустоты и квантового аромата.. Капитан отвернулся — во-первых, за свою лихую карьеру он был здесь уже два раза и успел вдоволь полюбоваться хтонической картиной водородоворота Черного Стрельца, как поэтично называли центральную утробу Млечного Пути — Сагиттариус А. Во-вторых, его куда больше в настоящий момент волновали его пассажиры. Девять личностей, представившихся на Терре любителями дальних странствий и пожелавших остаться анонимными, внесли крупный задаток и еще больший — обещали выплатить по возвращению, лишь бы доставили их с объемистым багажом в окрестности центра Галактики для недельного турне. И вот, он с ними на месте, и в сотый раз подумал — деньги тлен, отдал бы гонорар и добавил бы своих, лишь бы оказаться прямо сейчас не здесь, а на орбите третьей планеты Сола.
Еще на подлете к Стрельцу А пассажиры перестали выходить на обед и вообще на связь, и это продолжалось уже третьи сутки. Правила распорядка на борту и кодекс перевозчика запрещали нарушать личное пространство пассажиров, если не было прямой или хотя бы косвенной угрозы кораблю или экипажу. Датчики, однако, исправно показывали признаки жизни и движения — и это капитана устраивало, до тех пор, пока его не стало разбирать нетерпение и любопытство, а также непонятное чувство тревоги — на корабле стали то и дело происходить сначала мелкие поломки, вроде мигания освещения, затем и более серьезные, типа перебоев в энергопитании и сбоев в работе сенсоров. Один из таких сбоев даже привел к несанкционированному запуску «пробок» детального сканера, которые, конечно же, бесследно растворились в Стрельце (визуально — в аккреционном диске). Поэтому он решился (ну, как решился, это было обычной практикой среди не слишком принципиальных капитанов) запустить в каюту через систему вентиляции зонд-визатор, после чего впился в голоэкран.
То, что он увидел, его потрясло. Даже не сборище девяти фигур в черных накидках и капюшонах, стоящих вокруг некого округлого предмета вроде стола или гигантской купели, бормочущих под нос непонятные слова (лингвистор не смог дать никакого внятного перевода, кроме обрывков фраз «Призываем.. Да примет Стрелец жертву, да отдаст Черный взятое..») — сектантов везде было полно, эти еще были не из буйных — и даже не то, что после речитатива они по очереди опускали руки в эту .. купель, сосуд, бассейн. и, словно в такт таинственному омовению, из глади чего-то, напоминающего деготь или ртуть, вверх выступали черные, как смоль, длани. А то, что эти погружения совпадали с помехами на сенсорах — и, что пугало еще сильнее, с какой-то непонятной активностью в черной дыре.
Капитан не колебался. Активировать аварийный сброс капсул из каюты пассажиров было делом пары минут. Лишь только капсулы исчезли в утробе черной дыры и смолкли крики (лингвистор перевел «жертва принесена! Жертва принесена. «), он ринулся в каюту. Посередине, люксовый круглый бассейн и впрямь был наполнен не водой, а чем-то густым и черным. Поверхность блестела, как зеркало.. Капитан наклонился и вгляделся в отражение. Откуда-то в голове возникла фраза: «Зеркала и совокупления отвратительны — от них умножается количество людей»… Такого он не мог выдумать сам!
Поверхность неожиданно помутнела, словно от кавитирующих пузырьков, после чего и вправду начала закипать. Капитан дернул сливной кран и в ужасе покинул каюту и заблокировал шлюз, после чего немедленно ввел в навигационный блок маршрут возврата.
В пути его мучили видения, голоса из далекого, не всегда безупречно чистого, прошлого. До Пузыря оставалось не больше пяти тысяч светолет, как при очередном обходе корабля он повстречал.. Или ему показалось, что повстречал.. Этого быть просто не могло, она погибла пять лет назад. Небезосновательно связав все еще находящуюся на борту (а также просочившуюся на внешнюю обшивку) жижу с творящимся кошмаром, коммандер Себастьян Гутиерес Ортега Кортес решился на незапланированную посадку на ближайшей планете. Прилунившись на Блу Эвк ДХ-Д 42-2 и надев скафандр, СГОК с помощью дронов-уборщиков и обычной швабры провел генеральную уборку «Милагросы» и слил все (по крайней мере, насколько он мог судить) остатки зловещего концентрата на девственно чистый темноватый лед.

Под не смолкающий ни на минуту грохот канонады, от которого не спасало отсутствие атмосферы — звук передавался через поверхность планеты прямо в черепные коробки бойцов, к ДОТу подкатил «скорпион», лихо затормозив у патронных ящиков в скользящем развороте. Из него выгрузился солдат в пыльной шинели цветов Союза, скрывающей титановые пластины усиленного «доминатора», и, пригибаясь, прошел в блиндаж, ища взглядом командира ДОТа. Таковой отыскался без особого труда — начищенные, хотя и со следами вмятин от пуль и картечи, оранжевые генеральские доспехи имперского образца, платиново-иридиевые эполеты того же цвета были заметны издалека. У офицера были усталые глаза, то и дело примыкающие к полевому биноклю, и звучный голос с толикой имперского акцента, которым он не столько раздавал команды, сколько нещадно бранился, цитируя то ли древнеримского Катулла, то ли самого Моралеса на планерках после особо неудачного штурма. Таковые, увы, в крайнее время стали отнюдь не редкостью.
— Здравия желаю, товарищ адмирал-король, — обратился к нему новоприбывший, надеясь, что правильно разобрал многочисленные знаки отличия. — Разрешите обратиться!
— Оставьте формальности, капрал — ответил офицер. — Тем более, в этой юрисдикции не признают никаких сверхдержавных титулов… Обращайтесь, и попроще! Что там у вас?
— Секретное донесение от флит-коммандера @Igli. Я только что от него.
— А, пройдоха, значит, тоже решил понюхать пороху в траншеях? Где он сам?
— В поселении N в западной части материка. Уже три дня части под его командованием ведут непрерывные бои.
— Надеюсь, ему там пришлось получше нашего.. Давайте сюда ваш пакет. Пять человек, на точку Браво! Пошли, пошли.
Пока Хьюстон (вы же узнали нашего героя?) читал донесение, над ДОТом просвистело по меньшей мере два реактивных снаряда, выпущенных с крыши вражеским минометчиком. Один даже попал Дейлу в голову — к счастью, шлем и усиленный щит пятого грейда уберегли адмирала-короля от неприятных последствий, не считая очередной вмятины на шлеме и легкой контузии. Что было менее приятно, донесение сгорело полностью.
— Что там было-то? — с досадой вопросил Хьюстон связного. — Я успел прочитать только шапку, да и ту только до середины своего титула…
— Не могу знать! Оно же было секретное, — развел руками связник.
Хьюстон резко выхватил из-за спины дробовик «мантикоры» с золоченным прикладом.
— У меня есть холо-трансмиттер с копией донесения! — взмолился несчастный солдат.
— Не сейчас, дубина — проскрежетал зубами Дейл, перемахнув через ограждение блиндажа и оказавшись лицом к лицу с четырьмя паладинскими солдатами, наступающих на ДОТ. Двоих удалось урезонить прямым попаданием в область забрала, остальных пришлось вначале угостить реактивным залпом, сдувшим щиты — после чего заряд дроби уложил двух других рядом с первыми.
— Ну что ж.. — пробормотал Хьюстон, возвращаясь в блиндаж и доставая из патронного ящика двухлитровую бутыль самогона. — Доставайте планшет, дочитаем же послание. Прошу извинить за «дубину»…
Приложив ID, Дейл обнаружил сразу два сообщения. Первое было от Игли, и содержало следующие строчки (длинную шапку для удобства читателя опустим): «Патронов нам хватит до вечера по местному терминатору. До тех пор постараемся продержаться против местных терминаторов. Полевая кухня сегодня не приедет. Готовьтесь к эвакуации на базу». Второе же было от Федерации Пилотов: «Поздравляем, капитан. Нами было принято решение по итогам Ваших достижений присвоить Вам новый ранг наемника — **Элита** «

— Ты едва не провалил поручение, брат Серхио, — полная и низенькая фигура в сером плаще с накидкой обвиняюще приподняла капюшон.
@CKOM поежился (т.е. вспомнил, что принадлежит к гордому Союзу Элитарных Игр) — казалось, сцена с разносом в кабинете Моралеса готова повториться и здесь, в Ложе Трех Сестер.
— Виноват, брат Бартоломью, — развел он руками, едва виднеющимися из церемониальной робы. — Не учел всех обстоятельств. Кто-то спровоцировал местные службы безопасности, вот они и уничтожили мой корабль.. Дважды.
— Пора тебе уже начать расставаться с юношеской наивностью, брат, — собеседник заговорил слегка высокомерным тоном. — Это были мы.
— Меня атаковала Ложа?! — поразился капитан.
— Расходы на страховку тебе будут возмещены. Мы не могли допустить, чтобы Сферы попали не в те руки. Тем более, в ноги, как ты собирался сделать! Футболисты..
— Могли бы просто попросить передать их вам…
— Ложа не должна быть замешана в этом деле.
— Вы подобрали Сферы?
— Разумеется.
— Фууух. Ладно. Значит, все так и было задумано? И что же дальше? Вы обещали объяснить, после задания…
— Опять твоя наивность, брат? Впрочем, Совет определил, что ты имеешь право знать. Ты, а не твой начальник и воспитатель.. Ты же сразу побежишь к нему с отчетом, не так ли?
По спине СКОМа пробежали мурашки. Эти теневые игры, как оказалось, ведутся в открытую.. Было малость обидно, он-то полагал себя непревзойденным тайным агентом. Тем временем, Бартоломью пригласил его проследовать за ним. Они спустились на турболифте в какой-то зал, где на центральном постаменте была установлена одна из Сфер Стражей. Брат Бартоломью, словно священнодействуя, осторожно взял Сферу в руки и поднес к предмету, напоминающему неглубокий широкий кубок, наполненному темной, на вид густой, как деготь, жидкостью.
— Стражи были могущественной и мудрой цивилизацией много, очень много времени назад. Их артефакты таят в себе много тайн и загадок.. Как и могущества и силы. Далеко не все их технологии раскрыты, как далеко не все ясно об их истории и культуре, а также религии — кроме того, что они уже тогда общались напрямую с Силами. Но о Сферах нам кое-что известно.. Первую информацию добыл наш Отец-Основатель, сэр Сент-Клер, нашедший первые обелиски на Сол 3-б. Его дальний потомок и наш современник, инженер Рэм Та продолжил дело Основателя.. Однако все, чего мы пока что достигли — это смогли понять, как эту Сферу открыть.
— И. Что там внутри?
— То, что ты видишь в этом сосуде.
— Хмм.. Отработанное машинное масло?
— Глумиться над непознанным — распространенная реакция, брат. Наука людей пока бессильна определить, что это такое и откуда оно взялось. Жидкий вакуум.. Холодная кварк-глюонная плазма.. Конденсат Бозе-Эйнштейна.. Называй, как хочешь. Одно несомненно — такое создать нам еще не под силу.
— И.. Что с этим делать?
— Играть в футбол! Я иронизирую.. Но, по сути, пока ничего лучшего, кроме как забивать гвозди микроскопом. Пока не поймем его сути. Этот сосуд вмещает энергию, равную своей массе — чем не аннигиляционная бомба? К счастью, мы не умеем ее оттуда извлекать. Эта жидкость квантово спутана — будучи разделена на любое расстояние, она в точности повторяет все свои части и форму. Она не смачивает ничего погруженного — лишь принимает форму погружаемого предмета.
— Интересно.. Прямо как в приюте на уроках физики.. А вот Дина говорила, что она смогла бы создать с помощью Сферы черную дыру — коллапсар..
— Вот поэтому Ложа и укрыла Сферы у себя. Мой тебе совет, брат — если не хочешь поглядеть, как выглядит горизонт событий изнутри — держись от этой Дины подальше. И.. Тебе ведь нет нужды напоминать про «Атропос».

Расставшись с @CKOMом, брат Бартоломью выключил холо-проектор с голограммой Чаши Хаоса, убрал муляж Сферы в сейф и поднялся на особом турболифте в гардеробную. Скинув церемониальную робу и полнившую его фигуру скорлупу экспериментального защитного комбинезона «Арес», он убрал их в боевое отделение, где также были аккуратно развешаны и другие боевые комбинезоны, а также лучшие образцы стрелкового оружия. После этого он быстро переоделся в строгий деловой костюм (тем не менее, имеющий несколько облегченный, но все равно весьма эффективный персональный щитогенератор, а также полезные примочки из лабораторий «Пайонира» под кодовыми названиями «цифровой сторож», «глаз агента» и «занавес тишины») и проследовал по коридору в зал заседаний. Его уже ждали: делегации Эдмунда Мэйхона, «Сириуса», оружейников «Такады», «Мантикоры» и «Кармы», представители верфей «Фэлкон Де Лейси» и «Лэкон Спейсуэйс», банкиры из Заонсе и совет директоров самого «Пайонира» уже успели сделать по докладу по итогам прошедшего 3307-го года.
— А сейчас, — взял слово модератор финансового саммита, суховатый, в нарочито потертых джинсах и небрежно сидящем не по размеру пиджаке, в неизменном пенсне @Алексей Соловьев, эксцентричный и словоохотливый миллиардер и владелец крупнейшего в обитаемом Пузыре флота кораблей-носителей, — переходим к завершающей на сегодня сессии вопросов и ответов. Поприветствуем исполнительного финансового директора «Пайонир Супплайс», который ответит на ваши вопросы. Фрол Михайлович, Вам слово!
— Пожалуйста, господа, — ответил брат Бартоломью, которого в этой тусовке банкиров знали под именем @frolik.
— Скажите, правда ли, что текущая турбулентность на рынке шахтерских облигаций вызвана действиями «Пайонира»? — прозвучало из зала.
— Турбулентность вызвана повышенным спросом на металл-содержащую руду в ряде развивающихся систем.
— Но Вы же не станете отрицать, что основной рынок добычи и перепродажи сегодня контролирует «Пайонир»? — продолжали сыпаться вопросы.
— Отрицать не стану. Подтверждать, как Вы понимаете, тоже. Сектор рынка находится в ведении частных лиц, корпорации не занимаются этими сделками.
— Насколько верны слухи, что некто капитан @Fallout(EG) действует в интересах «Пайонир Супплайс»?
— Упомянутый Вами капитан действует сугубо в своих, какие бы они ни были, интересах.
— И Вы возьмете на себя смелость утверждать, что «Пайонир» не имеет к этой беспрецедентной кампании по перепродаже облигаций никакого отношения?
— «Пайонир» имеет отношение много к чему. Большая часть стрелкового вооружения и космоснаряжения реализуется через сети холдинга — вы же не станете обвинять нас в том, что мы стоим за миллионами конфликтов и рейдов по всей Галактике?
— И все-таки, Фрол Михайлович.. Речь идет о миллиардах кредов в стандартные сутки! Десятках миллиардов, которые расходятся по частным рукам! Галактика не видела подобной активности уже много лет.
— В Галактике трудно плюнуть мимо урны, чтобы на этом не заработать миллиард. (Соловьев нервно заерзал в кресле). Ничего необычного тут не вижу.
— Скажите, куда идут эти средства? Известно, что верфи «Брюэр» завалены заказами на флотонесущие крейсеры… Вы финансируете войну против Консорциума Паладинов?
— Не мы, а Союз EG Union.
— Но.. С вашей помощью? Ведь Вы также являетесь членом этого Союза?
— Так вы про меня лично спрашиваете или про корпорацию «Пайонир»? Господа, прошу меня извинить, давайте закругляться…

Перед самым трапом оранжево-красной, как огонь, «Саламандры» Дейл обернулся.
— Мисс.. Можно Вас на минуточку?
Незнакомка с каре, оказавшаяся словно по случайности рядом, с готовностью приняла приглашение и взбежала по трапу в тамбур. Освободившись от шлема, ее каре оказало игриво взлохмачено (Хьюстон успел заметить пару быстрых, как молния, взмахов рукой), а смуглое лицо южанки лучилось от обворожительной улыбки.
— Конечно, Ваше величество! Могу я..
— Не знаю, на кого вы работаете и какую преследуете цель, — резко оборвал ее капитан. — Но запомните — со мной лучше не заниматься этими играми. Поверьте, леди, я и моя репутация — немного разные вещи… и я прекрасно отдаю себе отчет, что моя пусть и выдающаяся в некотором плане внешность обычно не привлекает повышенного внимания прекрасного пола, тем более столь прекрасного, как я вижу в вашем лице. Поэтому придумайте что-то другое.. А сейчас ступайте к вашему командиру и передайте ему от меня вот этот пакет. Да, да, к флит-коммандеру @Igli! Я узнал вас — Вы Теган Родригес. Пригласил бы потанцевать, но сами видите — палубы здесь недостаточно высокие для ваших высоких ножек… А сейчас извините, надо лететь где-нибудь перекусить и продолжить операцию.
Теган с хмурым видом осталась на планете, наблюдая взлет и сумашедший разгон «Саламандры», за мгновения ока ушедшую в точку, которая вскоре растворилась в хлопке гипервейка.

Прилетев пообедать на столичную станцию, Дейл первым делом проверил почтовую ячейку до востребования. Увы, она была пуста, если не считать увесистой кипы счетов за мегаватт-часы), присланных с носителя @Tchernobog (призматик «Императора» был довольно прожорливым — порой во время подзарядки приглушалось освещение и слышалось урчание подключаемого аварийного генератора, а флиткомовский флагман занимал самую удобную орбиту для подскока, которые тут же отправились ~~в урну~~ терминал оплаты. От Дины так и не было ни единой весточки с того памятного доклада Моралесу о ~~проваленной~~ успешной новогодней операции.
Пребывая в задумчивости, Хьюстон прошел в зал прилетов и первое, что попалось ему на глаза, был капитан @CKOM собственной персоной, беседовавший с каким-то лысым (даже по сравнению с самим Сержем) мужчиной на тему, судя по услышанным обрывкам фраз, потенциальной пользы ношения шапочек из фольги. Завидев Дейла, СКОМ прервал разговор и, осемкнув, повел адмирала-короля в бар.

— Как хорошо, что я тебя повстречал, дружище, — доверительно произнес он. — У меня тут появились кое-какие мысли, которые надо бы обсудить.
— На тему? — вопросил Хьюстон.
— Черного Стрелка.
— Ты же не собираешься обсуждать все это тут? Здесь достаточно людно…
— Ну конечно, я все понимаю. Может, заглянешь ко мне вечерком на «Скоморох»?
— Давай. Только я пока с крепкими завязал, — предупредил Дейл.
— Понял. Значит, пьем кунггский эль?
— Ну не воду же Шинрарты…
Договорившись на тему вечерних посиделок и проглотив содержимое касалетки, Дейл направился к турболифтам. Проходя зал ожидания, он вдруг встал как вкопанный и обернулся. Что ж, он явно недооценил её прыти.
— Мисс.. Эрнандес! Не вас ли я там вижу?
— А, Ваше величество! Приятно, что заметили. А я как раз ожидаю вас!
— Чем обязан столь повышенному вниманию? — сдался Дейл.
— Тем, что вы узнаете на борту «Саламандры». У вас такой прекрасный и стремительный корабль, капитан — который вы так неучтиво заставили меня наблюдать со стороны. В то время как мне следовало бы быть на борту! Ведь это же мое альтер эго. Я, как саламандра — рождена в огне, чтобы жить в огне, чтобы двигаться в огне и чтобы огонь не жег меня, а напротив — чтобы я зажигала пламя там, где его еще нет… Кроме того, — добавила Теган, взглянув на капитана своими очами с дьявольским огоньком, — у меня есть заслуживающая внимания Вашего величества информация!

Покоряясь неизбежному, Хьюстон пожал плечами и протянул руку, приглашая даму проследовать к гейту.
Первая порция информации ему очень понравилась. Попутно выяснилось, что высота второй палубы все же достаточна для длинных ножек, если их правильно расположить.
Пока правильно расположенные ножки Теган, закинутые одна на другую у кофейного столика нижней палубы «Саламандры», тщетно пытались привлечь на себя внимание капитана Хьюстона (мы уже стали опасаться, что читатели могли неправильно понять наш игривый словесный пассаж), тот не находил себе места, мечась от радиохолостанции к ~~минибару~~ нактоузу. Информация, полученная от горячей пилотессы @Igli, была горячее ее самой — даже горячее внешнего контура рамочно-сместительного двигателя «мамбы», уже летевшей на все пять гаек к «Скомороху». Дейл мгновенно оценил ситуацию — если от кого тут и можно дождаться какой-то помощи, то явно — только от @CKOMа. Он-то давно разглядел под маской простака-затейника выдающегося и активного лидера, на которого сейчас возлагалась большая надежда.
Через каких-нибудь пять часов в кают-кампании оранжевого, похожего на огромную морковку крейсера, состоялся срочный совет, в который, помимо Дейла, СКОМа и Теган, вошли такие уважаемые капитаны, как @Igli, @frolik, @Lukatarchik, Скряга и все те, до кого успело долететь краткое сообщение: «‘Скоморох’, через пять часов. Судьба Галактики в ваших руках. Код ‘Черный Стрелок’».
Первым взял слово СКОМ.
-Мы все ошибались, господа. Ошибались буквально во всем и с самого начала. Что конкретно имею в виду: Черный Стрелок. Кто он, что он, какое имеет к нам отношение, откуда он взялся, насколько он опасен, чем, кому…
-У нас что, появилась какая-то новая информация? — поинтересовался флитком Игли.
-Появилась. Но для начала, хотел бы поведать собравшимся ту ее часть, которая предварит ее важнейшую завершающую. Брат Бартол.. то есть, коммандер Фролик, могу я продолжать?
Тот сделал неопределенный жест, который в равной степени мог означать «конечно», или «ну если вы настаиваете», или «с какого перепугу?», или «причем тут я», или даже «ты же помнишь, что я говорил про отряд ‘Атропос’?» И СКОМ продолжил.
-Черный Стрелок, дамы и господа, это не человек и не робот.. и даже не таргоид. Не думаю, что тут можно подобрать какое-то осмысленное или научное понятие. Это.. *баг*. Ошибка. Грех. Зло. Квинтэссенция зла, если угодно. Ошибка, попавшая в наш мир, в нашу Вселенную по ошибке и стремящееся сделать весь его — одной большой Ошибкой.
Не буду подробно останавливаться на том, что остановить Черного Стрелка — задача наипервейшей важности. Это не что-то, от чего можно просто отмахнуться.. Это очевидно. Это он привнес разлад в наш славный Союз, это он стравил нас с паладинами и доброй половиной других минорок, это он — причина большей части наших бед. Не буду и углубляться в детали того, откуда все это нам стало известно — замечу лишь, что, к счастью, есть в нашей Галактике люди (и организации), которым оказалось под силу не только отследить сам феномен, но и сопоставить всю собранную за тысячелетия человеческой истории информацию, а также сделать правильные выводы.
В двух словах, откуда и как он попал к нам. Сравнительно недалеко отсюда, но все же — в десятках тысяч светолет, в нашей Галактике находится нечто.. вроде водостока. Места сбора сточных вод, куда бесследно утекает материя и информация, пространство и время, правильное и ошибочное.. я говорю об объекте Сагиттариус А, черной дыре.. Черном Стрельце.
В кают-кампании послышался удивленный шепот.
-Черный Стрелок пришел в наш мир оттуда. Он и есть — ужасная персонификация этой самой космической утробы. И то, что его оттуда вызвало к нам, имеет в нашем мире вполне осязаемую.. ну как осязаемую, описательную, скажем так, форму. Вот, дамы и господа, взгляните.
И СКОМ поставил на стол перед всеми небольшой прозрачный пузырек с черной, смолистой на вид жидкостью. Фролик в ужасе отпрянул, не веря своим глазам.
-Откуда?? Все Сферы Стражей находятся у нас и учтены.
-Кроме той, которую раздобыли некие сектанты, поклоняющиеся Черному Стрелку, двадцать восемь лет назад. Которую они вскрыли и отправили часть содержимого за горизонт событий. А другая ее часть, квантово спутанная с первой, да и со всеми остальными.. в некотором количестве перед вами.
-Где ты ее взял? — не унимался Фролик.
-Хм.. Дейл, извини.. на «Волатике».

В полнейшем, до глубины души всех захватившем изумлении, СКОМ поведал свою историю.
-Мой отец был, как и я, звездным капитаном. Ему не повезло: именно ему досталось выполнять тот самый злополучный рейс, когда сектантам удалось помочь Черному Стрелку вернуться в наш мир; его это впоследствии и погубило.. Более того, именно на его корабле это семя зла приблизилось к обитаемому Пузырю. К счастью, именно приблизилось, а не проникло: эта жидкость, назовем ее для краткости Аква Фати, «роковая вода», квантовый конденсат, начинка древнего артефакта Стражей — была им вылита на четвертой планете системы Блу Эвк Дх-Д 42-2.. да, той самой, которую наш дорогой его величество Дейл Первый переименовал в Новый Эхекатль.
Спросите, откуда мне все это известно? Мне удалось раздобыть и просканировать один из бортовых самописцев отцовского корабля, пантер-клиппера «Милагросы», среди добра покойного дона Батоняна, пирата, уничтожившего «Милагросу». Зря что ли на церемонию прощания с Эсмеральдой к @Igli ходил.. (Игли как-то недобро покосился на рассказчика).
Так вот, Черному Стрелку нужен был помощник, своего рода вместилище его адского квантового тела и разума, и такового пришлось дожидаться еще семнадцать лет во льдах пустынной и далекой планеты. И им стала.. Антуанетта Шинрартская, фрейлина принцессы Айслинг, которая оказалась в тех краях, как и папаша СГОК, на обратном пути от Сагиттариуса, куда принцесса соизволила однажды отправиться в путешествие. Они, Антуанетта и Стрелок, вступили в связь.. Разузнать это было уже гораздо сложнее, но оказалось вполне по силам: я притворился сильно опьяневшим на том памятном приеме у Дейла, и немного пофлиртовал с герцогиней. Она-то мне и проговорилась сама, что уже бывала на той планете, империум для которой вручила нашему Хьюстону незадолго до — ну а о том, что она встречается с крайне подозрительными личностями в притонах Эурибии, включая некого человека Без Лица, мне стало известно из других источников. Испугавшись, что проболталась, она пробовала от меня избавиться — но, как видите, не получилось!
«А он не так прост!» — подумал про себя Хьюстон.
-Что было нужно Черному Стрелку? Ему нужны были власть и влияние, а что в нашем мире обладает больше властью, чем деньги. с его точки зрения, конечно же. Найти магната-мультимиллиардера было нетрудно — Стрелок устроил рандеву с @Алексей Соловьев, и вот — «аква фати» с помощью незамысловатого фокуса и ничего не подозревающего @Lukatarchik а проникает из стакана с чиппчем на голопланшет Соловьева, а затем — и в бортовой компьютер одного из его флотоносцев. Там он стал 0хJabba, великим и ужасным разумом, подчинившим себе финансовые потоки и все, что было связано с ними: оружие, деньги, власть и тайное влияние.
Но, ничто в этом мире не остается без последствий, и для исправления Ошибки в наш мир была отправлена.. Сила. Полный антагонист Стрелка: если он — Ошибка, то она — Мысль, Сентенция. И ей для своей миссии также требовалось вместилище тела и разума, но не так, как Стрелку; да и пришла она не из черной дыры, а.. из Воронки Пространства-Времени, распростертой над Террой в районе так называемого Бермудского Треугольника. Судьбе, а точнее — Великим Четырем, а еще точнее — Создателю, было угодно поместить ее в тело ближайшего к нашим событиям человека, спутанного с ними не хуже квантов — в тело Дины Энн Мосс, родной племянницы Антуанетты и ее будущей воспитанницы. Ее история, я думаю, вам известна..
Игли, я понимаю, ты удивишься, но прими к сведению — Дина твоя дочь от Агнессы Дюваль (Игли сидел с выпученными глазами, не в силах выдавить ни звука). И Стрелок забеспокоился, почувствовав угрозу. Дина до поры до времени была надежно укрыта, и он стал искать способы выйти на нее как можно скорее. Игли, как ее отец, выглядел самой подходящей для этого кандидатурой: поэтому случилось так, что наш достойный коммандер оказался несчастливым обладателем палладиевого зуба, вытащенного изо рта самого дона Батоняна. Как и «аквы фати», образовавшей с зубом незаметную для взгляда амальгаму…
Во время перегонки самогона Игли использовал палладиевый зуб в качестве катализатора процесса, что его и подвело: отныне бедняга попал под частичный ментальный контроль Стрелка, нося повсюду с собой флакончик со смесью «аква фати»и самогона. А Стрелок с тех пор неуклонно приближался к цели — узнать облик Динамос и попробовать ее уничтожить. Их рандеву случилось на «Волатике» во время того самого приема, который собрал всех запутанных в этих тревожных событиях лиц. План Черного Стрелка, однако, провалился — капитан Игли вместо того, чтобы внезапно напасть на свою дочь, нахлынувшей силой воли избавился от флакончика. Правда, не совсем — он попросту зашвырнул его в систему вентиляции корабля, где он разбился.. и растекшуюся «акву фати» оттуда вы сейчас лицезреете на этом самом столе. Во время экспедиции на Кристаллиновые Шарды я тайно прибыл раньше всех и добыл ее. Счет за уборку помещения, Дейл, я тебе вышлю попозже.
СКОМ оглядел присутствующих. Все внимали его рассказу, растерянно переглядываясь. Дейл задумчиво разглядывал склянку.
-Значит, это и есть — Черный Стрелок?
-Его часть, Дейл. Но несомненная.
-И.. это не опасно?
-Если ты внимательно меня слушал — опасно. Однако, как ты догадываешься, у нас есть новые вводные. Информация.. И что особенно удивительно, она ведь была всегда у нас под самым носом!
-Кто? — не понял флитком @Igli.
-Теган. Теган Эрнандес. Я думаю, твой пилот, Игли, лучше меня расскажет дальнейшее.. как и то, благодаря кому еще тогда, на «Волатике», не случилось непоправимое — если, конечно, ей позволит скромность…

Теган стояла напротив обелиска. Под ее ладонью голубое мерцание, казалось, источало какую-то музыку.. «кай итан, кай ипархей, кай эрхетай.. гиати аутос эйнай, о скопос Динамос».. музыку заглушал скрежет голоса Jabba: “Дейл Хьюстон. Его тело.. доставь мне его».. Скрежет пропал, его заглушил мелодичный голос сестры: «Он хороший. Неуклюжий, но хороший. Доверься ему.. он справится!».. Она кивнула сэру Роберту: «Ты понял что нужно делать? Луна должна быть закрыта». Тот кивнул сквозь калейдоскоп времен, словно тысячи сэров Робертов.. или это был Хан? Или Рэм Та? Снова голос Дины.. или Ситы. «Все готово.»

-Капитан Хьюстон, — произнесла Теган. -Jabba, считая, что полностью контролирует меня, выдал мне задание — Вас. Ваше тело, ему нужно было Ваше тело, чтобы одержать верх на Динамос — ведь Дина любит вас и между вами есть незримая связь — которая сыграла бы ему на руку, лишь только «аква фати» проникла бы внутрь. Он ошибался. Он и не мог не ошибаться — он сам Ошибка, одна большая и не осознающая этого Ошибка.
Он думал, что победил. Он знал, что Силы приходят в этот мир не по-одиночке: ибо подобное случалось и раньше в истории, и не только лишь человечества! Их настоящие имена — а это не человеческие имена, это нечто большее! — Вера, Надежда, Любовь. Одну он вычислил сразу — как и все мы прекрасно знаем, это Дина. Вторую и третью — он искал в мужском обличье, так как чаще всего в истории именно так и случалось. Он сделал правильные выводы, кроме одно — крайнего. Он решил, что это.. капитаны Игли и Дейл Хьюстон.
У флиткома отпала челюсть. Всем видом он показывал: «Я. » Дейл сидел с крайне отсутствующим видом, бессмысленно буравя взглядом «акву фати».
-Первый — биологический отец Дины, второй — ее возлюбленный. Все сходилось — оставалось лишь заманить всех троих в ловушку и по-одиночке разобраться с каждым — поглотить в бесконечное нутро Jabba.. Беднягу Игли, моего патрона, поймали подконтрольные Jabba агенты и попытались захватить под контроль, вживив ему мозговые импланты.. И этот его план провалился. Он решил — из-за того, что Игли его разгадал и применил какие-то сверхспобности. На самом же деле, план был обречен с самого начала: Игли не носит в себе Силы.
Что же до Дейла, то вот — я стою здесь и имею «задание» напоить его «аква фати»… чего я не сделаю, потому что вторая Сила — это, господа, я.

Перо романиста отказывается описывать последовавшую немую сцену. Перо Дейла, однако, попыталось это сделать: в общем, все застыли в шоке от услышанного. Однако, он нашел в себе силы спросить:
-И каков же наш план?
-Эта жидкость — часть Стрелка. Если ее уничтожить, уничтожим и его. Другое дело, что уничтожить ее обычным способом не получится. Даже закинуть ее обратно в утробу Черного Стрельца ничего не даст — ее остатки продолжат подпитывать нашего врага. Однако, есть другой способ. Я сама — выпью «акву фати».. тем самым, стану единой с ним.. а Дина — Дина сумеет со мной справится. И, если уйду из этого мира я — уйдет и он. Она в настоящий момент находится на орбите «Скомороха» на «Деймосе», заряженном оставшейся и единственной у нас Сферой Стражей. Она создаст коллапсар, который поглотит меня и Черного Стрелка…
Никто не успел среагировать. Дейл схватил емкость с роковой жижей, метнулся в зал к спасательным капсулам, забрался в одну из них и привел в действие активатор. Крайнее, что увидели подбежавшие и испуганные капитаны — как он сорвал с пузырька крышку и опрокинул содержимое внутрь…

«Мы умерли? Нет. Мы живы? Да. Ты ангел? Да. Ты человек? Тоже да. Что с Черным Стрелком? Его больше нет. -Как это произошло? Не расскажу, а то будешь знать слишком много, и мне придется тебя убить! Ха-ха, шучу. -Где мы? Это гиперпереход? -Это «Волатика», капитанская каюта. Твоя каюта. -Ты останешься со мной? Посмотрим. Ха-ха, шучу, ну конечно, останусь. -Как остальные? С ними все хорошо. Переживают за тебя. Тебе надо немного отдохнуть и восстановиться.. да, и спасибо, Дейл, за твое самопожертвование. Я знала, что у тебя все получится! -Я хотел быть с тобой! В том мире, откуда ты пришла! -А теперь, мы будем с тобой в том мире, которому ты принадлежишь. -Дина, тебя зовут Любовь? Нет, мое имя в Силах — Надежда. А Теган — это Вера. А кто же тогда Любовь?? Любовь — это Создатель. Это люди. Это мы с тобой. Ты и я.»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *